Выбор партнера

Страница: 5 из 7

напряженный день, вызвали в Алине чувство восхищения от их с Громовым исполнения. Она пожалела, что Поляков и Дима не видели этот танец, настолько все получалось. Закончили танцевать.

— Я ставлю нам высшую оценку, — улыбаясь, заявил Громов.

— Вам нравиться быть судьей? — спросила Алина. Сергей стоял совсем рядом, не выпуская ее талию. Танец словно продолжался.

— Мне нравиться власть, — серьезно ответил судья, и обнял ее крепче. Девушка попробовала вежливо отстраниться. Громов начал позволять, по ее мнению, лишнее.

— Завтра ты можешь выиграть, — сказал Громов, глядя ей в глаза. Они горели интересом и желанием. Алина знала этот взгляд. Так смотрят мужчины, когда хотят. И уход гостей стал ей понятен. Ее пригласили не только в качестве партнерши по танцам.

— Я это узнаю завтра, — жестко ответила она. Алина твердо решила, что судья своего не получит, несмотря ни на какие намеки о победе. Она уперлась в него руками, жестом предлагая себя отпустить. Сергей и не думал ослаблять хватку.

— Отпустите, — попросила она. — Я НЕ ЛЯГУ с Вами в постель!

— Завтрашняя победа начинается сегодня, — сказал Громов. Он резко впился ртом в ее губы, девушка почувствовала вторжение его языка. «Что ж, к этому шло», — подумала Алина. Она оттолкнула его и попыталась броситься к двери, но судья загородил ее спиной. Злость охватила Алину. Громов двинулся на нее, и она развернулась в поисках выхода. Затем увидела окно, запрыгнула на него. Открыла окно. Внизу, с высоты десятого этажа распростерся ночной город. Городу до Алины сейчас не было никакого дела.

— Я прыгну, если Вы меня тронете, — решительно пригрозила танцовщица.

— Твоя мама этого не одобрит, — нагло заявил Громов. Он был настроен на секс, и не собирался отступать от своего. Алина почувствовала себя в ловушке. — Спускайся. Если ты выпрыгнешь, то никогда не сможешь танцевать, — продолжил судья. — Все девки-танцовщицы мечтают о том, чтобы переспать со мной!

— Я — не все! — отрезала Алина. Она подумала о маме. Прыгать расхотелось.

— Да, ты не все, — возбужденным голосом произнес Громов. — Ты слишком хорошо танцуешь. Наверно поэтому я сейчас стою у твоих ног.

Судья подошел совсем близко к окну. Резким движением он схватил девушку за ноги, и, забросив себе через плечо, потащил к огромному дивану. Все случилось за считанные секунды.

Он опрокинул ее на диван лицом вниз и навалился сзади.

— Ди-и-ма-а!... — позвала на помощь Алина, но Громов сильно рукой заткнул ей рот. Крик заглушился. Алина вдруг вспомнила его слова о жертвах. Сейчас жертвой становилась она. Сзади задралось ее платье, и та же крепкая рука разорвала ткань на трусиках. Надвигающееся изнасилование приблизило девушку к истерике.

Она мычала, прося ее отпустить, била руками об диван, но тело сверху не давало ей возможности подняться. Услышала звук расстегиваемых брюк. Ноги оказались раздвинуты, она лежала на животе, когда ощутила, как нечто твердое уперлось в ее промежность. Ей оставалось лишь заплакать от бессилия. Зачем она сюда пришла? Постеснялась отказать мужчине, от которого зависел результат этого чертового конкурса? Результат этой ночи ей был уже ясен.

Громов надавливал членом во влагалище. Было сухо, больно, и она ногтями пальцев царапала кожу дивана. Его член вползал в нее медленно, сантиметр за сантиметром — она словно считала их. Оказавшись там весь, начал проводить толчки. Громов стонал с каждым из них. Она не видела его лица, уткнувшись в диван, но слышала его вздохи и возгласы.

— Хорошо... да, девочка, как приятно... шире ноги...

Мужчина по-прежнему закрывал ей рот, другую руку запустил ей под низ живота, нащупал промежность и надавил на клитор. Алина тихо стонала. Толчки уже не вызывали боли, член входил свободно, придав движениям Громова резкость и быстроту. Унижение от изнасилования вызывали у девушки слезы. Он раскрыл ей рот, освобожденной рукой приспустил платье сверху и начал лапать ее грудь. Затем принялся мять ее попку. Судья был заведен. Громов явно хотел получить из близости с ней максимум наслаждения. Она попробовала снова позвать Диму. Крик из-за давления сверху был приглушенным.

— Ори, он тебя не услышит, — сиплым от возбуждения голосом отметил Громов. «Не услышит, или не хочет слышать?», — отчаянно подумала девушка. Громов достал ремень брюк и достаточно ловко связал ей руки за спиной. Затем перевернул Алину на спину, раздвинул шире ее стройные ноги. Снова вошел. Он методично, с ненасытностью, долбил ее сверху, сопел ей в лицо. Алина поймала его полный похоти взгляд и отчаянно плюнула ему в глаза. Судья остановился и со злости ударил ее по щеке. Лицо вспыхнуло от боли. Она решила больше не плакать — назло этому подонку. Громов закинул ее ноги на плечи и продолжил насиловать. Время принадлежало ему. Равно как и ее тело. Девушка молила, чтобы все поскорее закончилось.

Наконец, Громов вытащил член и приблизил его к лицу лежащей связанной танцовщицы. Ему нужно было эффектное завершение. Алина уже знала, что сейчас будет. Член оказался у нее на губах. Она поморщилась.

— Возьми в рот, я сказал, — приказал Громов. Она стиснула зубы. Тогда он силой сдавил ей челюсти, и ее ротик приоткрылся. Член прополз по губам и, заставляя Алину задыхаться, протиснулся к горлу. Завершение принудительным минетом окончательно сломало девушку. Руки мужчины крепко держали ее за голову, и она не могла воспрепятствовать оральному насилию. Судья начал медленные толчки... Ощущения у Алины были отвратительные. Ее рот, казалось, порвется. Ее психика была натянута, как струна, готовая вот-вот лопнуть.

Она постаралась абстрагироваться от происходящего, отпустив сознание. Представила себя танцующей на огромной сцене. Алина мысленно исполняла свою любимую одиночную партию, разученную еще с детства. В голове звучала легкая мелодия. Воображаемые движения вызывали чувство восторга. Девушка начала расслабляться. Она перестала замечать происходящее с ней надругательство... Вдруг почувствовала, как слизкая струя втекла ей в горло. Громко закашлялась. Воображение тут же прекратилось, уступив место реальности. Реальности, в которой ее, Алину, растоптали.

... Она по-прежнему лежала связанная, а Громов не торопился ее отпускать. Она отплевывала сперму прямо на диван, он засунул член в брюки, и, наполнив бокал шампанским, молча пил. Алина ничего не говорила ему, ненависть и отвращение к этому человеку бушевали у нее в душе. Никто и никогда не брал ее вот так, силой.

Громов же верил, будто ему позволено все.

Судья налил еще один бокал с шампанским, подошел к ней, присел рядом.

— Пей, — предложил он. — Тебе пригодится выпить.

Она отвернулась, и тогда он силой влил ей напиток в горло. Заставил проглотить.

— Развяжи меня, — произнесла она. Мужчина вместо этого лег рядом, обнял ее. Поцеловал в шейку, затем в грудь. Его рука ласкала ее попку и влагалище. Девушка ощутила напрягшийся член. Громов снова развернул ее на живот, задрав платье до самой ее головы. Она лежала перед ним голая и вызывала дикое желание своей доступностью. Мужчина был нацелен продолжать. Он наклонился и плюнул ей прямо в анус. Слюна растеклась по дырочке. Алина не выдержала и зарыдала.

Он заткнул ей рот полотенцем, и плач перешел в тихое скуление. Ее попка сжалась, когда твердый конец уперся в анальное отверстие девушки. Она заболтала ногами, пытаясь сбросить его сверху, но бесполезно. Плавно надавливая, член Громова вошел в попку.

— Последний танец, — цинично объявил он и начал проводить короткие, но быстрые толчки. Алине показалось, что ее разрывают надвое. Она едва не прокусила полотенце, настолько было больно. У нее никогда не было анального секса. Она вскрикивала от каждой фрикции, но кляп заглушал крик. Громов обхватил Алину за бедра и грубо пользовался женским телом. Стоны подтверждали удовольствие, которое получал мужчина. Девушка билась головой об стенку дивана от каждого толчка и уже хрипела вместо крика....  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх