Яма. Глава 1

  1. Яма. Глава 1
  2. Яма. Глава 2
  3. Яма. Глава 3
  4. Яма. Глава 4

Страница: 1 из 10

Этот дом находился на окраине Хьюстона в сотне шагов от бесплатного федерального шоссе №90 Кейти Фривей, что прямой стрелой вырывается из западной части города и затем, плавно изгибаясь к юго-западу, нанизывая, словно бусины на нить такие городки, как Брукшир, Колумбус, Харвуд и другие, далее тянется до самого Сан-Антонио.

Чите Стоквеллов дом обошелся недешево. Но они располагали необходимыми средствами и потому был сразу оформлен договор купли-продажи, без всяких рассрочек займов и прочего, что вроде бы делает человека собственником жилья, но на деле загоняет в многолетнюю финансовую кабалу.

Брак Джеффа и Линн продолжался второй год. Сначала, недалеко от центра Хьюстона они снимали двухкомнатную квартиру, но как только появилась возможность, они обзавелись собственным жильём. Да и Джефф нашёл поблизости подходящую работу, что избавило его от многочасового простаивания в городских пробках в час пик.

Линн так и осталась домохозяйкой, каковой и была с самого дня их свадьбы.

Родилась Линн и выросла в Остине. В своё время закончила колледж и проработала по специальности пару лет, но затем, выйдя замуж за Норма Куппера сменила офис на дом. Но с Нормом у них не заладилось. Он пил по-черному и дебоширил, позволял себе и рукоприкладство. Лишенная нормальной семейной жизни, совершенно отчаявшись Линн однажды изменила мужу с соседом. Ну а тот, вместо того чтобы держать язык за зубами всем растрепал про свой «подвиг», мол вот я какой крутой — соблазнил красивую соседку, да ещё замужнюю. Когда всё это получило широкую огласку, брак с Нормом понятное дело распался. Она уехала в Хьюстон, работала секретарём и целый год ни с кем не имела серьёзных отношений, пока не встретила Джеффа Стоквелла.

И вот, они поженились. Ей было 27, ему немного за тридцать. Он сказал ей, что будет полностью обеспечивать семью, её же хотел бы видеть настоящей хранительницей их семейного очага. Линн не стала отказываться. Правда, по прошествии двух лет после свадьбы начала жалеть об этом. Поначалу муж искренне восхищался тем, что возвращаясь с работы его всегда ждал горячий ужин, повсюду были чистота и порядок, а его одежда всегда готова к выходу. Но со временем всё это стало обыденным, привычным, самим собою разумеющимся. Джефф, просто перестал замечать работу жены и комплименты, похвала и восхищение в её адрес закончились. Зато, если что-то вдруг становилось не так, любые даже несущественные мелочи им замечались и тогда начинались придирки, недовольство. От скуки и мелких, но достаточно частых конфликтов с мужем Линн потихоньку начала впадать в депрессию и одновременно становилась всё более раздражительной и злой. Она с завистью поглядывала на подруг, которые работали, чего-то добивались в жизни, еще и по дому многое успевали, а выходные превращались для них в более острое и лакомое удовольствие, в то время, как Линн порой просто не знала куда девать время.

Интимная жизнь с Джеффом, тоже стала приедаться, потеряла былую остроту. Будними вечерами он бывал усталым, а один из выходных предпочитал проводить с друзьями. От сексуальной неудовлетворенности Линн начала просто звереть. Её гормоны бушевали и требовали своего. По натуре, она была страстная женщина. Возможно, причиной этого были гены каких-то её далеких мексиканских предков, хотя Линн являлась натуральной блондинкой с пронзительно голубыми глазами. Кожа её была белая, как у всякой американки англо-саксонского или ирландского происхождения. Лишь, в чертах её лица было немного заметно наследие южан: полные, чувственные губы, чуть более широкий нос, но это лишь добавляло Линн привлекательности.

Покупка дома несколько отвлекла её от окончательного падения в депрессию, а в плане интима и секса от совершения безрассудных поступков. Мысли об измене приходили Линн в голову всё чаще и чаще. Останавливало два обстоятельства: она всё же любила и уважала Джеффа, и слишком памятен был её печальный опыт поиска удовольствий на стороне.

Сейчас все мысли Линн занимал дом. Это был особняк южного неоколониального стиля, выполненный в теплых персиковых тонах, двухэтажный, не считая ещё чердака, с боковыми пристройками, где размещались мастерская и гараж. За домом был небольшой сад, сейчас заброшенный, но Линн уже подумывала, как всё там благоустроит.

Центральные двери к которым от основной трассы вела подъездная дорожка были двустворчатые: массивные и тяжелые. Линн решила, что их неплохо бы заменить на что-то более изящное и современное.

Проводив мужа на работу, она отправилась в ванную комнату. Здесь, тоже многое следует поменять: ванну, сантехнику на более современную, настенную плитку, а потолок чтобы был полированный до блеска и с маленькими светильниками. Пожалуй, только зеркало на стене оставит. Что ни говори, а роскошное зеркало: большое, в обрамлении красивого багета из позолоченной бронзы. Линн с удовольствием любовалась собою, тем более зеркало благодаря своим размерам отображало её в полный рост. Тёплый душ немного возбудил молодую женщину. Соски её упругих, роскошных грудей пятого размера отвердели. Стоя перед зеркалом, она неспешно поглаживала себя по широким, крепким бёдрам, любовалась своими стройными ножками с изящными щиколотками, потом повернулась спиной. Попка у неё, тоже хоть куда, недаром тугие, выпуклые полушария её ягодиц всегда завораживали мужчин. Платья, юбки, шорты или джинсы в обтяжечку всегда выгодно их подчеркивали. На лобке поросли появилось чуть больше, чем следовало. Непорядок. Обычно она оставляла там полосочку или маленький треугольничек. Линн взялась за флакон с пеной и бритву. Тут, ей пришло в голову удалить всё, что она и сделала. Вид собственной, совершенно голой «киски» потряс её своей откровенной кричащей женственностью. Половые губки, сейчас влажные и полураскрытые были отчетливо видны, просто выставлены на показ самым бесстыжим образом. Чёрт, возьми, Джеффу должно понравиться. Он наверняка оценит такое новшество.

Одев черные кружевные трусики, Линн собралась было упрятать груди в бюстгальтер из этого же комплекта, но передумала. Пусть отдохнут, не всё время же их затягивать. Поэтому, она просто накинула на себя сверху короткую черную сорочку из тонкого атласного шелка.

После этого Линн ещё раз осмотрела дом. Сегодня должны были подвезти новую мебель для второй спальни. И ещё Линн подумывала об устройстве детской комнаты. Они, таки решили с мужем обзавестись ребенком. Теперь, жилищные условия позволяли это. Позавтракав, Линн решила выйти на улицу — осмотреться. Обычно, оставаясь дома одна, она расхаживала так, как сейчас, то есть в сорочке, но теперь накинула поверх длинный халат и плотно запахнула его.

Выйдя из дома, молодая женщина с любопытством начала поглядывать по сторонам. Вся эта суета с переездом не давала возможности внимательно оглядеть соседние землевладения. Вокруг располагались такие же частные особняки, в основном такого же неоколониального стиля, по большому счёту двухэтажные. К центральному входу везде, у всех соседей тянется выложенная крупным камнем дорожка по сторонам от неё подстриженные газоны, а у некоторых высажены и небольшие фруктовые деревья, что придавало дополнительный уют.

— Добрый день.

Голос раздался за спиной и Линн обернулась. Перед ней стоял пожилой мужчина в серых помятых брюках, заправленных в резиновые сапоги и в рубашке в темно-красную клетку. Длинные, седые волосы незнакомца были зачёсаны назад и собраны на затылке в хвост. В руках он держал соломенную шляпу с широкими полями.

— Вы купили этот дом?

— Да сэр.

— Меня зовут Джон Грэм. Я ваш сосед, — он кивнул на соседний дом справа, одна из стен которого была сплошь покрыта ковром из декоративного вьюна.

— Линн Стоквелл, — она протянула ему руку.

Он пожал её и кивнув в сторону дома за спиной молодой женщины сказал:

— Зря вы его купли, миссис Стоквелл.

— Почему?

— А вы не знаете, что случилось с их прежними владельцами?

— Нет сэр, — Линн была озадачена. — Агент по...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх