Когда любовь должна умереть

Страница: 5 из 11

уже немолодых женщин с кольцом на пальце. Преодолеть эту преграду FS не смогла до сих пор. Она смогла преодолеть барьер молодых пар, потому что молодые вообще за любую революцию, хотя и там возникали проблемы, но вот что касается тех, кому за тридцать, а особенно за сорок...

Система FS ясно дала понять, что отношения в прошлом. За демографическую ситуацию тоже не приходилось волноваться, потому что при таком огромном количестве половых связей регулярные залеты стали делом обыденным. В конечном итоге, нельзя было отрицать, что общество действительно тратит меньше времени на экономически не выгодные занятия. Правда, Она говорила, что нельзя все мерить выгодой... Она говорила, что я превратился в животное... Она говорила, что мне нужно остановиться... Она говорила...

Нет. Нет. Нет. Не сейчас. Отпусти.

Будто послушавшись, мигрень постепенно начинает отходить, и я хоть что-то снова могу соображать. Высвечивается моя остановка, и я стремглав вылетаю наружу. Таблетки уже не годятся, я и так сегодня выпил трехдневную дозу. Слава богу, живу недалеко от метро. Через десять минут я вхожу в подъезд. У меня сильно кружится голова, подкатывает тошнота, я не выдерживаю и рыгаю на пол перед лифтом.
Нажимаю кнопку.

Жду.

Жду.

Жду.

Господи, как долго мелькают этажи.

7.

6.

5.

5.

5...

Да почему так долго?!

Я в ярости ударяю по кнопке еще и еще. Лифт застрял на пятом этаже. Меня охватывает какая-то животная ярость. Я ГОВОРИЛ, ЧТО НЕ НУЖНО ТРАХАТЬСЯ В ЛИФТАХ, ДОЛБАНЫЕ ВЫ МРАЗИ, ТВАРИ ТУПЫЕ!!!

Я уже собираюсь отходить к лестнице, хотя понимаю, что не смогу преодолеть 8 этажей, когда лифт будто проявляет жалость и понимание.

4.

3.

2.

1.

Я думаю, что сейчас вмажу первому, кто раскачивал этот лифт. Двери открываются — там никого нет. Я буквально вваливаюсь между дверей, нажимая на восьмерку и устало прислоняюсь к стенке. Мне нужно поспать, ванная — и поспать, сосредоточиться на дыхании, просто отдохнуть. Пожалуйста, прошу тебя, не появляйся сегодня, Ты была мне слишком нужна, прошу, не надо, дай мне выдохнуть.

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7...

Двери открываются, и ко мне в лифт заходит девушка. Она приятной наружности, в веснушках, но очень молода. Я думаю, ей меньше восемнадцати, и система FS ей пока не доступна. Но и мне свойственно ошибаться — она щелкает по моей кнопке, датчик загорается синим цветом... а затем зеленым. Мое состояние далеко от идеального, голова разрывается от боли, но, к своему удивлению, я понимаю, что у меня встал. Я показываю рукой, что лучше не надо.

— Я себя не слишком хорошо чувствую. Ты хороша. Оставь свой номер.

— Не беспокойся, я все сделаю сама. Давно хотела попробовать с тобой, но раньше стеснялась. А позавчера мне исполнилось восемнадцать.

Она нажимает кнопку аварийного тормоза и опускается передо мной, садясь на корточки. Подол её красного платья немного приподнимается, обнажая вполне сносные бедра. Мне нравится, когда бедра слегка полные, потому что если девушка садится на тебя, они будто накрывают тебя полностью, заставляя почувствовать себя в западне. Попасть в западню с прекрасной девушкой — вполне себе годная перспектива.

Я одной рукой держусь за поручень, другой упираюсь в стенку лифта. В моих глазах то и дело появляются зайчики, и вот мне кажется, что сейчас я попросту грохнусь перед ней, но тут же ощущаю, что мой детородный орган уже проник в мягкую обволакивающую полость её мокрого рта, и мне будто становится немного легче — по крайней мере, проходит головокружение. Я не помню, когда она успела расстегнуть ширинку и спустить с меня брюки, которым давно пора в стирку, но её губы уже делают прогулку от основания члена и почти до головки, слегка не доходя. Она немного волнуется и, скорее всего, не имеет достаточного опыта, потому что пока не применяет ни язык, ни тем более зубы, а мои самые чувствительные места остаются нетронутыми.

В какой момент мне надоедает имитация влагалища ртом, и я вынимаю свой член, аккуратно поднося к её губам. Видимо, она понимает, что я хочу, потому что, наконец, высовывает язык и начинает лизать мою головку, а затем смелеет, и начинает погружать её к себе в рот, даже слегка покусывая зубами. Мышцы моего живота напрягаются до предела, потому что она действительно неплоха, а икры начинают слегка подрагивать. Но я смотрю вниз, и вижу вместо девушки Её. Она сосет мой член и одновременно с укором смотрит мне в глаза.

В моей голове будто взрывается бомба, и на секунду все мутнеет. Из последних сил я беру за щеку девушку, лицо которой все время меняется то на восемнадцатилетнее наивно-юношеское, то на такое до боли знакомое и родное. Не дав довести дело до конца, я вынимаю член и засовываю его обратно в трусы. Не обращая внимания на недоуменный взгляд, я стукаю по кнопке, и лифт преодолевает еще один этаж.
Она, наверное, смотрит недоуменно на меня, но мне все равно. Я вываливаюсь из кабины и иду к своей квартире, уже не уверенным, что в лифте действительно был кто-то еще со мной. Откуда эта девушка? Я не помню. А Она не могла там быть. Её уже давно нет, к тому же Она как-то сказала, что питает к минету отвращение. А, может быть, я сам автофеллировал там? Что происходит? Где я?

Я у собственной квартиры. Так, отлично — хотя бы что-то мне понятно. Вдруг резко потолок начинает подниматься, и я с криком бросаюсь к ручке и держу её, чтобы не упасть. Пол из горизонтального положения уходит в вертикальное, я зажимаю глаза и держусь за ручку, только бы не свалиться, здесь же высоко, почему дом летает...

Открываю глаза — все на месте. Пол, потолок. И моя дверь, за которую я судорожно держусь. Пот застилает мне глаза, поясница неприятно вспотела, и теперь у меня ощущение, что на спину мне вылили ведро воды. Я делаю три глубоких вздоха, засовываю руку в карман, достаю ключи, вставляю в замок, поворачиваю два раза направо, вхожу в дом, оборачиваюсь, закрываю дверь, вставляю ключи в замок, поворачиваю два раза направо, оборачиваюсь и натыкаюсь на Неё. Она стоит в домашней маечке и шортах, в руках у Неё любимая чашка со звездами, а брови, как обычно, нахмурены, хотя на губах и блуждает привычная Ей улыбка.

— Ты уже вернулся? Извини, я думала, ты придешь ко мне позже.

Перед глазами проносится вспышка, и я просто падаю на пол, как срубленное дерево. Успеваю подумать, что сбил вешалку, а потом просто вижу перед собой Её домашние тапочки. Изображение рябит и тускнеет, будто кто-то выдернул меня из розетки. Улетаю...
***
Пять лет назад я решился и слегка тронул Её за плечо. Она обернулась и приятно улыбнулась:

— Вы что-то хотели?

Я провел рукой, будто у меня зачесался затылок, и смущенно пробормотал:

— Извините за беспокойство... эээ... я тут на маркетолога учусь... мы с вами на конференции одной выступали...

— Но я заканчиваю журналистику!

Она улыбнулась еще чуть шире, сверкнув карими глазами, и я вообще поплыл.

— Ну... дааа... просто это было после, я остался посмотреть, классное, действительно классное выступление, правда, очень понравилось...

— Спасибо!

— Эмм... извини, а можно сесть? А то все места заняты.

— Ну, конечно! Будто в университетской столовой нельзя найти двоим места.

Она немного подвинулась и я аккуратно, будто боясь раздавить что-то ненароком или задеть её хотя бы краем плеча, сел рядом. Напротив я видел ухмылку Дейва, который поднял большой палец вверх. Если бы не Дейв, я бы так и не решился подойти к ней и заговорить, но этот бабский угодник и по совместительству мой лучший друг выпихнул меня из-за стола и сказал, что пока я не возьму номер, могу не возвращаться.
Язык у меня будто отсох, я лихорадочно искал темы для разговора, но в голову шло только что-то наподобие «прекрасно выглядишь» и «приятного аппетита». Я подумал и сказал:

— Приятного аппетита!

...  Читать дальше →
Показать комментарии
наверх