Егерь

Страница: 3 из 5

а растущие прямо на гранитных валунах сосны, корни которых открыто змеились по камням, вообще показались ему чем-то сказочным. Арес тоже плыл с нами, сидя на носу лодки.

Я смотрел на Сашку и улыбался. Ссадины на лице потухли, и их почти не было видно, только запёкшаяся кровь на рассечённой брови сильно бросалась в глаза, но это нисколько не портило молодое миловидное лицо. Я опять подумал о человеческой злобе и тупости. Как можно было избить и бросить в лесу человека, который никому ничего плохого не сделал? Хорошо бы эти твари нарвались на медведицу, она бы им быстро разъяснила, кто в лесу хозяин. Знаю, что плохо желать кому-то неприятностей, но и поступать так, как они поступили с Сашкой, нельзя... Кстати, о медведях.

— Саш, посмотри направо, — я выпустил весло и указал ему направление рукой. — Видишь на стволе глубокие борозды? Это от медвежьих когтей отметины.

— Не люблю медведей, они агрессивные, — поморщился парень.

— Не всегда. Плохо, если самку с медвежатами встретишь или шатуна зимой, а так бурый медведь в общем-то даже трусоват.

Сашка хотел что-то ответить, но тут сосны расступились, и лодка выплыла на край небольшого, заросшего травой озера. Парень завертел головой, а потом, видимо, вспомнив мои слова про торф, нагнулся и набрал в ладони воды, которая действительно оказалась ржаво-коричневого оттенка.

— Круто. И тут водится рыба?

— Конечно. А щуки тут даже рыжеватые от воды. Их на блесну хорошо ловить.

— А мы на что будем ловить? — парень только сейчас сообразил, что я не взял удочки.

— У меня тут сеть стоит.

— Это не разве не браконьерство?

— Понимаешь, Сашенька, я не могу всё время жрать только макароны и свиную тушёнку (где один жир), которые мне регулярно присылают.

— Ясно.

Вдвоём мы быстро втащили в лодку небольшую сеть с рыбой. Навскидку, её было килограмм пять, так что особого урона фауне водоёма нанесено не было.

— Егерь, а давно ты тут живёшь? — спросил Сашка, доставая из сети рыбу и кидая её на дно лодки.

— Почти три года, — я тоже склонился над сетью; надо же, даже одна небольшая щука попалась. — Смотри, какая рыженькая, — я показал парню необычно окрашенную обитательницу торфяного озера.

— Прикольно! Правда, я не знаю, как должна выглядеть обычная щука, так что сравнивать мне не с чем, — он повертел в руках рыбу. — И не скучно тебе здесь?

— Когда один — бывает, а когда охотники приезжают, скучать некогда, — я свернул пустую сеть.

— А они пьют, когда приезжают?

— Да почти только этим и занимаются, — я рассмеялся. — Для большинства людей охота и рыбалка — синонимы пьянки на свежем воздухе.

— Наверное, весело время проводите? — Сашка смотрел на меня и улыбался.

— Ага, очень. Они ужрутся и хорошо, если спать лягут, а то могут ведь и подраться, и друг друга перестрелять.

— А как твой пёс к ним относится?

— Хреново. Кидается поначалу, но потом чуть поспокойнее становится. Вот как с тобой сейчас.

Арес действительно вёл себя на удивление прилично и занимался тем, что обнюхивал рыбу и смотрел по сторонам.

— Можно его потрогать?

— Попробуй, — мне было реально интересно, что из этого получится: погладить свинозавра удавалось единицам.

— Он меня не укусит? — парень колебался.

— Понятия не имею. Вот сейчас и узнаем... Погладь по спине, он голову не даёт. Только протяни ему сначала руку понюхать.

— Арес, — тихо позвал Саша и протянул псу открытую ладонь.

Свинозавр отвлёкся от созерцания озёрного пейзажа, повернулся к нахалу, который его побеспокоил, и посмотрел на него так удивлённо, как будто парень сделал попытку насрать ему на голову, гавкнул для порядка, но руку благосклонно понюхал и даже не укусил.

Воодушевившись таким удачным началом, Сашка медленно, почти с благоговением коснулся белой шерсти на спине собаки и несколько раз не спеша провёл по ней рукой. В это время я на всякий случай придерживал Ареса за ошейник. Свинозавр поднял на холке шерсть, но отгрызать гостю руку по локоть не спешил.

— Ладно, не будем больше нервировать животное, — Саша отодвинулся от собаки.

Я не ожидал этого движения и не успел отцепиться от ошейника, поэтому получилось так, что Сашка почти прижался к моей груди, и я ощутил тепло его тела. Первым желанием было обнять его и прижать к себе, но вместо этого я отцепился от ошейника и отстранился от искушающего меня тела.

— Красивая собака, — казалось, парень не обратил никакого внимания на моё замешательство. — Где ты его взял?

— На помойке нашёл зимой, когда мусор выносил. Он совсем маленький был, белый, со снегом сливался. Если бы не пищал от холода, я бы его и не заметил, — я перегнулся через Сашку и потрепал пса по холке, при этом лодка качнулась, и парень схватился за меня руками.

— Осторожно! Мне не хочется купаться в одежде, — он посмотрел на меня, продолжая держаться за моё плечо.

— Не бойся, лодка устойчивая, — я опять отодвинулся от него и взялся за весла. — Сейчас домой — надо с рыбой разобраться, а потом поможешь мне по хозяйству, раз уж оказался в моих владениях.

— Хорошо, — он искренне улыбнулся и бросил взгляд на скрывающееся за соснами озеро.

Когда мы вернулись с озера, я напомнил Сашке о том, что неплохо бы ему постирать свою одежду, которая до сих пор валялась в бане. Я показал ему, где взять мыло, таз и воду, и, пока он возился со шмотками, быстро ополоснулся под душем, находившемся там же, в парилке. Несколько раз я замечал, что парень на меня смотрит, но старается делать это незаметно.

Перекрыв воду, я вышел в предбанник, вытерся, влез в тренировочные штаны и вернулся к Сашке.

— Паспорт, билеты и деньги во внутреннем кармане куртки не пострадали, — радостно сообщил мне гость. — Меня больше всего напрягало, что паспорт пришёл в негодность и придётся его менять.

После того как Сашка развесил одежду сушиться, мы занялись лодками. Парень довольно быстро схватывал, что и как нужно делать, и этим заслужил мою дополнительную симпатию.

— Саш, а ты кем работаешь? — поинтересовался я.

— Программистом.

— А живёшь с кем? Давай перевернём кверху днищем.

— С родителями, — он помог мне справиться с тяжёлой лодкой.

— Они знают, что ты парней любишь? — я отпустил край борта немного раньше, чем Сашка, и корыто чуть не придавило ему ногу.

— Ай! — парень шустро отскочил. — Не знают. У меня мама верующая, а отец консерватор, даже представить боюсь, как они отреагируют на такую весть, так что на темы любви и секса мы не разговариваем.

— Саш, закончи с лодкой, я пойду с рыбой разберусь.

— Ага.

Я оставил парня во дворе и пошёл в дом. Арес, как ни странно, остался лежать в тени куста калины. Разобравшись с рыбой (что жарить, что сушить, а что морозить), я помыл руки и, высунувшись в окно, позвал Сашку, который сразу же подошёл ко мне.

— Много ещё осталось?

— Нет, всё уже готово, только я один не смогу её перевернуть, — он вытер пот со лба тыльной стороной ладони.

— И не надо. Пусть так пока валяется. Давай в дом.

Почти сразу скрипнула входная дверь, и на кухню забежал Арес. Сашка вошёл следом.

— Я как только дверь открыл, он меня толкнул своим корпусом и влез первым, — пожаловался гость на собаку.

— Да, свинозавр так часто делает, он наглый.

— Он спит в доме? — парень подошёл к рукомойнику.

— Да, в моей комнате на коврике. Пойдём, я посмотрю твои ссадины и смажу ушибы, чтоб прошли быстрей.

Мы зашли в комнату, и Сашка, сняв одежду, лёг на кровать. Я взял мазь и легонько, круговыми движениями, стараясь не нажимать слишком сильно, натёр все видимые повреждения. Я уже хотел сказать парню, чтобы он повернулся на живот, но тут мой взгляд наткнулся на набухший член, и я невольно им залюбовался. Сашка застеснялся своей эрекции и виновато посмотрел на меня.

— Извини, — он отвёл взгляд, — просто ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх