Когда любовь должна умереть

Страница: 11 из 11

видно никого — только безумный парень, который молотит кирпичную стенку, не замечая, что его костяшки в крови, на пальцах слезла кожа и повсюду ушибы. Так продолжается минут пять, когда вдруг в ушах резко повисает тишина.

Я оглядываюсь.

Головная боль прошла. На меня в ужасе смотрит здоровяк, прикрывая телом хрупкую девушку, спрятавшуюся и с таким же страхом в глазах смотрящую на меня. Две блондинки, прижавшись друг к другу, наблюдают за мной со смесью отвращения и недоумения. Даже парень, трахавшийся в машине, высунулся оттуда. Похоже, он готов в любой момент рвануть от этого больного, устроившего спектакль на всю улицу, кричащего в пустоту, устраивающего сцену ревности с несуществующим человеком.

Я оседаю на асфальт. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) Смотрю на свои руки, и не понимаю, что со мной происходит. Каким образом я смог себя накрутить до такого состояния, что злюсь на мертвого и самого любимого своего человека, без права даже обмолвиться плохим словом о ней. Что со мной произошло? В кого я превратился?

— Ты изменился. И я тебя боюсь.

Я поворачиваюсь вправо. Никого нет, хотя я готов поспорить, что это был голос Каррен. Она мне никогда этого не говорила, но сейчас я слышал её, уверен в этом.

Медленно поднимаясь на ноги, я без слов иду обратно к себе домой, ждать Катрин. Ко мне снова возвращается чувство реальности, хотя ноги подкашиваются, а сердце еще бешено стучит. Фокс — моя последняя надежда, последний человек, который, возможно, сможет меня вытащить из той бездны, куда я сам себя пинаю каждый день.
***
К приходу Катрин я накрыл стол, зажег свечи, приготовил цветы и купил бутылку дорогого вина. Мне захотелось, как в прежние времена, поухаживать за девушкой, оказать внимание и... понравиться? Да, мне хотелось ей понравиться. По-человечески, живо, с чувствами. Чтобы она увидела во мне не маркетолога и не лицо мужского пола, а хорошего парня, с которым можно поговорить по душам и заняться... любовью? Да, пожалуй, любовью. Неужели я влюбился в неё? Но мне казалось всегда наоборот. Это сложно объяснить, но на приход Катрин я возлагал действительно большие надежды.
И вот, в половину девятого раздался звонок в дверь. Она опоздала на полчаса, но это даже к лучшему. Я давно не ждал девушек, который опаздывают. Слишком давно, чтобы не обрадоваться этому небольшому промежутку времени, который прошел в томительном ожидании.

Я открыл дверь. За порогом стояла Катрин, немного растрепанная и усталая. Её взгляд не выражал ничего особенного, кроме того, что она действительно очень замоталась.

— Что с тобой? Почему ты не смог выйти на работу?

— Может, пройдем в дом для начала?

Я любезно улыбнулся, но это никак на неё не подействовало.

— Я устала, мне еще сегодня платить по счетам за квартиру. Давай не затягивать, хорошо?

Начало выходило совсем не таким, как я рассчитывал. Но не пристало мне так быстро сдаваться.

— Пройдем в комнату? Я тебя угощу, заодно расскажу, что у меня стряслось.

Фокс пожала плечами и пошла за мной. Когда мы вошли, на её лице отразилось недоумение.

— Для кого ты это все приготовил?

— Для тебя, Катрин. Я хотел провести с тобой сегодняшний вечер.

Она по-прежнему недоумевала.

— А зачем это тебе? Для чего? Я не понимаю тебя.

— Я думал, мы можем быть достаточно близки, ведь...

— Так, стоп.

Катрин подняла вверх руку, и на её лице появилась усмешка, заставившая меня вздрогнуть.

— Ты всерьез полагал, что я влюблена в тебя?

— Ну... мне показалось...

— Да брось. Я уже давно ничего такого не испытывала. На работе я ни с кем не занимаюсь сексом, потому что нужно думать о делах, и это мое правило. Да и вы все не больно меня возбуждаете. Ты — да, хорош, но тогда зеленый свет свидетельствовал лишь о том, что у меня был трехдневный недотрах. Не более того. Уж извини. А трахаюсь я в других местах. В конце концов, у меня есть своя машина. Сейчас, когда ехала к тебе, задержалась, потому что увидела двух симпатичных парней на остановке. Ну, я вышла, нажала, у них конечно зеленый свет, они в машине меня и удовлетворили оба, один в рот, другой куда надо. Я их поблагодарила и вот поехала узнать, когда главный маркетолог снова сможет выйти на работу.

И она вдруг расхохоталась.

— Вот дела! А ты, значит, влюбился? Серьезно? Главный трахальщик нашей корпорации способен на чувства? Это забавно, очень даже...

Она внимательно смотрела на меня, а я даже не смог ничего сказать. В меня плюнули, унизили и растерли в порошок всего лишь парой фраз.

— Ты расстроился? Эй, да не дуйся на меня. Я, в конце концов, твой босс. Глупо полагать, что я такая сердобольная, не правда ли? Ты забавный парень, и ты мне нравишься, но о чувствах речи и быть не может... кстати, а ты очень болен?

Я махнул рукой.

— Так. Пройдет. Ничего серьезного.

«Психоз. Галлюцинации. Ничего серьезного. Превосходный лжец».

— Ну, тогда я хотела бы кое-что проверить.

Фокс наклонилась, взяла меня за руку и нажала на кнопку. Датчик надолго загорелся синим светом. Катрин внимательно следила, когда изменится цвет сигнала. А я не знал, что мне делать. Любовь завяла, не успев расцвести, секса мне уже было предостаточно.

Но, наверное, отыметь Катрин мне все же хотелось, потому что минуты через полторы сигнал загорелся зеленым.

— Я так и думала. Ну, что? Будем играть в Ромео и Джульетту, или ты все же снимешь трусы и покажешь, почему ты такой популярный?

Я взглянул на неё, и меня вдруг охватила злость. Обманутый в ожиданиях, мне захотелось распять её здесь и растерзать, а затем харкнуть на лицо и вытолкнуть из своего дома. Откуда-то глубоко из самых темных глубин раздался мой голос:

— Я оттрахаю тебя так, что ты ходить не сможешь, потаскуха.

У Катрин загорелись глаза. Похоже, ей нравилось подобное обращение. Она стиснула зубы.

— Тебе придется постараться. Я сама тебя оттрахаю так, что ты свой член больше чувствовать не сможешь.

Без слов я схватил её лицо и притянул к себе, впившись губами в её губы. Наши языки проникли друг в друга, она вдруг резко укусила меня за нижнюю губу, немного застонав. Я довольно грубо схватил её за грудь, одновременно целуя за мочкой уха. Какое-то безумное желание, смешанное с яростью и брезгливостью, охватило меня, и следующим движением я залез ей в трусы, начиная опять же нахально и хамовато массировать ей промежность. Ей нравилось, потому что она в ответ проникла в мои владения и сжала крепко член, от чего распалила меня еще больше. Я с рыком опрокинул её на кровать...

В какой момент я понял, что рву одежду на ней. Она не сопротивлялась, уже затихнув и пытаясь оказывать мне противодействие. Чем дальше, тем больше разочарований меня ожидало. Сначала её обвисшая грудь, которая держалась только с помощью хитроумного лифчика. Почему-то это разозлило меня, и я не просто прильнул к её соску, а слегка покусал его, от чего она ойкнула и с придыханием спросила:

— Ты чего?

Эта податливость разозлила меня еще больше. Я сжал в ладони её впалые щеки, от чего она удивленно уставилась на меня, и процедил:

— Заткнись, хорошо? Я тебя трахаю, и больше ничего. Или можешь выметаться отсюда на хрен.

Она кивнула и прикрыла глаза. Шлюха.

Я не стал лукавить с прелюдиями и просто содрал с неё юбку. Там меня ждал еще один неприятный сюрприз — плохая депиляция. Меня всегда раздражал ТАМ волосяной покров, если это только не интимная стрижка, например. По-моему, лучше соблюдать гигиену и всегда следить за состоянием ваших половых органов, к тому же если вы практикуете оральный секс, то лишние волосы сослужат вам плохую службу. В конце концов, девушек приятнее трахать, когда у них там гладко, а тот же самый презерватив отлично сидит на гладко выбритом члене.

Это был заурядный секс. В миссионерской позе я толкался в ней без особого энтузиазма, а она стонала, то ли от наслаждения, то ли у неё волосы придавило. Не знаю, вся моя злость в какой-то момент выветрилась, когда я вошел в неё. Это курносое светлое лицо, толстоватые бедра, не соблазнительно полные, а именно толстоватые и слегка целлюлитные, грудь, неопрятность...

Она уснула, когда я решил выйти на балкон. Катрин Фокс оказалась обычно бабой для одноразового практичного перепиха. Она не просто не стала заменой Каррен — наоборот, еще больше укрепила её значимость в моей жизни. Ужасно не оправдать ожидания человека — но гораздо хуже полностью разочароваться в нем.
***
У меня всегда была пачка сигарет про запас. Я не курю, но в исключительных ситуациях люблю затянуться, думаю о своем. Вот и сейчас я пускал дым изо рта, иногда покашливая, потому что с непривычки тяжело держать эту гадость в себе.

— Ну как, понравилось? Удовлетворился?

— Нет, она меня разочаровала.

Я разговаривал с Каррен, которая сидела на перилах. Головные боли меня не мучили, а она была такой реальной, что мне было вполне комфортно рядом.

— И что ты намерен теперь делать?

— Не знаю. Послезавтра меня забирают в психиатрическую больницу. Там будут думать.

— Послушай, ну зачем тебе они?

Я посмотрел в её карие глаза. Она протянула ко мне свою руку. Я дотронулся... странно, она была теплой и такой настоящей. Видимо, мои галлюцинации перешли на новый уровень.

— Ты прекрасно понимаешь, что там все будет повторяться вновь и вновь. Пойдем со мной? Пожалуйста?

Она улыбается и держит меня за руку. Неожиданно я сам расплываюсь в улыбке и лезу к ней на перила, и вот мы сидим вдвоем. Каррен положила мне голову на плечо, а я её приобнял. Нам хорошо вместе, серьезно. Лучше мне никогда не было.

— А куда идти, скажи мне? У меня работа, меня...

Она посмотрела на меня.

— Ну, давай, договаривай. Тебя — что?

Я не знал, что ответить. Фраза «меня ждут» повисла в воздухе и так и не сорвалась с моих губ. Потому что это было бы слишком беспощадной ложью. Меня никто там не ждал. Никто и нигде. И, пожалуй, уже никогда.

— Ничего. Просто мне кажется, я должен что-то делать, совершить...

Каррен улыбается. У нее так мило округляются щечки, всегда обожал их.

— Послушай, я не держу тебя здесь. И больше не буду держать. Ты вернешься, у тебя пройдут головные боли, и ты станешь спокойно жить. Но объясни мне, я просто, может быть, глупая — что делать в мире, где любовь должна умереть? Жить в то время, когда она должна погибнуть вместе с остатками обычных человеческих чувств, таких, как верность, преданность, честь? Ты можешь мне объяснить?

Я задумался. Надолго задумался. Очнулся я только тогда, когда Каррен потерлась щекой об мое плечо.

— Так что, сможешь объяснить?

Я повернулся к ней и с улыбкой покачал головой.

— Нет, не смогу.

— Тогда что? Что ты решил?

Я глянул вниз. Восьмой этаж. Высоко.

— А ты уверена, что мы попадем туда, куда надо?

— Более чем. Я сама тогда боялась, когда объелась таблеток, что это будет страшно — но там хорошо и приятно. Ты ведь мне веришь?

Конечно, верю. Как я мог не верить своей Каррен?

— Верю, конечно. Просто я боюсь высоты, ты знаешь, а здесь достаточно высоко.

— Ничего страшного. Я буду с тобой. Ты ведь чувствуешь мою руку в своей, ведь правда же?

Да, это правда. Только я чуть крепче сжал её ладонь.

— Я готов.

— Уверен? Точно? Ты еще можешь вернуться туда.

Уверен? Да. Да. Да.

Вернуться? Нет, нет и еще раз нет. С меня хватит.

— Точно. Уверен. На счет три?

— Давай. Раз!

— Два!

— Три!

Я взял её покрепче за руку, и мы полетели вниз, навстречу светлому будущему.

Конец.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх