Егерь

Страница: 2 из 5

рядом с кроватью.

— Правда, — он сразу понял, о чём я спрашиваю, и грустно улыбнулся. — Мне, как и большинству людей, хотелось ласки и человеческого тепла, но я умудрялся знакомиться лишь с теми, кому нужен был только секс. Мне всегда нравились мужчины — сильные, крепкие... Я бегал за своими любовниками, как собачонка, надеясь на то, что они меня полюбят. Сейчас я понимаю, что это было довольно глупо. Всё повторялось, и постепенно остались только холод, одиночество, разочарование и случайные связи. Я сосал больше раз, чем целовался. Меня никогда не ласкали после секса. Мне двадцать шесть лет, а я никогда не держался за руку с любимым человеком. А я хочу любви, романтики и тепла. Счастья... — как будто оправдываясь, сказал Сашка. — Я ведь никому ничего плохого не делаю! Почему же всё так складывается? Это нечестно... Почему я до сих пор один... — парень моргнул, и из его глаз покатились слёзы. — Когда ты сидишь один в пустой комнате, так хочется почувствовать ласковое прикосновение, прижаться к другому человеку, ощутить его тепло и знать, что ты ему не безразличен. Раньше я думал, что всё придет позже, само собой, но годы идут, а всё остаётся таким же. Я часто смотрел в окно, на людей. Они гуляли, смеялись, целовались, а я был один. Жизнь проходила там, за стеклом, куда я по каким-то причинам попасть не мог, — Саша замолчал и с полным безразличием ко всему откинулся на подушку.

Скорее всего, он принялся изливать мне душу из-за высокой температуры и отвратительного самочувствия, а теперь он был полностью эмоционально опустошён и, кажется, начал засыпать. Я забрал из его расслабленной руки почти пустую кружку, получше укрыл парня одеялом и вышел из комнаты.

Сначала я не знал, как отнестись к его исповеди. Во времена моей молодости все эти темы были под запретом, и, честно говоря, я сам пару раз участвовал в избиении парней, которых подозревали в связи с мужчинами, но делал я это на самом деле потому, что все так делали, а коллектив и общественное было превыше всего, и если ты не с коллективом, значит ты против него. На самом деле я не видел ничего страшного в близости с мужчиной, хотя сам никогда это не пробовал. В зрелом возрасте я периодически смотрел гей-порно и мастурбировал, но до реального секса с мужчиной дело никогда не доходило, да я его не так уж и искал.

К вечеру Сашка проснулся и вышел из комнаты, завернувшись в полотенце, которое я забыл на спинке стула. Арес вскочил и остервенело залаял. Парень попятился. Я наорал на собаку, и свинозавр притих, но глаз с нашего гостя не спускал. Грязные вещи остались валяться в бане, и я принёс парню свои чёрные спортивные штаны и зелёную футболку. Сам я был в камуфляжных штанах и чёрной майке. Сашка молча взял у меня одежду и юркнул в комнату. Впрочем, уже минуты через две он вернулся на кухню и неуверенно подошёл к столу, опасливо поглядывая на ворчащего Ареса.

— Садись, — я кивнул ему на стул и отвернулся к плите.

Интересно, он помнит, как днём в полубреду и с температурой изливал мне душу?

Дожарив картошку с тушёнкой, я поставил сковороду на деревянный кружок в центре небольшого круглого стола, потом достал пару тарелок, вилки и наконец-то сам приземлился на стул. Я дал парню спокойно поесть, а затем, налив нам чай, начал расспросы.

— Как ты оказался в том болоте? — задал я главный вопрос.

— Всё началось с моего отпуска. Один из коллег предложил поехать в Карелию. Сказал, что в группе освободилось одно место, — Саша провёл рукой по коротким светлым волосам, в которых выделялись золотистые пряди мелирования, и, вздохнув, сжал губы. — Сначала всё было хорошо, а потом мой сослуживец зачем-то рассказал всем о том, что я люблю мужчин. Я случайно ему проболтался, когда мы на работе Новый год отмечали. Они не придумали ничего лучше, чем избить меня и бросить в лесу. Это было вчера утром... — Сашка обхватил себя руками и напряжённо на меня посмотрел, видимо, опасаясь негативной реакции с моей стороны.

Теперь стало понятно, куда делся десятый турист из вчерашней группы. Вот уроды... А что было бы, если бы я не нашёл парня? Не зная местности, в мокрой одежде на холодном ветру долго не протянуть, а учитывая его эмоциональное состояние на тот момент, он бы точно загнулся. И так он очень долго просидел в этом болоте, вполне ещё может слечь с воспалением лёгких.

— Сейчас как себя чувствуешь? Что болит?

Температура, наверное, спала, так как гость схомячил большую тарелку картошки. Когда у человека жар и плохое самочувствие, столько не жрут. А вот болит, думаю, почти всё — половина тела в синяках и ссадинах.

— В общем, всё терпимо... Что будешь со мной дальше делать? — Саша серьёзно на меня посмотрел.

— Через два-три дня позвоню в город, за тобой пришлют машину и отправят тебя домой. Сейчас дорогу размыло, так что пока побудешь здесь.

— Я боюсь твою собаку, — парень с опаской посмотрел на свинозавра.

— Это ты правильно делаешь. Он чужих не любит, может и куснуть.

— Здорово... Можно я пойду посплю? — гость отставил кружку и вопросительно посмотрел на меня.

— Конечно.

Я быстро прибрался на кухне, просмотрел на компе почту и тоже лёг, но уснул не сразу. Похоже, я слишком долго был один, и сейчас моим мыслям не давал покоя симпатичный парень, спящий в соседней комнате. Интересно, я могу ему понравиться? Если честно, мне безумно хотелось, чтобы он предложил мне близость. Сделать первый шаг в сложившейся ситуации я точно не решусь — слишком непривычно...

Сами собой в памяти всплыли порноролики с мужчинами, на месте которых я представлял себя и Сашку. Мне понравилось фантазировать о том, как я трахаю парня во всевозможных позах, хотя я ни разу в жизни не занимался анальным сексом. Потом я попробовал представить, как он вставляет член в мою задницу, и даже, раздвинув ноги, дотронулся до ануса пальцем. Стало стыдно, но возбуждение осталось, и я, плюнув на всё, начал мастурбировать. Спустя пару минут я изгадил пододеяльник, как пацан, но вылезать из тёплой постели и менять белье не хотелось, поэтому я сдвинул край одеяла с липкими пятнами к стене и, устроившись поудобнее, быстро заснул.

Утро встретило меня противным писком лесных птиц, надоевшими макаронами и вопросом Чернышевского «Что делать?», но я решил не заморачиваться, пустить всё на самотёк и заняться запланированными на сегодня делами, которых, впрочем, было не особо много: сходить за рыбой, привести в порядок две лодки и починить крышу сарая.

Обжарив макароны с тушёнкой, я пошёл было будить моего случайного гостя, но делать этого мне не пришлось. Крутившийся возле меня Арес недовольно залаял, и из-за двери комнаты осторожно высунулся Сашка. Оценив обстановку и прикинув, что пёс вряд ли нападёт на меня в моём присутствии, парень поздоровался, смело прошёл через кухню и направился через двор к деревянной коробке сортира. Сделав свои утренние дела, он вернулся и, опять посмотрев на свинозавра, присел на стул.

— Может, помочь чем? — он, конечно же, опять был в моих вещах, которые были ему немного великоваты.

— Нет, сейчас перекусим и пойдём к ближайшей ламбе за рыбой...

— А кто это? — удивился Сашка.

— Это не кто, а что. Ламбы — это маленькие травянистые озёра, часто с торфяным дном, поэтому вода в них может быть красновато-коричневой, — пояснил я.

— Никогда такого не видел.

— Сейчас посмотришь.

Мы вышли со двора и углубились в лес. Я вёл парня к узкой тихой протоке, соединяющей два озерка. Там у меня была лодка, и доплыть до ламбушки было гораздо проще, чем добираться пешком через лес.

Сашка смотрел вокруг с нескрываемым восторгом и радовался лесным пейзажам, как маленький. Пока мы шли к протоке, он рассказал мне, что сам из Москвы и последние пять лет никуда из каменных джунглей не выезжал, но всегда мечтал побывать в Карелии, и вот теперь его мечта осуществилась, правда, как всегда, через жопу.

Ещё больше радости вызвало у него наше недолгое водное путешествие,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх