Когда любовь должна умереть

Страница: 4 из 11

я стараюсь не просто долбить, а нащупывать внутри те точки, которые стимулируют еще больше — так называемый принцип «восьмерок», хотя проще порой засунуть пальцы и нащупать тот самый бугорок внутренней подушечкой. Конечно, иногда это выглядит по-идиотски — помнится, одна из бывших говорила мне «что ты делаешь?! Трахай меня!», но некоторым такое поведение вполне по душе.

Но Стелла — это классический случай, когда нужно меньше думать. Мои яйца делают работу бронебойного молотка, а искривленный немного влево член, по всей видимости, и так касается там, где надо, потому что она уже вовсю кричит. Наконец, подкатывает и мне — я вынимаю и просто кончаю ей на спину. Затем я вытираю член об правую ягодицу, наклоняюсь к ней, чмокаю и выхожу из туалета. Слава Богу, я умею вовремя вынимать, хотя это конечно и рискованно, потому что одновременно с введением системы Free Sex стали накладывать штраф на беременность. Его суть в том, что если вы вошли в девушку без презерватива, кончили в неё, а она неожиданно залетела, то вы обязаны выплатить штраф в размере 3 миллионов условных единиц. Учитывая, что у меня зарплата около ста двадцати тысяч, и это вполне приличная сумма, становится понятно, почему в последнее время так поднялись производители контрацептивов.

Однако, во-первых, я всегда вынимал вовремя, во-вторых, девушки обычно не против (три миллиона за личинку общества — почему бы нет), в-третьих... да не люблю я эти презервативы. Ощущение, что трахаешься в диэлектрической перчатке, стимуляция головки нулевая, а кожа после будто пожеванная. Конечно, кто-то может начать рассуждать о безопасности, или о том, что это все досужие вымыслы, но мое мнение такое, что если трахаешься в презервативе, то трахаешь презерватив, а не тело, поэтому по возможности я стараюсь избегать их использования. В прежние времена тяжело было найти партнершу, готовую пойти на такое, но FS дает подобные возможности.

Около туалета скопилась большая толпа. В их глаза я вижу недовольство, а кто-то ехидно подмечает:

— Она еще живая там?

Я картинно разворачиваюсь, прищуриваюсь и показываю пальцем:

— Нет, и ты можешь быть следующим!

Делая вид, что стреляю из невидимого пистолета, я удаляюсь к себе в кабинет, оставляя ошарашенную толпу недоумевать.
***
Не надо думать, что мы здесь только трахаемся днями и ночами. Вовсе нет, мы работаем, усердно работаем. Недочет, ошибка, просчет — и вы уже сидите дома, щелкая картинки в интернете на бирже труда. К тому же, этика нового времени подразумевает, что если речь идет о деле, то думать о сексе в этот момент как минимум неприлично. Конечно, периодически вы видите или слышите уединяющиеся парочки, но каждый делает ЭТО максимум два раза за день. Зато, к вечеру город вполне удовлетворенно живет, люди ложатся довольно-таки рано, потому что натрахиваются так за день, что вечером могут себе позволить сказать «как же я задолбался» — и это будет святая правда.

Закончив свои дела, я вышел с работы уже в семь вечера. Попрощался с Мэтью, не оглядываясь, чтобы не видеть, как он смотрит на мою задницу, улыбнулся всем сотрудницам, половина из которых мне каждый день улыбались отнюдь не ртом, позвонил Катрин и уточнил время встречи на завтра, а затем спокойно побрел к метро. Тучи рассеялись, светило закатное солнце, и, в целом, мое настроение было сродни цветку распускающегося лотоса. Легкий ветер шевелил края брюк и немного распускал края дыры на рубашке, которую, кстати, никто так и не заметил — зато теперь у меня была дополнительная вентиляция. Кто и мог заметить эту дырку, так это Стелла, но у неё сегодня явно были дыры и поважнее.

Проходя мимо витрины магазина обуви, я ненароком взглянул в свое отражение, немного замедлив ход.
Крепко сложенный брюнет двадцати шести лет от роду. Не прям чтобы атлет, но подтянутый. Спортивные руки, широкая грудь. Слегка полноват — просто последнее время забросил занятия спортом, хотя достаточно строен. Взгляд с прищуром, проникающий. Чуть выше ста восьмидесяти. Обычный человек, таких миллионы, стоит признать, к своему возрасту я так ничего и не добился. Но у меня все еще крепко стоит, думаю, нужно радоваться хотя бы этому.

Я продолжаю смотреть в витрину, и вдруг вижу Её. Резкая головная боль, будто обручем, сковывает голову, заставляя застонать и согнуться. Я обхватываю голову руками, массирую виски, стараюсь хотя бы немного уменьшить боль, но ничего, ничего не помогает — все будто в тумане, меня разрывает на части. Медленно оседаю, кто-то подхватывает за руки. Я открываю глаза — Она склонилась надо мной, смотрит с беспокойством, что же такое творится со мной. Пожалуйста, пожалуйста, мои таблетки, они должны быть где-то, в сумке, нет, в кармане, нет, где, где они, черт бы побрал!! ВОТ ОНИ!

Сую себе целую капсулу в рот, проглатываю. Я слышу, ко мне подошли и спрашивают о помощи, но я ничего не соображаю, перед глазами проносятся картинки, я вижу наше с Ней прошлое...

Минут через десять легчает, я встаю и снова могу продолжать движение. Мне, определенно, стоит зайти к своему доктору, но господин Кинус уже закончил прием и, скорее всего, сидит дома, а беспокоить его не слишком удобно. Поэтому я, еще немного шатаясь, дохожу до метро и спускаюсь вниз, чтобы сесть в свой вагон.

Мы как-то долго едем. Удивительно, но никто не пытается найти себе партнера, лишь усталость в глазах. Только на одной остановке зашли секс-лузеры, немного поклянчили и ушли ни с чем.

Секс-лузеры — люди, которым блокируют их кнопки на определенный период, обычно на три месяца. Вообще, нужно понимать, что система FS стала раздольем для нимфоманов — и сразу появились движения людей, которые практиковали изо дня в день лишь поиск сексуальных партнеров. Через некоторое время создатели системы поняли, что существует достаточно большое количество людей, которые не работают и не учатся, а лишь целыми днями ходят и тычут кнопки, чтобы удовлетворить свои плотские желания. Понимая, что если сейчас не заставить их работать, то потом можно потерять человеческий ресурс, они ввели ограничение, заключающееся в том, что системой FS может пользоваться лишь человек, имеющий работу. Они давали лаг в полгода, чтобы найти работу, затем полиция отлавливала людей и делала из них лузеров.

Эта мера подействовала, к тому же снятие запретов на занятия сексом где бы там ни было, даже на работе, мотивировало многих заняться делом, где они все же вынуждены были сдерживать свои желания, чтобы опять же не вылететь с места, куда их трудоустроили.

Самой тяжелой профессией стала работа полицейского, т. к. закон позволял правоохранительным органам пользоваться системой FS только во внеслужебное время. Конечно, на первых порах только и мелькали истории, как толпа полицейских трахает какую-нибудь задержанную, но с течением времени и рядом репрессий ситуация перетекла в мирное русло. То же самое творилось в армии и иных властных структурах.

До моего выхода оставалось две станции, когда один мужчина все же решился подойти к симпатичной женщине, я бы дал ей лет тридцать пять. В ту же секунду рядом подскочил здоровый верзила и схватил мужчину за шею.

— Ты охренел?

— Ты что делаешь?!

— Я спрашиваю, ты хочешь её трахнуть, да?!!

— Да, а что здесь такого?!!

Громила, не долго раздумывая, головой ударил мужчину в лицо, от чего тот свалился, зажимая нос. Сквозь его пальцы сочилась кровь, а из глаз текли слезы.

— Это моя жена, ты слышишь, ублюдок, слышишь?! Жена моя! Я тебе шею сломаю, на кишках тебя повешу, если ты к ней подойдешь, понял, ты понял меня?!

Ревность. Вот главный бич системы FS.

Когда её только ввели, сразу усилилось количество убийств на бытовой почве. При этом против системы выступали в первую очередь женатые мужчины, нежели замужние женщины. Это может показаться странным, но все мои знакомые союзы распадались из-за того, что ОН узнавал о том, как ОНА пользуется этой системой. Да мне и самому случалось потрахивать ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх