Когда любовь должна умереть

Страница: 6 из 11

— Спасибо, и тебе! Меня зовут Каррен.

И она снова улыбнулась. Она вообще часто улыбалась, сколько раз я её видел, даже когда шла по коридору, старалась дарить окружающим позитив и радость. Даже такой угрюмый и мрачный тип, как я, не выдержал и тоже слегка приподнял кончики губ. Наверное, внешне я был похож на горного тролля перед трапезой из пойманных гномов и человечины.

— Извини, я забыл представиться. Меня зовут...

— Я знаю.

— Знаете?

Каррен рассмеялась.

— Послушай, почему ты все время говоришь на «вы»? Это странно и забавно, но мы можем с тобой вполне перейти на «ты». А имя твое у тебя на дипломной работе, которую ты положил на мою сумку.

— Ой, извини пожалуйста! Я сейчас уберу...

— Ай, да перестань все время извиняться! Оставь, где стоит, мне и так нравится!

И она перехватила мою руку, потянувшуюся было к сумке. Я покорно убрал её назад.

— Говоришь, на маркетолога учишься? И как, интересно?..

После пяти минут примитивного разговора о концепции 4C я робко решаюсь на следующий шаг:

— Слушай... а не хочешь в кино как-нибудь сходить? Просто фильм «Покорители дюн» выходит, очень интересный, а у меня из друзей никто почему-то не хочет, я подумал, может быть, ты...

— Да, прекрасная идея! Когда идем?

— Ну... эмм... а когда ты свободна?

— Думаю, завтра вечером. Тебя устроит?

Я даже опешил — насколько все легко вышло.

— Да, конечно устроит. Завтра... в шесть вечера, например?

— Отлично! Тогда до встречи, мне нужно бежать!

— До встречи!

Каррен что-то отметила в блокноте, и я заметил, что она сделала это левой рукой. Как я узнал потом, она была амбидекстром, хорошо владея обеими руками, хотя чаще она все-таки использовала левую. Вообще, как окажется, мне запоминались именно детали в её поведении, потому что, когда я думаю, знал ли я её полностью, целостно, как знают иных людей — вряд ли. Она всегда оставляла пространство для загадки, может быть, подозревая, что однажды наступит тот день, когда будет лучше, чтобы никто не знал всей правды.

На следующий день мы сходили в кино, потом гуляли допоздна, я подарил ей какую-то хрень, фигурку с претенциозной надписью, а когда вернулся домой, понял, что влюбился, как последний придурок. Я очень аккуратно относился к своим чувствам, не веря, что все это может кончиться взаимностью.

Мы встречались с Каррен следующие два года. У нас было не все и не всегда гладко, но если бы меня спросили тогда, вижу ли я кого-то рядом с собой еще, ответ всегда был бы отрицательным. Только Каррен, только она — и никого мне больше не надо было. Порой меня пугала моя зависимость от неё, возникало ощущение, что стоит ей уйти, исчезнуть из моей жизни — исчезнет и сама жизнь. Странный страх обуревал каждый раз при мысли, что я могу потерять её. Наверное, я не всегда был прав, но одно могу сказать уверенно — не существовало такого человека, который любил бы её так же сильно, как любил её я.

А потом ввели систему FS. Сначала был испытательный этап, и Каррен наотрез отказалась от вживления датчика в свою руку. Я был согласен с ней, хотя порой думал о возможностях этой системы, ведь они были практически безграничны. Но наши занятия любовью с ней меня устраивали — а мы действительно занимались любовью, иногда животной, страстной, всепоглощающей — но любовью. Если бы меня спросили, трахал ли я Каррен — нет, я её любил. Пожалуй, в этом была главная разница между тем, прошлым временем, и этим, нынешним. Единственный человек из моего круга общения, для которого любовь еще не превратилась в пустой звук, была Катрин. Свободная, независимая и сильная.

Они чем-то схожи с Каррен внутренне. Разве что Каррен более нежная и женственная, а Катрин строга и холодна, но, пожалуй, что их объединяет — это умение любить. Я никогда всерьез не рассматривал возможность встречаться с Фокс, потому что FS практически убивала возможность нормально существовать влюбленным парам. Я бы сказал, технология Free Sex просто уничтожала понятие семьи, как социального института.

Я бы мог сожалеть об этом сильнее всех, но у меня всегда был важный недостаток. Я страшно, неистово и яростно любил секс. Каррен была этаким предохранителем и сдерживающим фактором — я не решился бы сказать, что она меня не удовлетворяла, и мне с ней было вполне хорошо, но в душе у меня всегда горел тот самый демонический огонек, который превратился в пожирающее все вокруг пламя с введением FS.

Сначала на работе я позволил установить себе датчик на руку. Помню, пришел домой, а Каррен сидела на диване. Она улыбнулась мне, я поцеловал её в щечку, и мы сели смотреть кино. Когда я решил обнять её, она вдруг спросила:

— Что у тебя на руке?

— Ты о чем?

— Ты... встроил себе эту хрень?

Я помню её взгляд... она прожигала меня насквозь. И тут ведущий маркетолог одной из крупнейших корпораций в стране стал лепетать, как тогда в университетской столовой:

— Да я не буду ею пользоваться... просто попросили на работе установить всем... корпоративная этика, милая моя, да ты злишься, что ли...

Я потянулся, чтобы её поцеловать, она в ответ лишь оттолкнула меня и залилась слезами. То было начало конца.

В скором времени всех жителей обязали носить датчик FS, и Каррен, несмотря на все свои протесты, вынуждена была тоже позволить интегрировать себе эту вещь в руку. Мы стали меньше общаться. Я не изменял Каррен, хотя все чаще возникал соблазн подойти и трахнуть какую-нибудь незнакомку — без имен, без обязательств. К тому же появился спортивный интерес — мне стало интересно, загорится ли у кого-то зеленый свет, если я подойду и подам вызов. Дома у нас стало холодно и пусто — Каррен все чаще злилась и закатывала истерики по мелочам, сексом мы почти не занимались, к тому же я стал замечать разочарование в её глазах. Она пару раз порывалась уйти от меня — не знаю, каким чудом я смог удержать её от этого. Мне было известно, что у неё на работе уже все пользуются Free Sex, а к ней подходят по десять раз на день — но у неё неизменно загорается красный огонек. В какой-то момент мне стало интересно — а что, если воспользоваться системой FS, когда мы будем с ней дома в постели? Я не сомневался, конечно, что загорится зеленый — но какое-то изощренное, странное любопытство мучило меня. В конце концов, за пользование FS мы обязаны были платить ежемесячный налог в десять процентов от зарплаты, и если я отдавал государству свои деньги, думаю, я имел право знать, как пользоваться этой хренью.

Помню, когда мы снова оказались наедине с Каррен, я вместо того, чтобы поцеловать её, резко наклонился и нажал на кнопку. Сначала датчик загорелся синим светом...

Каррен удивленно на меня посмотрела. А потом она вдруг густо покраснела.

Я взглянул на датчик, а он светился красным светом. Красным. Красным. Красным. Каррен вдруг заплакала, а я просто тихо спросил:

— Ты серьезно? Каррен? Ты действительно не хочешь?

Её слегка узкие глаза горестно смотрели на меня, по щекам текли слезы, а рот скривился в горькую гримасу. Она едва заметно покачала головой:

— Извини... я не могу... я не хочу... извини... не знаю, правда не знаю, мне слишком трудно... послушай...

Она поднесла ко мне руки, чтобы обнять, но я отстранился, отбив их. Внезапно меня захлестнула ярость. Каррен, моя любимая Каррен, ради которой я ничего не жалел, ни времени, ни сил, ни энергии, Каррен, которую я люблю больше жизни, ради которой я отказался от прелестей FS, Каррен, с которой я уже планировал свадьбу — моя, МОЯ Каррен меня не хочет!! Не желает!

Может быть, она желает кого-то еще?! Может быть, на работе её уже имеют во все щели?!! А может, ты сам недостаточно хорош?! Что же выбрать из этого?!

Плохо скрывая свое раздражение, я хрипло спрашиваю:

— Ты разлюбила меня, Каррен?

Она не ответила тогда. Только еще больше стала плакать. Она закрыла лицо, её плечи содрогались. Каррен редко плакала,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх