Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 3

  1. Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 1
  2. Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 2
  3. Истории нашего двора. Как мы становились взрослыми. Часть 3

Страница: 2 из 5

надо их проводить.

— Так ты сама дома остаешься? — я боялся поверить нежданному счастью.

— Ну да, всего на одну ночь, — улыбнулась Настя. В этой улыбке и в блеске ее глаз читалось, что и она строит планы на время отсутствия взрослых в квартире.

Мы все тоже засобирались и поехали назад в город. Перед тем, как расходиться по домам, Настя уловила подходящий момент, легонько тиснула пальцами мою ладонь и едва слышно спросила: «Придешь?».

Стоило ли спрашивать?

Пообедав, я вышел во двор и стал ждать. Я смотрел на Настин подъезд, чтобы не пропустить момент отъезда бабушки с дедушкой.

В голове был полный бардак. Я старался собраться с мыслями и представить себе, как пройдет сегодня ночь. Наша ночь. Наша первая ночь. Это-то и не давало покоя.

А вдруг у меня не получится? А вдруг я слишком рано кончу? А что, если ей будет больно и она не захочет? А что сказать своим родителям? А она не забеременеет? А может, купить презервативы? А как же их купить? Брата попросить, чтоб купил? Нет, только не это, никто не должен ничего знать. А вдруг она передумает? А вдруг она вообще не это имела в виду?

Этот поток сознания не было сил остановить, но он принял уже такие угрожающие размеры, что я заметил дрожь на кончиках пальцев.

Пик паники наступил, когда Настя с бабушкой и дедушкой показались на крыльце подъезда.

Ну вот, — подумал я, нервно улыбаясь, — Час Х настал, вернее — час ХХХ.

Во двор завернула машина такси. Водитель открыл багажник и погрузил легкую ручную кладь. Дед поцеловал сначала внучку, потом бабушку. Открыл передние двери и сел в машину. Мотор взревел и машина уехала. Вместе с моими надеждами. Бабушка стояла рядом с внучкой, они о чем-то разговаривали.

На моем месте Штирлиц решил бы, что это провал. И я с ним был полностью согласен.

Я встал и пошел домой. Видеть никого не хотелось. Лег на диван и закрыл глаза. Сна не было, было какое-то марево.

Черт, ну зачем так переживать! — обругал я сам себя, — Не сложилось в этот раз, так получится в другой! Надо просто дождаться подходящего момента!

Разговор с самим собой закончился вместе с телефонным звонком. Я нехотя встал и подошел к телефону.

— Алло?

— Привет, это я.

— Привет.

— Бабушка не смогла сегодня уехать.

— Я заметил.

— Ты расстроен?

— С чего ты взяла? Меня распирает от счастья. Так бы взял и расцеловал весь мир! Особенно, твою бабушку...

— Дурачок, не обижайся, — Настин голос стал теплым, как парное молоко, — Она все равно уедет, завтра или послезавтра. Навестить деда.

— Ты-то хоть останешься?

— Да, и я хочу быть с тобой.

— И я буду с тобой... в комнате с белым потолком...

Бабушка уехала через день. Об этом я узнал то телефону. Настя меня ждала.

Я достал из тайника бутылку домашнего вина. Слил заблаговременно из большого бутля. В холодильнике нашелся кусок твердого сыра. А также яблоки и абрикосы. Все было аккуратно сложено в пакет, и я пошел к Насте.

Сделав три глубоких вдоха и выдоха, я нажал на дверной звонок. Настя открыла и со словами «Заходи» одарила меня своей самой обворожительной улыбкой.

Она была одета в свои любимые шорты и топик на узких бретельках. Мне не очень нравился этот прикид. Зато волосы были распущены. Специально для меня, она знала, как я это люблю.

Я снял свои сандалии и остановился на пороге. Квартира была двухкомнатная, со смежными комнатами, одна из которых оказывалась проходной.

— Держи, там вино и закуска, — протянул я пакет Насте.

— Напоить меня хочешь? — Настя взялась за ушки пакета.

Напоить и выдрать, — пронеслось в голове.

— Тебе понравится, это домашнее вино. Сладкое и тягучее, как ликер. Как твои губы.

Я перехватил ее запястье и притянул к себе. Другой рукой обхватил талию и крепко прижал ее бедра к своим. Ртом впился ей в губы. От такого напора она немного отклонила корпус назад. Ее губы были до боли прижаты к ее же деснам. Спустя мгновение, она раскрылась в ответном поцелуе. Я чувствовал, как она выдыхает воздух мне в рот. Я дышал этим воздухом, и он пьянил меня не хуже винных паров.

Свой язык я завел под ее верхнюю губу и стал гладить десну. Она же ухватила мою нижнюю губу зубами и прикусила. Сначала легонько, потом сильнее. А потом очень сильно, так, что у меня непроизвольно выступили слезы. Но боже, как это было приятно! Эта острая боль пронзила меня насквозь и остановилась на кончике члена.

Если она прикусит сильнее — у меня лопнет головка, — подумал я и вырвал свою губу из ее зубов.

— Оставь это, — я стал к ней боком, обхватил одной рукой под коленями, а другой — за шею, и поднял. Она выронила пакет, который звякнул об паркет, и двумя руками крепко вцепилась мне в шею.

Мы вошли в комнату, и я осмотрелся, куда же сесть.

— Пошли в мою комнату, — подсказала Настя.

В ее комнате помимо письменного стола, платяного шкафа и книжных полок оказался диван. Довольно большой.

Мы плюхнулись на него, диван недовольно отозвался скрипом пружин.

Настя оставалась у меня на коленях. Одной рукой я поддерживал ее за плечи, другая же поползла под топик. Мы продолжали целоваться.

Несколько плавных движений по животику, и рука поднялась выше, к грудям. Она ощупала сначала одну, потом другую, словно проверяя, те ли это груди, к которым уже успела привыкнуть.

Убедившись, что с грудью подмены нет, я перевел внимание на сосочки. Мне очень нравилось проводить сосок между своими пальцами. Я делал это по очереди — вначале между указательным и средним, затем средним пальцем и безымянным. Когда дошло до мизинца — сосочек ее правой груди уже был твердым и топорщился кверху.

Надо было переходить к левой груди, но Настя вдруг отстранилась и спросила: «А как же вино?»

Возникла дилемма. С одной стороны — она была права, вино продлит удовольствие сегодняшнего вечера. С другой — где найти силы оторваться от ее тела, отпустить ее от себя?

— Прямо сейчас? — я все еще был под впечатлением от ее груди.

— Ну не через месяц ведь! — засмеялась Настя, встала с колен и пошла на кухню, прихватив с пола пакет по дороге. Я смотрел ей вслед, любуясь ее фигурой, особенно попой, когда она наклонилась за пакетом. Ее босые ступни оставляли едва заметные отпечатки на паркете. Они почти сразу же исчезали, испаряясь, но в этом простом процессе крылось какое-то таинство, какие-то женские чары. Во всяком случае, я готов был смотреть на это часами.

Я пошел следом.

— Где откушаем?

— Давай здесь, на кухне.

— Где у вас бокалы?

— Ой, я боюсь за хрусталь. Давай из обычных стаканов?

— Давай, — я открыл дверцу кухонного шкафчика.

Пока Настя нарезала сыр и раскладывала фрукты, я открыл бутылку и налил в два стакана чуть больше половины.

Мы сели друг напротив друга за небольшим обеденным столиком.

— Такого вина не подают даже в лучших ресторанах Лондона и Парижа, — я поднял свой стакан, жестом предлагая Насте сделать то же самое.

— За что выпьем?

— Давай за нас.

— За нас!

Я сделал несколько мелких глотков, смакуя напиток. Вино разлилось во рту сладким вкусом винограда со смородиной.

Настя едва пригубила, дегустируя предложенное.

— Вкусно, это твой папа делает?

— Да, из винограда за нашей беседкой, — улыбаюсь.

Настя пьет смелее, оставляя в стакане меньше половины.

Я тянусь за ломтиком сыра. Потом закусываю спелым, сочным абрикосом. Настя делает то же самое. Сок течет у нее от краешка губ до подбородка. Она смахивает его пальчиком и облизывает. Мой успокоившийся было член реагирует на этот ее жест болезненным толчком в ширинке.

Надо же, какой эротической силой обладают вино, сыр и фрукты! Этот прием, случайным образом обнаруженный вместе с Настей, я многократно повторял потом в следующих жизнях, с другими своими девушками. Эффект всегда одинаковый, причем ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх