Край, бейби!

Страница: 1 из 2

Каждое утро я просыпаюсь, умываюсь, чищу зубы, пью кофе и мою один из своих фалоиммитаторов. Так уж повелось, что без хорошенького оргазма я заснуть не могу. Я уже пробовала много раз, заставляла себя спать, напивалась, закидывалась снотворным и даже пыталась душить себя, но все тщетно. И поэтому я каждое утро мою свой очередной силиконовый член. Вот и сегодня. Доброе утро!

Нужно выглядеть идеально. У меня сегодня свидание с любимым. Я исполняю свой пошагово распланированный ежедневный ритуал. Помыть голову, сделать укладку, тональная основа, пудра, потом карандаш для бровей — сделать идеальные заигрывающие дуги, черный карандаш для глаз, подводка, тени, завершающий взмах тушью, потом пудра — выделить мои арийские скулы, в конце итоговый мазок блеском, и «ваши губы будут самыми привлекательными». Только красные обдолбанные глаза никак не исправишь. Черт, придется одевать очки...

Идем дальше. Нахожу самые неприличные чулки в сеточку, медленно натягиваю их на своих сексуальные ножки, сидя на мягком стуле перед зеркалом. Кстати, именно для этой цели он здесь и стоит — прямо перед зеркалом, и ничего рядом. Очень люблю смотреть, как я одеваюсь. Нащупываю рукой лифчик, зеленый, с черной сеточкой, медленно прикладываю его к груди, застегиваю. Рассматриваюсь. Да, груди, конечно, у меня не большые, но, боги, как же они сексуальны! Рукой провожу по ним, поочередно сжимая то правый, то левый сосок. Они, мои розовенькие, сразу же твердеют. Левой рукой нежно царапаю низ живота. Да, это самое привлекательное тело. Я хочу его. Хочу неистово и постоянно. Оно сниться мне ночами, я трахаю его, даже когда сплю с другим мужчиной. Рука опускается еще чуть ниже, к моим милым горячим губкам. И резко шлепает меня по заднице. Ух, какая шаловливая ручка! Правда, ведь нужно собираться.

Что у нас дальше по плану? Ах да, белье... К черту трусики, я ведь иду к своему парню. Сегодня я в образе развратной леди, женщины-вамп, ну, или как там еще этих шлюх называют. Ему такие нравятся, я знаю. Значит, беру свое маленькое черное платье. Оно немного просвечивается, сзади — вырез до поясницы. Симпатично. Опять этот маленький ублюдок Сэм из соседней квартиры будет пялиться на меня через окно и неистово дрочить. Что ж, мне не жалко, пусть мальчик развлекается.

Надеваю черные ботфорты, беру сумочку, последняя улыбочка себе в зеркало и все, на выход. Кстати, никаких дезодорантов и духов — он должен чувствовать настоящий запах моего тела. Да, деточка, ты великолепна. Выхожу из подъезда, оглядываюсь на окна на 2-ом этаже. Вот он, тот, чей похотливый взгляд я ожидала встретить. Малыш Сэм смотрит на меня из-за занавески. Я замечаю, как она немного шевелится. Держится за нее свободной рукой, шкодник. Улыбаюсь, открываю дверцы своего красного Кадиллака, наклоняюсь, хорошенько тянусь до пассажирского сиденья, прогибаюсь ровно на столько, чтобы порадовать малыша видом моей идеально выбритой пизды. Отсчитываю 15 секунд, поднимаюсь и снова оглядываюсь. Да, это именно то, что я хотела увидеть — поднятый вспотевший подбородок, закатанные глаза, язык, облизывающий пересохшие губы, — малыш Сэм весь трясется от наступающего оргазма и вместе с ним трясутся занавески. Он кончает и в этот же момент занавески падают. Бедный мальчик, перестарался. Улыбаюсь ему, посылаю воздушный поцелуй его растерянному и перепуганному лицу и уезжаю.

Да, мой любимый, я уже еду к тебе.

Как и было договорено, приезжаю в «Край, Бейби», где у нас забронирован столик на двоих. В руках у меня — книга «120 дней Содома» де Сада — опознавательный знак. Сажусь за наш столик ровно в половину седьмого. Я всегда приезжаю раньше назначенного времени: за те несколько секунд, когда он меня замечает и подходит ко мне, я узнаю его. Узнаю от границы его ауры и до самой глубокой травмы девства.

Заказываю, как всегда, джин-тоник, жду.

Через двадцать минут приходит он. Меня уже успело немного развести. Вижу, как официант показывает ему в мою сторону, вижу, как он ищет меня взглядом, обнаруживает. Вижу, как за несколько секунд меняются эмоции на его лице. Последняя из них — удовлетворение: я — именно то, что он так хотел увидеть, но никак не ожидал, что получит это. Подходит, улыбаясь до ушей, и абсолютно не старается скрыть свою радость. Я встаю, мой милый целует мне руки, поднимает свои горящие карие глаза: «Добрый вечер, любовь моя», — почти шепчет. Ну, здравствуй, здравствуй, мой сильный мужчинка. Натягиваю свою отрепетированную роковую улыбочку.

Дальше — опять все по накатанной. Милые разговоры, обсуждения музыки, фильмов, погоды, новостей, политики, много джин-тоника и виски, изысканная еда, ярые ласки ножкой под столом, милые поглаживания рук на столе. Придется это терпеть часа три. Блядь, а мне так хочется покурить... Ладно, я сильная девочка. Вы даже не догадываетесь, насколько я сильная девочка. Справлюсь.

Я дождалась этого момента. Пьяные влажные глаза пытаются сфокусироваться то на моих глазах, то на моих сиськах. Галстук уже немного распущен, мальчик мой постоянно смачивает губы языком. И он мне говорит: «А поехали ко мне?» Алилуя, блядь! Вот он, тот миг, ради которого устраивался этот уродский маскарад. Тут главное набраться терпения, пока ему не надоест ждать приглашения от меня. Ну что ж, зайчик мой ненаглядный, поехали. Я приготовила тебе замечательный сюрприз.

Хорошо, что тут недалеко паркинг. Я свой кадилак оставила там до завтра. Любимый не должен знать, что у меня есть машина. А он, оказывается, живет далековато. Мы едем в такси уже минут 20... С такими темпами он начнет трезветь, а мне этого совсем не надо. Беру ситуацию в свои руки, — отрываюсь от его шеи, вынимаю пальчики из расстегнутых брюк и говорю таким томным и немного виноватым голосом: «Милый, я хочу шампанского... « Несколько секунд он озадачено и немного растеряно смотрит на меня и все-таки просит у водителя остановить машину возле супермаркета. Кажется, он вернулся быстрее, чем размышлял над моем просьбой. Это даже лучше: чем быстрее мы снова начнем пить, тем больше его вставит. Открываю шампанское, зажав его между ножек, пенка проливается мне на платье, и любимый начинает меня вылизывать. Ты, конечно молодчинка, хорошо стараешься, но мне это сейчас совсем не нужно. Поэтому я, как собственно и всегда, действую активно — поднимаю его голову, ставлю шампанское между его ног, наклоняюсь, отпиваю из бутылки, но не глотаю, расстегиваю ширинку и беру в рот его твердый, средних размеров член. Обожаю слышать эти стоны удовольствия. Но я не дам вот так здесь тебе кончить. Мы как раз очень во время подъезжаем к дому.

Поднимаемся мы к нему невероятно долго. Еще, как назло, лифт не работал. Я уже начинаю немного злиться, но не выхожу из себя и веду себя как должна — громко смеюсь, спотыкаюсь, вешаюсь ему на шею, целую, облизываю, падаю, выставляя свою попку на показ, как помидоры в магазине. Отлично сработано, — мой любимый уже готов на все. Мы заваливаемся в квартиру именно так, как это показано во всех романтических-эротических-драматических фильмах — лобызая, покусывая, пожирая друг друга, лапая за все, что только можно и нельзя, пробираясь пальчиками в такие места, в которые и сам-то себе не залезешь. По крайней мере, на пьяную голову и на месте главных героев эта сцена кажется такой синематично красивой.

Быстро, незаметно оглядываю квартиру. Просто, сдержанно, но не бедно. Кажется, все мебель была куплена сразу так, как и стояла в магазине. Никакой фантазии, никакой души. Мужчины! Сразу видно, человек сдержанный и практичный, не разбирающийся в искусстве, но, судя по количеству зеркал, самовлюблен. Хотя, учитывая его внешность, ему простительно. Так, теперь нужно проверить документы. Куда бы послать своего любимого?

Ага, вот и бумажник. На безвкусной тумбочке возле очередного зеркала. Не удивлюсь, если и над кроватью у него зеркало. Думай, девочка, думай. Соображай, куда отправить этого красавчика, да так, чтобы на дольше. Ну, робин гуд, придется стрелять наугад. «Солнышко,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)
наверх