Альчибианка Алексис. Часть 4

  1. Альчибианка Алексис. Часть 1
  2. Альчибианка Алексис. Часть 2
  3. Альчибианка Алексис. Часть 3
  4. Альчибианка Алексис. Часть 4
  5. Альчибианка Алексис. Часть 5
  6. Альчибианка Алексис. Часть 5. Продолжение
  7. Альчибианка Алексис. Часть 5: Окончание
  8. Альчибианка Алексис. Глава 6

Страница: 3 из 6

с противоположного входа в бар вошли двое мужчин в полицейской форме, сопровождавшие третьего, в штатском, по виду — их начальника, и ту самую девушку, которая застала Алексис и Эми в туалете, когда парень смывал косметику с лица девушки. Увидев их Алексис на секунду остановился, а затем направился навстречу полицейским, ведя за собой удивлённых Эми и Виктора.

— Здравствуй, Алексис, — мужчина по-доброму усмехнулся. — Он? — спросил он девушку.

— Да, да, это они! — закивала та. — Подождите, так вы его знаете?!

— А третий? — полицейский указал на Виктора, пытавшегося понять, что здесь происходит.

— А третьего я не знаю... — ответила девушка.

— Алекс, так тебя уже в полиции знают?? — Виктор оглянулся на друга.

— Ну... а ты думал, я за два с половиной года ни разу не попал в её поле зрения? — Алексис вздохнул. — Комиссар Морган, отдел нравов. Добрый вечер, господин комиссар.

— Ваше имя, юная леди? — комиссар обратился к Эмили.

— Эми, — всё ещё ошарашенно ответила та. — Эми Ли.

— Восемнадцать есть? — комиссар скосил глаза на нервно сглотнувшего при этих словах Алексиса.

— Недавно исполнилось, — Виктору на секунду показалось, что она соврала.

— Ваше? — комиссар взглянул на Виктора.

— Виктор Кортеш, — ответил тот, произнося испанскую фамилию «Кортес» на португальский манер.

— Давно знакомы с этими людьми?

— С Алексис — около трёх недель. С Эмили — только что.

— При каких обстоятельствах познакомились с мисс Ли?

— Мы пришли сюда с Алексис, выпили, потанцевали, потом она сказала, что её нужно в туалет. Её не было минут десять или больше, и я забеспокоился... а потом она вышла из туалета уже в мужском теле вместе с Эмили. Которую я тогда и увидел в первый раз.

— К вам вопросов больше нет. У вас есть претензии к этому молодому человеку? — комиссар снова взглянул на Эмили.

— Нет, — ответила то, замешкавшись на секунду. — Он мне всё объяснил... и извинился.

— В таком случае, дело не возбуждено по причине примирения сторон, — удовлетворённо произнёс комиссар. — Алексис, с тебя пиво за ложный вызов, мне и ребятам. Вы можете идти, — сказал он сопровождавшей его девушке.

— Вы его что, так просто отпустите?! — возмутилась та.

— Сказано же: претензий нет, — откликнулся один из полицейских.

— Да что вы её вообще слушаете?! Она ж ещё дурочка! Он же от вас откупился!

— Ладно... — комиссар вздохнул. — Алексис, похоже, тебе придётся всё объяснить этой молодой леди.

— Мне тоже, — вмешался Виктор. — У меня много вопросов возникло.

Алексис тяжело вздохнул.

— А я-то надеялся провести этот вечер вдвоём... Ладно, я за пивом — вам что-нибудь принести? — он посмотрел на девушку.

*****

— С юридической точки зрения, оснований не привлекать к суду альчибианца, совершившего изнасилование в момент гормонального взрыва, нет, — рассказывал комиссар разместившимся за столиком (всемером, считая полицейских) молодым людям и девушкам. — Но практически, это даст ему возможность подавать иски, если в этот момент изнасилованным окажется он сам. Что их, в клетки сажать?

— А почему бы им не подавать иски? — спросила девушка (её имени молодые люди так и не запомнили).

— Не хочу, — коротко ответил Алексис. — Я... я понимаю, это звучит для вас дико, но я не считаю всех, кто... кто насиловал меня, виноватыми. Почему вообще в одной и той же ситуации виноватым объявляется всегда тот, у кого есть член? Двойные стандарты?

— То есть вы просто позволяете инопланетянам, которые в любой момент могут изнасиловать кого угодно, ходить по улицам? — девушка снова повернулась к комиссару.

— Во-первых, не в любой момент, — ответил тот. — Во-вторых... власти Федерации действительно предпочитают ничего не делать. Уже десять лет ждут, что всё само собой рассосётся. В Солнечной системе альчибианцы составляют стотысячную долю процента — сирианцев или таукитян и то больше, даже больных синдромом Дауна больше. Что с ними ни делай — выйдет дороже, чем власти считают нужным выделить на такую проблему. Перестраивать каждый общественный туалет и каждую общую душевую? Дорого.

— А какие должны быть? — перебил Виктор.

— А ты меня спрашивал, трудно ли мне было акклиматизироваться? — откликнулся Алексис. — Так вот, самым сложным было привыкнуть к земным общественным туалетам. У нас только одноместные или несколько одноместных рядом.

— Я такие, кажется, видел... — задумчиво произнёс Виктор. — То есть где-то их всё же перестраивают?

— Да, но... не везде, а я не могу выбирать, идти ли мне в то или другое место, только из-за того, какой там туалет.

— Ну, вот, — продолжил комиссар. — У альчибианцев есть какие-то лекарства, подавляющие гормональные взрывы. Но и производить их в Солнечной системе, и ввозить их с Центавра — нерентабельно. Плюс у них, кажется, много побочных эффектов? — комиссар оглянулся на Алексиса.

— Ага, — тот кивнул. — У меня была упаковка этих таблеток, но её только на три месяца и хватило. И я даже обрадовался, когда они закончились.

— А высылать альчибианцев из Солнечной системы вообще? — продолжил комиссар. — Это не то чтобы дёшево, и вдобавок что скажут даже не сами альчибианцы, а другие инопланетяне? В общем, пытались развесить в общественных туалетах и душевых таблички «не мастурбировать»...

— А, помню-помню! — рассмеялся Виктор. — Я тогда не понял, почему это было сделано, зато помню, как возмущались люди, и в итоге эти таблички поснимали.

— Ну, да. Плюс их просто не везде можно было повесить — их ведь и дети могли увидеть.

— А между прочим, это было бы самым лучшим решением! — неожиданно эмоционально заметил Алексис.

— Так что власти просто делают вид, что никакой проблемы нет, — закончил комиссар.

— А если от этих альчибианцев кто-нибудь залетит? — снова заговорила девушка. — Или чем-нибудь венерическим заразится?

— Так это ж разные биологические виды, — засмеялся Виктор.

— На самом деле, на Центавре довольно много детей от смешанных браков альчибианцев и землян, — заметил Алексис. — В том числе я — я на четверть землянин. Почему, вы думали, у меня земное имя? — он улыбнулся.

— Подожди... — Виктор нахмурился. — Мы с тобой спим вместе больше двух недель, ты мне говорила... говорил... говорила... в общем, что ты знаешь, что делаешь.

— Mion seyal, — неопределённо произнёс Алексис, прикладываясь к стакану сока. — То есть «я, сейчас являющийся мужчиной, сказал, будучи тогда женщиной». В альчибианских языках очень... сложные системы родов, — он засмеялся. — Как хочешь, так и говори, точного перевода всё равно не получится. Ну, да, mion seyal, что я знаю, что делаю: просто мне сделали операцию, подавляющую фертильность, — её всем альчибианцам делают, если нет противопоказаний. Так что сейчас я совершенно стерилен.

— А... — Виктор моргнул, — а размножаетесь вы как?

— Ну, есть специальные медикаменты, которые на время снимают блокировку фертильности. Одни для мужского тела, другие для женского. У меня есть те и другие дома — нераспечатанные, разумеется, просто на всякий случай.

— А... во время, ну, беременности смена пола как-то блокируется? — подала голос Эмили.

Алексис ответил не сразу.

— Вроде того, — наконец, ответил он. — Это не та тема, о которой стоит говорить за столом. Но если я когда-нибудь соберусь замуж, я постараюсь рассказать об этом до свадьбы, — он весело засмеялся, а Виктор поперхнулся.

— А венерические болезни? — напомнила девушка.

— Я от всех привит: от всех альчибианских и от большинства земных, — пожал плечами Алексис. — Наши учёные на Центавре ещё сорок лет назад — за сорок лет до того, как я вылетел с Центавра — запросили у землян образцы земных венерических болезней: десять лет их везли, пятнадцать лет работали над вакцинами, но теперь они у нас есть.

— Какие ещё вакцины? Если бы от венерических болезней можно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх