Рабыня. Часть 5

  1. Рабыня. Часть 1
  2. Рабыня. Часть 2
  3. Рабыня. Часть 3
  4. Рабыня. Часть 4
  5. Рабыня. Часть 5
  6. Рабыня. Часть 6
  7. Рабыня. Часть 7
  8. Рабыня. Часть 8
  9. Рабыня. Часть 9

Страница: 1 из 3


Развратное доминирование продолжалось до глубокой ночи. Оленьку довели до такого состояния, что с ней случилась истерика. Кристина плотно зажала ей рот и, приводя в чувство, крепко отхлестала ладонями по щекам. После этого, успокоившись, Ольга снова лизала её мокрую промежность. Натали, одевшись, сходила в общий туалет по большому. Вернувшись из сортира, поворотилась ко мне задом и спустила потёртые на заднице джинсы и грязные трусики.

— Подотри меня своим языком, сучка! Я специально не подтиралась... Да поживее, — приказала она властным голосом.

Я в душе содрогнулась от отвращения, представив, как буду вылизывать её немытую, плохо пахнущую задницу. Садистка поняла моё замешательство, оскорбилась, быстро повернувшись, ударила что есть силы кулаком в глаз. Из глаз моих посыпались искры. Я глухо охнула и упала навзничь. Перед глазами всё поплыло. Я заплакала, схватившись за лицо, умоляюще попросила:

— Натали, прости, пожалуйста, я сделаю всё, что ты хочешь! Не бей меня больше.

Глаз мгновенно заплыл огромной, безобразной, кроваво-фиолетовой опухолью. Ольга, взглянув на меня мельком, вскрикнула от ужаса и с ещё большим усердием и рабским подобострастием продолжила лизать Кристину между ног.

— Ко мне, тварь! Быстро! Ползком! — заорала озверевшая от сознания своего всемогущества Натали, продолжая вертеть своей голой нечистой жопой.

Я быстро перевернулась на живот и ужом, стараясь не поднимать голову и свою большую белую попу, торопливо поползла к ногам Натали. Она ударила меня ногой, обутой в кроссовок, по мягкой, колыхнувшейся, как студень, ягодице.

— Ещё раз не выполнишь приказ, засуну в очко швабру! — пригрозила она зловеще. — А сейчас лижи мою дырочку, да смотри — хорошо вылежи. До зеркального блеска!

Я вскочила с пола, стоя на коленях, раздвинула дрожащими от страха, боли и унижения руками половинки её задницы, принялась торопливо — с показным удовольствием — орудовать языком. Старалась подавить рвотные позывы от острого тошнотворного запаха и вкуса. Во рту моментально стало горько и горячо, обильно закапала тягучая слюна. Болел глаз, которым я не могла уже ничего видеть, как будто меня ужалила пчела. Довольная Натали блаженствовала, прикрыв глаза и похотливо постанывая...

— Так, животное... Очень хорошо! Я балдею! Вау — какой улёт, — приговаривала она скороговоркой.

Тут снова плаксиво вскрикнула Ольга. Она допустила какой-то промах и Кристина, видимо, больно её ударила. Я, повинуясь непреодолимому материнскому инстинкту, тут же обернулась на крик. Дочка лежала на полу, на спине, с расквашенным носиком, из которого сочилась тонкая струйка крови, и жалобно всхлипывала. Кристина, наклонившись, что-то ей яростно говорила, потрясая кулачком перед самым её испуганным, искажённым гримасой боли, личиком. Что она сделала не так, я не поняла, да в общем, сильно и не вникала. Мне было жалко Оленьку до безумия, но как я могла её защитить, если и сама была беспомощной, беззащитной и жалкой пиздолизкой...

Когда девчонки во втором часу ночи наконец-то ушли, мы с Ольгой буквально повалились на свои постели без задних ног от усталости и тут же уснули, как убитые.

Под утро я проснулась от какого-то шевеления рядом. Открыла глаза: Ольга, как была с вечера, голая примостилась у меня под боком. Я ласково обняла своё чадо рукой, крепко прижала к своему телу. Мы долго молчали, слушая в полутьме дыхание друг друга. Наконец, дочка не вытерпела:

— Мама, почему ты лижешь у Натали? — робко заговорила она. — Почему она тебя бьёт? Зачем ты отдала деньги Кристине?

Вопросов было слишком много, и я не знала, что отвечать. Нежно погладила встревоженную Оленьку по голове, поцеловала в губки.

— Я была должна Кристине, она однажды меня выручила, — соврала я, стараясь не смотреть Ольге в глаза.

— Почему они издеваются над тобой так же, как и надо мной? — настойчиво повторила вопрос моя девочка.

— Ну, они некультурные, злые девочки... — замялась я. — Им, видимо, доставляет большое удовольствие издеваться и доминировать надо мной...

— А тебе?

— Когда это делает Натали — нет, — отрицательно качнула я головой. — Но она подруга Кристины...

— И потому ты позволяешь ей... и всё терпишь? — закончила мою мысль Ольга.

— Видимо, да, — кивнула я.

— Значит, тебе нравится Кристи? — задала в лоб вопрос моя девочка.

— Нравится, — с трудом призналась я.

— Ты на неё запала?

Я густо покраснела, но ответила утвердительно.

— У нас в классе почти все девочки влюблены в неё. Кристи очень красивая, — сказала Ольга.

— А мальчики? — поинтересовалась я.

— Некоторые мальчишки просто с ума по ней сходят, но она не обращает на них внимания. Кристи — лесби. Ей нравятся только девочки и... взрослые женщины, — дочка мельком глянула на меня. — Она мне говорила, что ты тоже у неё лижешь и всё терпишь...

— Так получилось, Оленька, — торопливо заговорила я, виновато пряча глаза и плотнее прижимая тщедушное, угловатое тельце дочери к своему большому, мягкому обнажённому телу. — Кристи как-то пришла к нам домой и сообщила мне, что ты — её рабыня и, если я не буду... удовлетворять её языком — она жестоко тебя накажет. Я испугалась за тебя, доченька, и сделала всё, что она хотела...

— Тебе понравилось у неё лизать?

— Это было необычно... Я совсем потеряла голову от волнения... Когда она начала применять силу, я растерялась... Я ведь совсем не умею драться...

— Кристи тебя била? — участливо спросила Ольга.

— Иногда... Если я чем-нибудь её раздражала, — потупившись, призналась я.

— Кристи жестокая и злая! И совсем меня не любит, — неожиданно взорвалась слезливым признанием моя девочка. Уткнувшись лицом в подушку, она горько зарыдала.

Я как могла её утешала. Перевернув на спину, целовала в мокрые, заплаканные глаза, щёки, губы.

— Расскажи, как всё было? Как всё началось? — попросила я Ольгу.

— Два года назад, весной, учительница повела наш класс в городской парк на субботник, — начала рассказывать моя девочка. — Там стоял памятник жертвам войны, и нам нужно было всё убрать вокруг него, сжечь мусор, посадить цветы на клумбе. Все приступили к работе, только Кристи с Наташкой и Викой — ты её не знаешь, она на год старше нас — ничего не делали. Они всегда держались в классе особняком, своей компанией и мне страшно хотелось быть с ними. Когда девчонки углубились в парк, я незаметно пошла вслед за ними. То, что я увидела — повергло меня в шок. Кристи, наклонившись, стояла возле большой акации, обхватив руками ствол для устойчивости, юбка её была откинута на спину, трусики спущены до колен. Сзади к ней прилипла лицом Натали. Она вылизывала её киску. Вика, смотря на них, гладила себя рукой между ног. Левой рукой она крепко сжимала задранную высоко юбку. Её маленькие оранжевые стринги валялись на траве под кустиком.

Вика первая заметила меня. Я растерялась и застыла на месте как вкопанная. Вика бросила себя ласкать, подбежала ко мне и, схватив за руку, вытащила из кустов.

— Девочки, лазутчицу поймала! — победно объявила она, толкнув меня к ногам своих подруг, занимавшихся странной любовью.

Я упала, поцарапав локти и коленки о сучья. Вначале страха не было, был только интерес: а что же будет дальше? К тому же Кристина мне очень нравилась и я не верила, что она способна меня обидеть.

Натали, оторвавшись от попы Кристины, проворно вскочила на ноги. Я тоже поднялась, виновато смотря ей в глаза. Кристи, натянув трусики, повернулась.

— Кто тебе поручил следить за нами, сучка? — строго спросила она.

— Никто, Кристи, я не следила, — умоляюще сложила я на груди руки. — Я думала, что вы решили покурить, и пошла следом. Я не знала, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх