Кукла. Глава 2

  1. Кукла. Глава 1
  2. Кукла. Глава 2

Страница: 3 из 10

что его взял не для того, чтобы шампанское пить.

Кукла, недолго думая, на автомате поставила руку и тут же получила поддержку, легким движением оказалась на стеклянном столике, на котором стояла бутылка за несколько тысяч далеко не русских рублей, но одним движением ноги была скинута, что привлекло внимание окружающих, и начался танец, который исполнялся с грацией, надрывом и пылал страстью, сексом, похотью, точностью движений и линий. Лицо приковывало, глаза завораживали, движения бёдер возбуждали, всем хотелось кусочек, да только хозяин сегодня сказал «нет».

Все мысли Кирилла о доме, тепле прервало окаменевшее в изумлении лицо Федьки:

— Эй, Федька, ты чего? — хлопнул по плечу Киря друга.

В ответ тот лишь посмотрел и снова куда-то уставился, Кирилл вслед за ним посмотрел на балкон, и тут уже парень открыл рот от увиденного: это ведь Кукла!

Только увиденное больше напоминало столь модные сериалы, где Louboutin имя нарицательное, где shopping в Dior, как покупка молока в ближайшем продуктовом, в которых отпрыски манхэттенской элиты так напыщенны своей значимостью, только юнцы не понимают, что их слова, поступки и проблемы не более чем пародия на взрослую жизнь, а интриги — детский лепет. Но то, что лицезрели окружающие, было как наркотик нового поколения, за исключением разве того, что для Кирилла, который через smoky eyes видел глаза, в которых отразилось небо, и развевающиеся на ветру струи золотистого шёлка.

Чем закончилась ночь — это не суть и не смысл, это всего лишь отрывок, вырванный из жизни.

Ты первая меня любила, ты первая меня покинула.

1 декабря все по обыкновению в универе занимаются своими делами. Машка достает своими капризными замашками Кирюху, Федька шкодит, а Вика строит глазки налево и направо в поисках того единственного или просто того, с кем можно было бы перепихнуться: ей не привыкать юбку в подворотне задирать...

Кирилл последние месяцы неотрывно следит за Куклой, сцена в клубе не выходит из головы, парнишка ему так часто снится, правда, сны далеко не эротические, в сновидениях они вместе гуляют, и Кукла мило и беззаботно о чем-то говорит, смеется, или застенчиво улыбается, когда Киря его обнимает или сжимает в своих огромных руках его маленькие и нежные руки. Ему стало жизненно необходимо увидеть его с утра, чтобы день задался.

Анализировал ли Кирилл вопрос — «почему?», безусловно, с начало ему казалось, это происходит только из-за внешности парня, но с каждым разом его больше увлекала игра Куклы перед окружающими и отсутствие эмоций, хотя, конечно, они были, точнее, скорей эта была подделка, парень всегда знал, как лучше встать, какое лицо должно быть, каждый мускул играл свою роль, невидимую народу, но точно создававший всё то, что так жаждали в нём увидеть люди. Что толпе надо? Еще в Древнем Риме вывели формулу, с тех пор она сильно не изменилась: «Хлеба и зрелища», и все было, спектакль одного актера, всегда одного, и всегда такого виртуозного. Однако Кире совсем не этого хотелось, ему хотелось увидеть его настоящим, без безупречного лоска, ледяной синевы бездонных глаз. Все чаще парень стал ловить себя на мысли о Кукле как о человеке, которого окутала какая-то тайна, сделавшего его заложником этого образа: и выйти из него нельзя, и пути назад нет.

Отношения Кирилла с Машкой становились всё напряжённей: наверное, с появлением в его жизни странного парня ему захотелось перестать плыть по течению, которым так ловко руководила его подружка, только сейчас в голове всё выстроилось в ряд, и перспектива на будущую жизнь обрисовалось черными красками, с истеричной женой, постоянным гноблением, уничтожением его сильного характера, — да что там говорить, вдавливанием его, как мужчину, в пол двенадцатисантиметровыми каблуками.

Не о такой жизни Кирилл мечтал, будучи ещё юношей в деревни у бабушки с дедушкой, убегая в поле и смотря в голубое небо с плывущими облаками, развалившись в траве. Ему всегда представлялось, что в будущем его ждёт только счастье и рядом будет человек, которого он обязательно полюбит и который отдаст свою любовь ему в ответ, тогда это было какое-то эфемерное существо, но с ним всегда было неописуемо легко и спокойно, ощущать его теплое дыхание у себя на шее. Те странные сны, что были в последнее время, по ощущениям напоминали юношеские грёзы, что буквально сбивало столку, усиливая пропасть между ним и Машей, да и с остальными в придачу. Единожды захотевший запретный плод, парень уже ни перед чем не остановится, чтобы вкусить его.

Да только проблема куда сложнее, Кукла и намека не подавала на хоть какую-то заинтересованность, проходя мимо, ни разу не взглянув на Кирю! Никогда ещё так не было тяжко ощущать безразличие другого человека, чем того единственного, кто ему понравился с той силой, с которой только может любить и желать сердце молодого и сильного парня. Но всё мимо.

Машка, чувствуя приближение чего-то неподдающегося объяснению и пониманию, с завидной регулярностью устраивала истерики, требовала порой того, чего сама не знала (из серии я хочу, извините, а о чём это я сейчас), злилась от ускользания из своих рук Кирилла, который уже не марионетка, взбрыкивавший со стойкостью необъезженного жеребца, злящийся подобно хищнику, загнанному в клетку. Мария не понимала, откуда исходит опасность, оглядываясь по сторонам и присматриваясь к окружающим, но никого не было, разве что... но эту мысль она страшилась больше всего, высмеивая Куклу и подтрунивая над ней, девушка всеми силами пыталась вызвать неприязнь к ней сокурсников, но больше вызывала неприязнь Кирилла, четко осознавая, что если её «будущее» заинтересуется этим парнем, то ей уже его не остановить, а терять свою надежду на безоблачную жизнь ей ох как не хотелось. Но признаки были все на лицо, напряжённое лицо Кирилла, выжидающее по утрам его появление, вздох облегчения, когда парень видит Куклу, блеск глаз и румянец на щеках, когда Кирилл скользит взглядом по его фигуре, по лицу, в эти минуты ей так хотелось вмазать ему, а затем придушить эту пустышку, которая неосознанно или подсознательно посягнула на её собственность.

Именно такими были последние месяцы наших героев до того самого утра, которое приоткроет завесу для Кирилла и испугает Куклу.

Так и сегодня Кирюха ждал его появления, но на первой паре его не было, парень расстроился. На второй тоже нет, и уже Киря раздражен:

— Киря, когда ты меня поведёшь по магазинам, а то одевать же нечего, стыдно же так ходить, а Кирь? Нууу, Киря, пожалуйста, — губки в трубочку, стала капать на разгоряченные нервы парня Машка.

— Да что ты заладила? Сказал, что пойдём! Отвали ты уже, что ты ведёшь себя как капризная девчонка! — прикрикнул Кирюха на неё, отчего на них обернулись.

— Ты совсем что ли из ума выжил, думай, что говоришь и с кем, ты поссориться хочешь, да?! — зашипела подружка.

— Так, всё, достала, пошла ты! А точнее, я пошёл отсюда, идиотка! — Кирилл, не обращая внимания на реплики препода, вышел из аудитории.

Идя по коридорам, парень задумался, что слишком уж завелся, подумаешь, Куклы нет, это создание ведь даже на него не смотрит, ему дела до Кири нет, что он так много думает о нем, пора кончать с этим. Пока парень об этом думал, он и не заметил, что в одном коридоре сидит та самая Кукла, из-за которой столько переполоха с утра.

Его настроение моментально поднялось, и Кирилл улыбнулся, решив подойти к парню:

— Привет! А ты чего не в аудитории? — дружелюбно обратился Киря.

Кукла на него не посмотрела, только его лицо было какое-то странное, а точнее, живое, парень сосредоточено смотрел на свои руки и крутил небольшой кусочек бумаги, губы как-то несвойственно кривились и подрагивали от приближающихся слез, каждый раз, когда на него смотрел, брови хмурились, столь идеальная иллюзия отсутствия эмоция сейчас была под большим вопросом.

— С тобой все в порядке? — Кирилл коснулся плеча Куклы, непроизвольное нежное сжатие его руки ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх