Ещё одна история в Олениче. Долг матери

Страница: 5 из 8

всей душой желала, чтобы он прямо у неё на глазах довёл себя до извержения, да ещё и у неё на глазах... Диво... Диво..

И эта перемена в ней была настолько разительна, что в это невозможно было поверить.

Впрочем, скоро, Савву это уже перестало волновать. Он подался вперёд всем телом. Брови мамы удивлённо поползли вверх. Сын возвышался теперь над ней, будто гора. Теперь его любовный жезл, яростно терзаемый кулаком находился прямо над ее животом.

Со стоном Савва быстрее двигал рукой всё быстрее. И вдруг, решившись-таки, (сама ведь разрешила!) он протянул руку и положил её на мамину грудь. Та так и замерла. О, такого решительного действа от него теперь, после стыда, испытанного им так недавно, она совсем не ожидала.

Савва настороженно смотрел в её глаза, но мать лишь ободряюще улыбнулась ему. Её рука погладила его по щеке, словно, поощряя к дальнейшим действия. Нет, это не его мать!! Савва даже на миг зажмурился, боясь, что всё происходящее, не более, чем сон.

Его рука уверенно и мягко прошлась по её груди и, коснувшись её соска, замерла, чуть сжимая мягкую плоть в своей ладони.

На миг юноша напрягся, ожидая отповеди, но мама ничего не сказала и не сделала попытки сбросить с себя его руку.

А через миг, ему уже было наплевать на весь мир вокруг себя..

— Мама... — простонал он, — мама..

Как всегда у него, это было сильно и много.

Первый всплеск его семени жирным плевком упал на её грудь. Савва подался ещё ближе к матери... Вторая струя легла на мамино лицо и волосы, а третья попала точно в приоткрытый рот, обильно испачкав её пухлые губы.

— Саввушка, миленький, надо на моё лоно... — воскликнула вдруг мама. И откинувшись назад на свои руки, она даже приподняла свои бёдра, чтобы ему было удобнее... , — ты должен оросить своим семенем моё лоно!

У Саввы совсем не было времени размышлять, а зачем он должен это делать, а главное, а зачем это нужно матери? Он только крепче сжал древко своего копья и, склонившись, направил следующие извержения, уже не такие обильные и мощные прямо на материнское лоно. И смотрел, как мутные кисельные крупные капли опадают на её бутон, обильно заливая нежные лепестки материнского лона.

Опустошённый, оглушённый испытанными только что чувствами, а самое главное, наконец-то, умиротворённый, он молча смотрел, как мама медленно провела языком по губам, слизывая капли его семени. И Савва даже моргнул от неожиданности. Ну да, он не ошибся, а мама медленно облизала губы ещё раз.

Повинуясь странному порыву внутри себя, Савва отпустил свой член и неуверенно протянул руку к её лицу. Мама c лёгким прищуром наблюдала за ним. А Савва медленно провёл рукой по её подбородку, собирая на пальцы крупные сгустки своего семени и поднёс пальцы к её приоткрытым губам, предлагая матери это несуразное (ведь не дожжен как-то сын угощать мать своим семенем) угощение... И... это было невероятно... Но мама распахнув рот, шумно облизнула его пальцы, насадившись на них губами, языком тщательно слизывая с них его семя. И ещё дважды, едва не трогаясь умом от лицезрения этого святотатственного действа, Савва собирал семя с её щёк и со лба и оба раза мама не отказывалась от угощения с его пальцев.

Потом она улыбнулась ему, легко и просто. Как обычно улыбалась ему после игры всей семьёй в карты или кости. Так обыкновенно, как будто её волосы, грудь, её бёдра и лоно сейчас не были покрыты его семенем и она не ела семя с его пальцев всего лишь несколько мгновений назад.

— Твоё семя коснулось женского лона и женских губ, — проговорила мать с чувством исполненного долга, — думаю, по всем канонам это должно означать, что ты больше не девственник..

— Мама... — простонал Савва, отчего вмиг расстроившись рассуждениями матери, — господи, это что всё только из-за моей невинности?

Он без сил опустился ряжом с ней на лавку.

Мама с искренним удивлением покосилась на него:

— Ну, да... А ты думал для чего?

Савва только разочарованно покачал головой в ответ.

— Ты думаешь, этого недостаточно? — с сомнением в голосе спросила она, — думаешь, так мы не проведём ИХ?

Савва только пожал плечами.

— Провели, мам, провели... Ты даже меня провела... Поверь..

— Хм... — она задумалась, потом тяжело вздохнула.

— Ладно, сейчас, отцу отравлю весточку с голубем. Надо всё ему сказать. Ему и решать, стало быть. Сторожа всего в дне пути отсюда. Думаю, к вечеру, ответ придёт..

— Мам, что ты снова задумала?

Она снова вздохнула:

— Ну, есть в семье ценности... Чтобы купить тебе женщину... Но без отца я не смею ими распоряжаться. Как он решит, так и будет.

Савва махнул рукой:

— Мама, перестань, прошу тебя... Продашь амулет прадедушки? Или браслет бабушки? Ради рабыни на ночь? Ну, давай будем считать, что ты лишила меня невинности... Всё было так красочно... Я думаю, все демоны в мире тебе поверили, — он горестно вздохнул.

— Отцу решать, — буркнула ему мать, — хоть и муж ты уже, да пока в его семье живёшь... Как отец велит, так и поступим..

*****

Оставшуюся половину дня он возился с оружием и доспехами, потом с Атаром, дивясь его статности и силе. Настоящий богатырский конь! А как шёл под седлом! Эх..

Лия, Мина и Егорка прям визжали от восторга взбираясь на могучего скакуна. Ещё бы, да и у отца такого коня не было! Всё-таки, мамка, дюже угодила с подарком!

После, как полагается, сели уже в доме в сугубо семейном кругу. Правда, Савва теперь держал руки подальше от хмельного кваса. Будет ему уже сегодня. И то весь вечер перед глазами рисовалась картина маминых губ ссасывающих семя с его пальцев и в паху снова ныло истомой, и член опять в мгновение ока наливался любовной силой.

Марах и Десихор те быстро наклюкались, (а по обычаю Оленича рабы всегда ели за одним столом с хозяевами) вознося один кубок за другим в честь молодого хозяина, пока обоих Агелая поодиночке не оттащила в холопскую опочивальню.

Зато, обоим сёстрам и Егору мама неожиданно разрешила отпробывать вина, чего ранее отродясь не позволяла никому из детей. Сама мама она едва пригубила один или два раза из своего куба. Вообще, вроде бы улыбаясь и веселясь вместе со всеми, она выглядела какой-то необычной, на себя не похожей. И всё бросала тайком странные взоры на Савву.

Уже к ночи, когда застолье было окончено, и детей уже отправили спать, а Агелая принялась прибираться со стола, Савва вновь отправился на конюшню, перед сном повидаться с Атаром, сзади тихой тенью к нему подошла мать.

— Голубь вернулся, — тихо проговорила она. — Отец велел, чтобы эту ночь ты провёл с женщиной,

На миг Савва напрягся, но вдруг понял, что совсем не против. Весь день он мучился любовным томлением при мыслях о теле матери. И право, если отец готов расщедриться, то эту ночь он совсем не прочь провести в объятиях хорошенькой умелой рабыни.

— Я могу себе выбрать сам выбрать женщину?

Мама улыбнулась и закачала головой:

— Нет... Я уже это сделала.

Савва игриво скривил лицо:

— Мама, вы сегодня невероятно щедры с собственным сыном, право дело. В жизни не мог себе представить, что ты будешь настолько чутка к моим желаниям..

Но мама не была настроена принимать его игривый тон. Тогда он спросил:

— Мам... А кто она? Красивая?

И снова её странный взгляд:

— Красивая... Самая лучшая... Поверь, на твоём месте этой ночью хотели бы оказаться большинство мужчин Вилютской Сторожи, а может и Оленича.

— Да? — Савва почувствовал, как приятная дрожь пробегает по спине.

— Её зовут Мина..

— Мина? — Савва даже поперхнулся, — нимфа? Мама, я без шуток..

Но мама взирала на него с самым серьёзным видом:

— Да, нимфа... Тебе очень повезло, мой сын. Я взывала к старым богам и они меня услышали. Ты станешь истинным мужчиной в объятиях лесной нимфы.

Савва с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться. Но признаться,...  Читать дальше →

Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх