Полечился. Часть 1

Страница: 5 из 7

промежность. Я сместился в сторонку и, наконец, смог беспрепятственно рассмотреть в приоткрывшейся складке ягодиц кольцо ануса Кати. Сама складка была тёмная, а плотно сжатое кольцо сфинктера выпуклое, блестящее и ещё более тёмное. В паху стало тяжелеть и напрягаться. Я взял рукой член и, глядя на вожделенную дырочку, принялся медленно мастурбировать. Мне неудержимо захотелось засунуть туда палец, что я и попытался сделать. Катя что-то замычала и дёрнула попой, сбрасывая мою руку. Катя села на пятки, развернула к себе промежность Алёны к себе, и легла на диван, окунувшись лицом в промежность подруги. Алёна застонала и вытянула руку ко мне. Я охотно вложил в её руку свой уже готовый член. Она потянула меня к себе, одновременно отползая к краю дивана так, что её голова свесилась. Я всё понял. Я присел над её головой и попытался нагнуть член вниз, ко рту женщины. Но это оказалось невозможно, мой, гудящий от возбуждения член, не мог так согнуться. Тогда я встал на самый краешек дивана коленями и наклонился вперёд, почти коснувшись головы Кати ласкающей, подругу между ног. Алёна сама направила мой член, и я осторожно опустил бёдра. Алёна немного подвигалась подо мной, приспосабливаясь. Я почувствовал, что губы женщины обхватили мой член, и стал медленно погружать и вытягивать его. Язычок Алёны, казалось, был везде. Я закрыл глаза, с большим трудом сдерживаясь, чтобы не втолкнуть член глубоко.

— Трахнешь её в попку? Я хочу посмотреть — вдруг услышал я шёпот.

Я приоткрыл глаза и увидел пред собой всё мокрое от сока Алёны лицо Кати. Даже нос у неё был блестящим от влаги. Она поцеловала меня в губы, и я вновь ощутил кисловатый вкус влагалища Алёны во рту.

— А её подготовлю — всё так же шёпотом, предложила Катя.

Катя подхватила подругу под колени и, надавив так, заставила почти прижать колени к груди. Прямо перед глазами у меня оказалась приоткрытый тёмный вход в лоно Алёны, уже почти не прикрываемый малыми губами. Катя наклонилась и провела языком по анусу Алёны. Я хотел поцеловать клитор женщины, которая так изысканно ласкала мой член, но побоялся ударить Катю лбом и просто смотрел, как Катя с жаром вылизывала всё между ягодиц подруги. Постепенно ласки Кати стали жёстче, она, заострив кончик языка, вталкивала его, в ставшее более плоским колечко ануса. Я уже видел, что маленькая дырочка уже не так плотно сжата.

— Давай. Хочу это увидеть — горячечно, прошептала Катя.

Я безжалостно выдернул член из влажных объятий рта Алёны и быстро обошёл диван. Катя уступила мне место, пожирая меня каким-то диким взглядом. Ноги подруги Катя не отпустила, пока я не принял их у неё. Катя одним движением перекинула ногу через Алёну, подставив лежащей подруге свою промежность, и опять взяла ноги подруги под колени. Я пытался отдышаться, боясь кончить сразу, как только коснусь членом ануса Алёны. Подхватив подушку, я подсунул её под крестец Алёны, которая уже постанывала между ног подруги.

— Ну, давай же! — почти прорычала Катя.

Широко разведя колени, чтобы опуститься пониже, я рукой подставил головку к анусу Алёны и немного надавил. Головка чуть упёрлась, но потом проскочила легко. Я подождал немного, давая Алёне привыкнуть, и вдавил член до конца. Алёна затрепетала, я это почувствовал. Я наклонился и прижал предплечьями разведённые пухленькие ножки Алёны, расплющивая лобком и бёдрами её податливые ягодицы, отчего мой член вошёл ещё немного. Алёна замерла подо мной, а Катя, наконец, отпустив ноги любовницы, слезла с её лица. Она легла, обняв подругу и прижавшись щекой к груди женщины.

Я немного вытянул член из попки Алёны и вдавил его вновь, потом вытянул больше, снова с усилием вгоняя, во всё ещё сопротивляющийся задний проход партнёрши. Постепенно я увеличил амплитуду так, что почти весь член, кроме головки, выходил, и снова врезался в уже привыкшую попку. Мне хотелось ещё глубже, ещё сильнее. Алёна начала стонать, иногда пытаясь, почему-то свести ноги. Как будто найдя нужное русло, мой член уже не встречал такого сильного сопротивления и входил легко и упруго. Кто-то что-то бормотал. Кто-то стонал. Иногда анус Алёны напрягался, становясь почти твёрдым и пытаясь вытолкнуть член из себя, но неизменно сдавался напору возбуждённого до предела члена. От удовольствия я прикрыл глаза. Вот подкатило почти болезненное предвкушение оргазма. Бёдра и спину стало судорожно сводить, члену стало теснее, движения стали короткими и резкими и... по всему моему естеству покатилась волна умиротворяющей неги, толчками выплёскивающейся в анус Алёны вместе с моей спермой. Я, кажется, вскрикнул. Не в силах управлять своим телом, я чуть не упал, с трудом удержавшись на трясущихся коленях, и просто сел на пятки, отчего член выскочил из заднего прохода женщины и, задев простыню на диване, повис между ног, рывками уменьшаясь. Немного позже, я приоткрыл непослушные веки. Мышцы между ног ныли от напряжения. Катя сидела, поджав ноги, и странно смотрела на меня. Алёна лежала на спине, закрыв глаза и сжав всё ещё согнутые в коленях ноги.

— Я сейчас — пробормотал я, скрипя, кажется всеми суставами ног, ушёл в ванную.

Забравшись с ногами в ванну, даже не пытаясь регулировать воду, а открыв только холодную, я обмыл свой натруженный и горячий «инструмент».

Когда я вернулся, то увидел, что обе женщины лежат рядом на животиках и тихонько шепчутся. Я скромно сел на диван у них в ногах. Катя повернулась на бок, подпёрла голову рукой и, опять обдав меня непонятным испытующим взглядом прерывистым голосом произнесла:

— Вот это да. Вот это вы выдали. Алёнка до сих пор не может в себя прийти. Она два раза кончила, говорит, а могла, и третий... Я думала ты её или проткнёшь или разорвёшь в клочки... Ты был такой... на себя не похож... просто демон какой-то...

Алёнка то ли одобрительно, то ли возражая, что-то пролепетала.

— Посмотри как у неё всё... там — Катя без усилий раздвинула пухлые белые ягодицы любовницы, открывая бордовый и сильно выступающий анус, всё ещё не закрывшийся полностью.

— Мне кажется, я такое не смогу... не получится.

— Ты просто ещё не знаешь как это. Это по-другому... сильнее — наконец подала голос Алёна — тебя разрывает, накачивает, тянет, но ты ничего не можешь,... нет, не хочешь останавливать... Не объяснить так...

— Извините, мне надо отлучиться. Всегда после этого почему-то хочется... — спохватилась Алёна и, заметно сжимая при ходьбе ноги, ушла в туалет.

Я лёг рядом с Катей. Она прижалась ко мне и положила голову на грудь. Мы помолчали.

— Знаешь сколько нам лет? — наконец спросила женщина.

— Догадываюсь.

Катя посмотрела мне в глаза и вызывающе мотнула головой снизу вверх, приглашая меня продолжать.

— Думаю, лет по тридцать пять — огласил я свою догадку.

— Смотри, какой догадливый — вернула Катя голову мне на грудь — Почти угадал. Мне тридцать семь, а Алёнке — тридцать два. Алёнка ещё ничего, а я уже почти старуха... Моей дочке Светке уже девятнадцать, почти двадцать. Чуть моложе тебя.

— Перестань. Все бы старухи такие были. Тогда бы точно началась сексуальная революция — не очень оригинально и искренне экспромтом заступился я.

— Да уж. У меня до сих пор перед глазами как ты Алёнку «тыкал», а она орала — невпопад, мечтательно замурлыкала Катя.

Я промолчал. Казалось, Катя заснула. Шумно вернулась Алёна, с порога заявив хохоча:

— Ну, просто идиллия. Голубочки. Алёна запрыгнула на диван и, обняв моё левое бедро, умостила голову мне на живот. Её дыхание щекотало мой горячий член. Так мы и лежали, и я стал понемногу проваливаться в сон. Не дал мне заснуть голос Кати:

— Уже рассветает. Надо нам отпускать нашего «Ромео».

— Ну и пусть у нас остаётся — возразила Алёна.

— Нет. Ему надо отдохнуть, а то мы его точно доконаем. Я так точно не удержусь — Катя приподняла голову и, улыбаясь, посмотрела на мою реакцию — Вижу, что устал.

Ещё немного повалявшись, меня выпустили из объятий. Одевшись,...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх