Работорговец

Страница: 3 из 9

А теперь валите нахрен из моего кабинета!

Последние слова прозвучали дико и неестественно, и мужчина вздрогнул. Мэдисон подошёл ближе, наклонился ко мне и тихо произнёс:

— Сэр, в холле вас ждёт клиент с непокорной.

Я ухмыльнулся, но отвечать не стал, просто поднялся с кресла и, толкнув дверь ногой, стал спускаться по огромной мраморной лестнице в холл. У подножия меня ждал министр — большой, тучный мужчина преклонных лет. Рядом с ним стояла девушка и, понурив голову, пыталась скрыть следы побоев за длинными волосами.

— Миллион, — передал кейс клиент.

— Пойдём со мной, солнышко, — приказал я девушке, забрав деньги.

Мы спустились в подвал, я оставил кейс и пододвинул ей стул. Девушка села и вновь понурила голову, а я остался стоять, грозно возвышаясь над ней.

Промывать мозги девушкам было гораздо проще, с ними можно было договориться. Ведь ей предстояло жить с богатым и влиятельным человеком, который сможет полностью обеспечить её на всю жизнь, будет дарить дорогие подарки и выполнять любые её капризы. Что ещё может желать принцесса? Надо лишь слушаться своего хозяина. Если это не действовало, то они ломались, как только чувствовали боль. Слабый пол — тут всё просто. С парнями было гораздо больше хлопот, большинство из них были стойкими — до поры до времени...

— Только не бейте, — прошептала девушка, выводя меня из раздумий.

— Не собираюсь. Ты хочешь красивой жизни?

— Как в кино?

— Да, как в кино, как в новостях и на обложках журналов.

— Хочу.

— Так чего же ты, дура, упускаешь свой шанс? Ты у него — первый и единственный товар. Он всегда приходил просто посмотреть, а тут сделал приобретение. Значит ты его чем-то зацепила. Хочешь богатого мужа, семью — вот твой шанс. Просто слушайся и выполняй все его просьбы. Ты меня поняла?

— Да.

— Мне нужно с ним поговорить. Посиди здесь, тебя позовут.

Я стал подниматься по винтовой лестнице, но внезапно остановился и прижался щекой к каменной стене. Холод медленно расходился по всему телу, всё остальное меркло перед чувством покоя, словно душе подарили свободу, а тело осталось на земле. Я не знаю, сколько я так простоял, может, пять-десять минут, может, полчаса, час или больше. Когда я замёрз, пришлось продолжить свой путь. Наверное, я выглядел очень бледным и мрачным, словно вылез из могилы, потому что, когда я приблизился к министру, он от меня испуганно отшатнулся.

— Да не собираюсь я есть твои мозги, — успокоил я его.

— Ну, что скажешь?

— Здесь нужен не кнут, а пряник. Она девочка умная, сама всё прекрасно понимает.

Приняв совершенно безразличный вид, я стал подниматься по лестнице мимо Мэдисона, который куда-то жутко торопился, мимо неудачника-продавца, который наверняка направлялся к своей Эмили, мимо Генри, который даже не успел понять, кто проскользнул у него за спиной. Мигом очутившись в своих покоях, я прикрыл за собой дверь, нажал на «play» в музыкальном центре и лёг прямо на пол. Мягкий тёплый ковёр отдалённо напоминал шерсть Арчи, и я пожалел, что сейчас рядом не оказалось ягуара.

Я лежал на полу, раскинув руки и упершись взглядом в одну точку на потолке, отовсюду до меня доносились бархатные звуки бас-гитары Роджера Воторса, знакомый до боли ритм «One of this day» отсчитывал пульс, а записанные в обратном порядке удары тарелок звучали на удивление привычно.

Мои глаза закрылись от необъяснимого удовольствия. В таком положении я часто проводил своё время для отдыха, слушая «Pink Floyd» и другие рок-группы, занявшие в моей голове триумфальное первенство и оставившие неизгладимый отпечаток на моём характере и самой личности.

День медленно сошёл на нет. Я не помню, как оказался в кровати, почти незаметно меня окутал сон, затягивая в свои липкие сети. Ночь была беспокойной, я повернулся на другой бок и почувствовал под собой пушистый хвост Арчи. Он по привычке всегда спал рядом со мной, поэтому после бурной ночи приходилось выпроваживать девушек. Я никогда не замечал, как приходит этот ночной хищник, но всегда чувствовал его присутствие.

Проснулся я рано утром от шума, доносившегося откуда-то снизу из холла. Встав с постели и натянув халат, я спустился вниз. Ко мне тут же подошёл Генри, почтительно поклонился и спросил, что приготовить на завтрак.

Вся шумиха была из-за человека, на которого набросились мои цепные псы. Я называл их «охотниками», потому что именно они отлавливали мой товар. Я перепрыгнул последние две ступеньки и громко зевнул:

— Что за шум?

Все сразу же обратили внимание на меня.

— Поймали, сэр!

— Буйный, сволочь.

— Кусается.

— Уже пару раз пытался сбежать.

Толпа расступилась — на полу передо мной лежал без сознания юноша, которого мне вчера продали за 50 тысяч.

— Что вы с ним сделали?

— Я вырубил его, чтобы не брыкался, — ухмыльнулся Мэдисон.

Я подошёл ближе, сел на корточки и осторожно приподнял голову парня. Осмотрев ангельское личико, одобрительно кивнул:

— Симпатичная мордашка. Она должна остаться такой до аукциона.

Парень очнулся и слегка приоткрыл зелёные пронзительные глаза. Приходя в себя, он оценил обстановку и бросил на меня вызывающий взгляд. Никто никогда не смел так смотреть на меня; обычно в глазах жертв читался страх, мольба, просьба, недоверие.

— Пальцем не трогать! — приказал я. — Отведите в лабораторию, пусть составят отчёт. Затем завяжите глаза, свяжите руки и заприте в камере до примерки.

Остаток дня прошёл как-то слишком обыденно и размеренно, я еле дождался следующего дня, потому что «примерка» всегда была увлекательной и интересной, на неё можно было потратить весь день и не пожалеть об этом.

«Примеркой» называлось мероприятие, где мы подбирали одежду для товара, чтобы тот выглядел привлекательно для покупателей. Это всё равно что подбирать обёртку для конфеты.

Судьями всегда были три человека: я и два моих помощника — Сэм и Дэйв. Эти парни были здесь не случайно.

Сэма я встретил на улице, когда того повязала полиция за то, что он пропагандировал какую-то национальную идею. Его ораторские качества и потрясающее чувство юмора стали для меня удивительной находкой. Теперь Самуэль вёл все аукционы, умело манипулируя вниманием клиентов и представляя рабов в лучшем свете. Дэвида и вовсе отловили в Италии, но этот раб оказался достаточно умным и проворным, к тому же идеально говорил на английском языке. Он убедил меня в том, что товары мои никуда не годятся, и тут же предложил свою помощь. Оказалось, что Дэйв учится на дизайнера, и тут его навыки пришлись очень кстати. Я даровал ему свободу, работу, деньги и развлечения, а этот малый сильно ко мне привязался, к тому же у нас нашлось много общего, поэтому большую часть времени мы проводили вместе за спорами, разговорами и общим хобби — стрельбой.

И вот мы вновь собрались в небольшой комнатке. Я уселся в кресло, Сэм достал стопку бумаг и приземлился рядом, Дэйв хлопнул в ладоши и стал расхаживать из стороны в сторону. Примерка началась.

— Лот номер 375, — продекламировал Сэм. — Юная леди восемнадцати лет, находка для холостяка. Умеет готовить и убираться, если заставите.

Из-за дверей в сопровождении одного охранника показалась девушка в коротеньком платьице.

— Что скажешь? — обратился ко мне Дэйв.

— По мне, всем девушкам платье покороче, а вырез поглубже, и их разберут словно по акции или со скидкой, — влез Сэм. — Кстати, а почему у нас не бывает скидок?

— Повернись, — приказал я девушке. — Неплохо. Следующий.

— Пусть будет лот номер 53. Парнишка восемнадцати лет. Для тех, кому нравятся юные.

— Следующий, — пророкотал я, окинув взглядом паренька.

— Опытная женщина, 35 лет, знает толк в своём деле, уж поверьте мне. Помимо этого ещё и очаровательная красавица.

— Лот не забывай!

— Себастьян, лот и цену мы перед аукционом назначаем. Сейчас-то какая разница? — возмутился ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх