Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 2

  1. Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 1
  2. Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 2
  3. Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 3

Страница: 1 из 3

История вторая. Катрусин кинозал.

В наше время видеомагнитофоны были большой редкостью. Настолько, что преобладающее большинство только слышало о таком чуде, но никак не видело своими глазами. Как тут не вспомнить мастеров вольных пересказов американских боевиков, где непостижимым образом перемешивались сюжеты из «Рембо», «Красная жара» и «Доспехи бога». У таких людей были свои поклонники. Они просили: «Расскажи про Арнольда!», или «Расскажи про Ван Дама!». Вот я, например, первый раз посмотрел «Терминатор» глазами своего одноклассника Максима. Он так мастерски описал фильм, что даже когда вышел «Терминатор 2», мне казалось, что я уже его видел еще до съемок, что Максим уже это все мне рассказывал.

У Максима был талант пересказывать не только боевики. Он умел пересказывать порнуху. Вот вы можете себе сегодня представить, что вам кто-то пересказывает порнуху? Обычную немецкую порнуху, без сюжета, смысла и намека на актерскую игру? А Максим пересказывал. Причем так увлекательно, что слушателям казалось, будто Макс как минимум держал свечку при съемках.

Посмотреть порнуху в то время — это казалось несбыточной мечтой. Да мы об этом и не мечтали. Зачем, когда есть Максим? Рассказанное с его слов я мог так живо себе представить, что хватало и трех минут в туалете, чтобы снять лишнее напряжение.

Так случилось, что видик, наконец, появился и у меня. Знакомый старшего брата имел возможность ездить по заграницам, и за большие деньги привез однажды видеоплеер «Aiwa», а заодно с ним и кассету «Голубая лагуна». Сейчас подобный фильм могут по телевизору в дневное время показать, а тогда — это была почти порнуха. Помню, что родители про этот фильм так и ничего не знали.

Ну, в общем, радости не было предела. На эту кассету я наменял практически все, что в то время смотрели. Со мной стали дружить старшие товарищи, и сами предлагали очередной новый фильм в обмен на мою «Голубую лагуну».

Но лично мне «Голубой лагуны» уже было не достаточно. Хотелось чего-то по-настоящему запретного.

И случай представился. Однажды я как-то зашел в гости к своему дальнему родственнику. Он был студентом в одном нашем учебном заведении, и снимал в городе квартиру. А домой еще не уехал, потому что у них была практика.

Родители его были людьми не бедными, поэтому у Саши был и музыкальный центр Panasonic с множеством ярких лампочек, и кожаная куртка с кучей карманов, и старенькая, зато своя «копейка», и, конечно же, видеомагнитофон.

Итак, я у него в гостях, изучаю его видеотеку на предмет интересных фильмов, которых еще не видел. Надо сказать, что в то время понятия «интересный фильм» и «фильм, которого еще не видел», были синонимами. Это сейчас мы стали слишком требовательны к Голливуду. А в то время даже третьесортные боевики неизвестных студий смотрелись на ура.

Вот тут-то мне и попалась кассета без подписи. Я спросил у него: «Что это?». А он так просто отвечает: «А, порнуха, наверное, какая-то». Я остолбенел. Как можно спокойнее сказал: «Дай посмотреть». Он ответил: «Бери, только через два дня верни, это не моя кассета».

Два дня! Как можно успеть насмотреться порнухи за два дня! Тем более, что делать это можно было только когда дома никого не было.

Надо было срочно что-то придумать. Так, кассету надо переписать! Но как? Где взять еще один видик? А если даже и найдется видик, где переписывать? Дома не получится, родители могут вернуться домой в любой момент.

И тут меня осенило: у Марины дома! Видик я возьму у Саши, он парень добрый, не откажет. Отсутствие видика дома родители вряд ли заметят, а если и заметят — то скажу, что Саша попросил кассету переписать. Осталось одно — уболтать на это дело Марину.

За этим не заржавело. Мы опять втроем — я, Настя и Марина — сидим в беседке в нашем дворе. Разговор я специально свел к обсуждению видеофильмов, а именно любовных сцен. Мы обсуждали, в каких фильмах эти сцены выглядели наиболее эротично.

И тут я заявляю: «Девчонки, а хотите настоящую порнуху посмотреть?». Настя с Мариной переглянулись.

— А у тебя есть?

— Есть.

— Интересная?

— Не знаю, не смотрел еще. Но думаю — да.

— А где смотреть будем?

И вот тут я выкладываю весь мой план по переписыванию заветной кассеты.

Сказано — сделано. С Сашей договорились о видеомагнитофоне «на завтра». На базаре покупается 3-х часовая «болванка». Осталось дождаться «завтра».

К семи утра (Сашина практика начиналась рано) видик был уже у меня.

Маринина мама на работу уходила в 8.30. Полтора часа мне надо было где-то тыняться с видиком на руках. Я просидел это время в нашей беседке. Сам лично видел, как пошла на работу Маринина мама. Пошел к Марине домой. На удивление, Настя была уже там — Марина ей позвонила, а они были соседи по подъезду. И им тоже не терпится, — подумал я и пошел домой за своим видиком.

Несколько минут — и все готово. Два видика соединены кабелями через телевизор. Мы удобно расположились на диване. Я, с пультами в руках, посредине, девчонки с обеих сторон. Нажимаю «Воспроизведение» и «Запись». Пошла заставка. Фильм, на счастье, оказался французским, поэтому помимо сцен с трахом, содержал какой-никакой сюжет. Фильм был про школьниц-развратниц, которых пытался вывести на чистую воду их учитель, в итоге оттрахавший их всех.

Первых двадцать минут мы смотрели фильм задорно, вставляя свои комментарии, смеялись над происходящем на экране и над происходящем с нами — мы старались скрыть свое возбуждения за приступом острословия.

Но когда наше перевозбуждение прошло, мы так увлеклись сеансом на экране, что забыли обо всем на свете. Я думал только об одном — хотелось вздрочнуть.

Посмотрел на девочек. У них были такие же выражения лиц, как в тот день нашей первой интимной встречи.

И я решился: «Девочки, мы ведь уже друг друга не стесняемся, правда?» В ответ — тишина. А давайте, как в прошлый раз, поиграем, ну, сами с собой. Опять молчат. Ну, думаю, никто, кроме меня, первым не начнет, надо брать дело, т. е. тело, в свои руки.

Откидываюсь на спинку дивана, начинаю расстегивать ширинку. Снял штаны. Через трусы видно, что стояк у меня уже будь здоров. Снимаю трусы. Остаюсь в одной футболке. Беру в руки член, начинаю неспешно подрачивать. Вижу, девочкам мои действия небезынтересны. Пытаюсь их подзадорить: «Давайте, вам же тоже хочется».

Тут Настя придвигается ко мне и берет член себе в руку. Начинает его поглаживать по всей длине. Я оборачиваюсь к ней и пытаюсь снять с нее майку. Получается плохо. Она отрывается от моего члена и стягивает майку сама. И опять передо мной эти груди. Одной рукой я начинаю их гладить. Она лежит, опершись на локти, смотрит на экран. Я шепчу ей: «Раздевайся дальше». Она сначала смотрит на меня, потом приподнимается, и снимает шорты. Остается в одних трусиках. Теперь на ней трусики из той же моей любимой серии, но только серые и с маленьким красным бантиком спереди. Я берусь за них по бокам и пытаюсь стянуть вниз. Она останавливает мое движение рукой, и просит: «Не надо, пожалуйста».

Я в ответ пожимаю плечами и оборачиваюсь к Марине. Марина бросает на меня взгляд и поворачивается спиной. Сегодня она одета в платьице с пуговицами на спине. Марина закидывает руки на шею и приподнимает свои густые черные распущенные волосы. Этот жест я принимаю, как просьбу помочь расстегнуть платье.

Трясущимися руками я перехожу от одной пуговицы к другой. Вот и расстегнул. Одно легкое движение плеч — и платье послушно складывается у Марины на бедрах. Она сидит ко мне спиной. Грациозным движением головы и руки поправляет волосы. Столько изящества и женственности в этом жесте! Я, не удержавшись, обнимаю ее сзади, прижимаюсь к ее спине, вдыхаю мягкий аромат ее волос. Руки сами легли ей на груди. Я еще не видел их, но уже могу чувствовать. У Марины маленькие груди. Но их тоже так приятно стиснуть, потеребить слегка пальчиками сосочки, ощутить, как они наливаются кровью ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (23)

Последние рассказы автора

наверх