Сексуальный мезальянс

Страница: 1 из 2

Пусть все твердят на перебой, что мы с тобой не пара.

Подарок мой, мой... , мой случай и... !

Люди разные встречаются, эти разные люди совокупляются... Это не очередная крылатая фраза, это лейтмотив к истории человека, который не тратил раньше время на это...

Её звали Тамара. Замученная жизнью и мужем, этаким полусадистом, полуизвращенцем, с душой шакала, который был еще и полном смысле инвалид. Вела она скромное существование забитой 42 — летней женщины, по принципу работа — дом. Если можно было назвать домом двушку-хрущевку с домашним животным, вечно ждущим ее с бутылкой спиртного, мужем. Работала в швейном цехе, коллектив состоял из пятнадцати женщин и двух полупьяных грузчиков.

Однако на жизнь никому не жаловалась и лишь глаза выдавали глубокую печаль и замученность, этим светом. Простая, без особого вкуса одежда, скрывала ее женские формы. А посмотреть, в принципе было на что, особенно когда она одевала открытый, летний сарафан, который тут же, открывал взору прохожих правильной формы шею и руки, слегка полноватую грудь и чертовски соблазнительный зад. С лица как говорится воду не пить, а вот со спины она превращалась в манящую вожделенность, в сгусток похотливой притягательности. Матерные грузчики одобрительно цокали ей вслед языками: «Вот это дойка бля, вот это жопа, сука. Я б ей в натуре, засадил».

Возможно даже, она была бы не против. Но...

О сексе (на сленге ее мужа, «порево») она конечно задумывалась. «Кто тебя сегодня драл, кошка ебливая», такими словами встречал ее муж. Где бухло, бля... Ща все, гнида мне расскажешь». Каждый раз она доставала бутылку разведенного технического спирта, и подумывала о яде, посерьезней.

Так вот, о сексе Тамара конечно, задумывалась, скорее мечтала, вспомнить ей особо было нечего. Память, правильней память влагалища, о сексе с мужем, хранила только быстрый, грубый вход-выход, с тяжелым кряхтением из-за большого живота, да пассивный с ее стороны минет. Двигал членом в ее рту только он, как правило держа, ее за уши.

Был еще один мимолет на работе. Пьяненький командировочный механик, нагло взял ее сзади, предварительно порвав застиранные трусики. Это воспоминание для нее было более ярким.

А было это так. После грубоватых мужских лапаний, прошла первая растерянность, принюхалась к перегарчику и безвольно прекратила мнимое сопротивление. Её стали заводить его властные проходы, властные и глубокие проходы. На мгновение ей подумалось, это все происходит не с ней. Борьба двух тел за удовольствие продолжалась довольно долго, механик спьяну, долго не мог кончить, да и она стала движением таза отзываться на встречу («Хорошо подмахивала», — сказал бы муж, «начала его ебать» — , сказали бы грузчики). В тишине склада звонко раздавалось шлепанье его яиц о ее ляжки и чавканье влагалища. Но все хорошее, обязательно заканчивается, она легкой судорогой кончила раньше, он долгим кряканьем, чуть позже, влив как ей показалось литр спермы и завалившись уснул. С тех пор застой.

Его имя, Юрий. От роду Юре было 24 года, он окончил хороший ВУЗ, имел работу и стабильный доход. Положительный, про таких говорят, слава образованным и интеллигентным родителям. Окружение, в том числе и женский пол, обвиняли его в высокомерии, хотя скорее это было лишь попыткой прикрыть крайнюю застенчивость. По наружности, можно сказать, что он был типичный аристократ: тонкое лицо, с горбинкой нос, крупные глаза, небрежные, но изысканные манеры.

Но вот беда — балда. В юности его папа в подробности тайн женского тела, не посвятил, поскольку сам слыл в глаза жены, в этом плане ущербным, и она искала утеху на стороне, у его же друзей. Первый любовный опыт, окончился для Юрия неудачей и бац — психотравма. Пожалуйте в ютюбные мастурбаторы.

Вообще-то, его неизбалованное воображение, рисовало сексуальные подвиги. Клитор и анус были для него божествами. Он неоднократно представлял, как неистово терзает их ртом: накрывает губами, а потом кинжалит, жалит языком. Женские груди, эти райские яблоки, были также для него объектом обожания. Он часто мастурбировал, представляя это. Но вот чудеса, на пике акта ананизма, перед тем как кончить или для того, чтобы кончить, его измотанное воображение выдавало, что в его зад бесцеремонно вторгается, мужской член, обладателя которого он не представлял (может это институтский профессор, может дворник — туманным облаком в его сознании вились сладкие, стыдливые мысли). Или же два мужика жалят его в рот и в зад, а он как безвольная шлюха, просит их не останавливаться, смирившись с тем, что позволил им сделать с собой все. Вот таким противоречивым (как и многие в этой жизни) был Юрий. Рыцарь с женским началом и мужским концом.

В порывах беспредельной мастурбации, он представлял, что ебет всех и вся. Т. Е. маму, свою двоюродную сестру, родную сестру мамы с большими обвисшими грудями, одноклассниц, сокурсниц., всяких разных прохожих, части тела (жопы, титьки, рты) которых успел запомнить.

Вот такой, ералаш, в попытках удовлетворить себя ж.

Встретились они, как это бывает в жизни, абсолютно случайно. Лил дождь, оба, чтобы укрыться пришли к навесу старой остановки. Она с сумками, он с портфелем. Она не успел добежать до станции метро, он не успел дойти до пустующей бабушкиной квартиры.

— Здрасте, — растерянно сказал Юра, — хорошее укрытие?

— Да уж! Хоть такое. — ответила, уже изрядно промокшая Тамара.

— Вы вся мокрая, далеко идти до дома? — поддержал разговор Юрий

— Мне до метро, — ответила Тамара.

Юра не отрывал от нее взгляда. Тамара как раз была в том самом открытом сарафане, который подчеркивал ее стан, а сейчас сырой, как в шоу — «Мокрые майки», выгодно очертил ее аппетитную грудь и шикарный зад. Её взгляд задержался на его джинсах в области паха. Он поймал, нет, даже ощутил жар, энергетику этого взгляда. У нее в глазах заблестели подозрительные огоньки.

Боже, неужели, неужели все случится, с надеждой подумал Юра.

— Меня Юрий зовут, а как ваше имя? — нарушил молчание Юра.

— Я, Тамара — сказала, она.

Внезапно они понравились друг дружке — неуклюже и безнадежно.

— Тамара. Я тут недалеко живу. Вернее это квартира бабушки. Вы промокли, сильно. Нужно обсохнуть. Пойдемте, попьем чаю? — волнуясь и покраснев сказал Юра.

— Пойдемте, — просто, тихо и очень уверенно согласилась Тамара.

До квартиры добрались минут за десять. Он нес ее сумки, она его портфель. Бежали, о чем-то переговариваясь, вроде как легко и непринужденно.

Когда вошли в квартиру, он, дав первый попавшийся под руку в шкафу халат, отправил ее в ванную.

В этот момент, им руководила, исключительно похоть, он ринулся следом. Дверь Тамара не закрыла, когда он ворвался, она стояла в лифчике и трусах. Она машинально закрыла грудь и лицо руками. Юра решительно не обратил на это внимание и сорвал с нее застиранные трусы. Тамара ойкнула, глубоко задышала. Взору Юры предстал иссиня-черный кустарник закрывающий лобок и красивые полове губы. Вот это «пизда», поурчим подумал он.

Теперь Тамара смутилась под его взглядом на волосатенький лобок и глупенько так сказала: «Не для кого было брить». Но он ее уже не слышал. Да и дальше все происходило молча.

Юра сделав пару болючих, крепких поцелуев в губы, мокрыми поцелуями по шее спустился до грудей. Не терпящим возражения жестом, он сорвал с нее лифчик. Темно-коричневые соски, симпатичных с хороший грейпфрукт грудей, окончательно помутили его рассудок.

«Это то о чем, я так долго мечтал. Мечты сбываются. «Газпром»! Боже, что я несу», как в бреду думал, Юра. «Вот это дойки. Как вкусно пахнут», не унималось его сознание.

«Только не останавливайся, мой хороший незнайка, несмышленыш, нне... , тьфу, незнакомец. Юра, Юрочка, Юрок. Ой, как больно сосок куснул... Юрок-шнурок», такая бессмыслица крутилась в ее голове.

Вдоволь помяв, полизав, покусав груди, утолив, так сказать инстинкт младенца, он языком съехал вниз ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх