Когда любовь должна умереть

Страница: 3 из 11

хотя гораздо больше она боялась себя, боялась своих желаний. Катрин оставалась одной из немногих, кто почти не пользовался новой системой. При этом дело было не в ханжестве — не было еще известно случая, чтобы ее датчик загорелся зеленым светом, по крайней мере, внутри корпорации.

Это случилось только один раз, и мы с ней знали, когда это было. Но сейчас мне не хотелось об этом вспоминать, потому что девушка из столовой, оставшись без партнера, стала яростно тереть свои набухшие половые губы, теребить клитор и засовывать глубоко два пальца, стараясь довести дело до конца. Было очевидно, что кому-то нужно было ее удовлетворить, и этим кто-то должен был стать я.
Но стоило мне приспустить штаны, как вдруг я наткнулся на взгляд Катрин, полный ненависти. Обычно меня это не останавливало, но сейчас я вдруг понял, что рискую потерять только набравшую силу эрекцию, поэтому решил — чтобы не сконфузиться, лучше пока убраться отсюда.

— Что ж, я сожалею, что не смог сегодня присутствовать на совещании. Меня ждет выговор или увольнение?

Катрин прищурила глаза.

— Я думаю, нам с Вами еще предстоит серьезный разговор. Меня, знаете ли...

И тут, я клянусь, увидел, что она посмотрела на мои оттопырившиеся штаны! Она направила взгляд точно туда, и, судя по тому, что потом она невзначай облизнула губы... ох, Катрин, Катрин, кого ты хочешь обмануть.

— Интересуют дела фирмы больше вашего, и нам в любом случае необходимо встретиться. Как насчет делового ужина завтра в кафе Дель Торо?

Бухгалтерша рядом не выдержала и громко застонала, кончая. Катрин стиснула зубы и заскрежетала ими так, что слышно было на весь кабинет.

— Думаю, это превосходная идея, мисс Фокс. Вы позволите идти?

Она лишь устало махнула рукой. Руководители своих отделов как раз заканчивали свои дела, одеваясь и протирая пот со лба гигиеническими салфетками, на которые так вырос спрос, когда я тихо захлопнул дверь за собой, оставив Катрин наедине со своими тараканами.
***
Вышел от Фос я со стояком, поэтому первоочередной задачей для меня был не отчет, а найти кого-нибудь, чтобы не ходить перегруженным. Мне повезло — прямо мне навстречу шла растрепанная секретарша Фокс, которая недавно отжигала в лифте. Её лицо было еще красным, а блузка скомкана, будто достали из задницы. Хотя почему бы и нет — кто знает, что делают люди в лифтах.

Только она уселась за свое место, как я сразу подошел и нажал на её кнопку. Сначала она недоуменно посмотрела на меня, а затем датчик загорелся зеленым. Кивнув, я взял её за локоть и потащил в мужской туалет. Конечно, мы могли бы это сделать и на её столе, но в любой момент могла выйти Катрин, а у меня уже не в первый раз при ней намечалось, скажем так, конфузное пике.

Вообще, за всю жизнь у меня было всего три раза проблемы с эрекцией. Первый раз в первый раз, слава богу, мне тогда помогли, иначе бы я комплексовал остаток жизни, второй раз, когда меня домогалась страшная баба — и это тоже был удачный момент, хотя я и колебался, и в третий раз это случилось в машине с Ней, потому что у меня элементарно прихватило живот, а трахаться и одновременно пить активированный уголь не слишком удобно. К своей чести скажу, что я никогда не жульничал, и если уж нужно признать поражение — признай его, а не строй из себя секс-терминатора. Не существует ни одного мужчины, у которого никогда не было бы сбоев — другое дело, что об этом знают только участники тесного круга под названием «девушка-друг-ты». Случилось с Ней...

Я тут же спешно переключил мысли на свою спутницу, которая, хотя и выглядела уставшей, вполне усердно массировала сквозь брюки мое орудие труда. Честно сказать, каждый раз перед сексом меня посещает мысль о том, что я могу просто не настроиться или кончить слишком быстро, но, опять же, чем меньше отвлекающих факторов, тем лучше. Толпы людей меня никогда не смущали — но если ты слишком возбужден, или твои мысли занимает определенный человек, жди беды. Трахаться лучше не только на пустой желудок, но и на пустой мозг.

В туалете я сразу запер главную дверь на замок. По ощущениям, мне хватит минут двадцать, не больше — думаю, сотрудники в нашем отделе могут слегка потерпеть. Катрин осталась далеко в своем кабинете, думать о тяжелой жизни, головные боли отпустили, и теперь мне ничего не мешало разрядить свою обойму в Стеллу (господи, что за имена у этих секретарш, будто они специально их подбирают, как проститутки), зарядив её хорошим настроением, а себя позитивным настроем.

Стелла была довольно хрупкая девушка, поэтому я без труда поднял её вверх и прижал к стене. Там она удачно нашла небольшую подставку и села, немного опираясь на неё. Я впился губами в её шею, одновременно лаская грудь левой рукой, а правой задирая юбку и проводя вверх по бедру к самому сокровенному. Я называю это принцип троекратного наступления. Мне показалось, что мой член сейчас порвет брюки и уже без моего ведома ринется на неё — желание было таким сильным, что я несколько раз порывисто вздохнул, стараясь вести себя не как животное, ибо мне хотелось разорвать её одежду и с рыком начать трахать в каждую щель, пока на ней не останется живого места. За всю жизнь я встретил только одну девушку, которой это нравилось, и которая отвечала взаимностью. Но когда она влюбилась в меня после полутора месяца безумия, я сказал «стоп» и сам закрыл дверь.

Мои губы опускались ниже и ниже, и вот в какой-то момент её обнаженная грудь оказалась на расстоянии в пару сантиметров от моего лица. Стелла немного подалась вперед, выгнувшись, когда я накрыл ртом её сосок, языком лаская самый краешек. Мои средний и безымянный палец давно проникли в неё, её бедра предательски дрожали подо мной, а изо рта вырывались по-девичьи отчаянные крики наслаждения. Я никогда не знал, хорош ли я, или они притворяются, но всегда, видя подобное, я испытывал странное удовлетворение от того, что могу доставить удовольствие. Особый вид необходимости, когда тебя не слишком кто любит, но когда ты заставляешь человека прогибаться от волны оргазма, и тем самым доказываешь, что без тебя в этом мире могло быть и похуже.

В какой-то момент я понимаю, что прелюдии затянулись и пора, собственно, приступать к активным действием. Я опускаю её на пол и разворачиваю перед зеркалом так, что голова Стеллы оказывается точно напротив рукомойников. На секунду в зеркале будто мелькает кто-то, может быть, даже Она, но сумасшедший приапизм напрочь выключает мой мозг, и я вхожу в Стеллу.

Мне всегда нравилось быть сзади, трахая по-собачьи. Какой-то особый инстинкт, инстинкт первобытного дикаря, или собаки, животного. Другие позы тоже хороши, но в той же 69 иногда забываешь о том, что, вообще говоря, надо работать и своим языком, особенно если хороша партнерша, делающая минет. А здесь перед тобой ничего нет кроме задницы и этой щелки, куда ты и входишь с большим удовольствием.
Каждый раз, когда занимаешься сексом более-менее продолжительное время в этой позе, начинаешь замечать какие-то детали вокруг. Да, ты возбужден, тысячи фантазий обуревают тебя, но одновременно это входит в этакую кратковременную привычку, и пока ты прешь её, у тебя есть время оглядеться.

У нас довольно приличный, кстати, туалет. Чисто, в углах нет пыли или мусора, а двери плотно закрываются. Кто-то дергает уже минуты две-три ручку, хотя крики Стеллы должны бы были намекнуть на то, что следует немного подождать. Я могу видеть её в зеркале. Её глаза прикрыты, брови немного изогнулись, будто она чем-то огорчена, она стонет, иногда покусывая губу, а иногда даже немного прикрикивая. Её длинные темно-каштановые волосы странно висят вдоль шеи, мне это кажется сомнительным. Я немного приостанавливаюсь, давая ей возможность перевести дыхание, но это не длится слишком долго. Я наматываю себе на руку её волосы и еще больше прижимаюсь сзади, начиная трахать уже во всю мощь. Она кричит, извивается, но я не намерен её щадить. У неё, на самом деле, не слишком изысканный вкус. Обычно ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх