Работорговец

Страница: 4 из 9

Сэм.

Дэвид тут же остановил его:

— Ладно тебе, Сэб просто скучает по аукционам.

— Следующий!

Так примерка длилась около трёх часов. Кое-что подходило, где-то приходилось подбирать новое. В среднем на один аукцион попадало от 50 до 70 рабов, и всех их надо было приодеть подобающе.

— Лот номер хрен знает какой, — продолжал Сэм. — 27 лет, великолепная девушка, модель, «Мисс Тронтон-2007». Вот её я бы трахнул.

Вышла девушка в роскошном облегающем платье, прошлась, как по подиуму, и замерла в ожидании приговора.

— Сойдёт, — потянулся я.

— Всё, конец, — встал с места Сэм и швырнул бумаги с досье, которые разлетелись по всему полу. — Свобода!

— А где парень, что утром поймали? — спросил я.

— В камере. А его тоже завтра на аукционе будем выставлять? — сел рядом Дэйв.

— Да. Приведите!

Дэйв позвал кого-то из охотников, и передо мной на коленях с повязкой на глазах тут же оказался Габриэль. Я медленно поднялся с дивана и наклонился, чтобы снять ленту. Парень заморгал от яркого света, а затем посмотрел прямо мне в глаза. Я почувствовал, как холодок пробежал по моей спине, и выпрямился в полный рост; теперь я гордо возвышался над рабом и чувствовал своё несомненное превосходство над ним.

— Обожаю этот момент... — на моём лице появилась хитрая усмешка. — Габриэль, ведь так тебя зовут? Ты ещё ничего не понял, не осознал, в каком положении ты находишься, но скоро до тебя дойдёт.

— Кто вы? Что вам от меня нужно? Денег у меня нет, — этот мягкий уверенный голос сводил меня с ума.

— Да брось, зачем мне твои копейки? Тело твоё стоит гораздо дороже... Дэвид, подбери ему что-нибудь из одежды.

Тут до Габриэля дошёл смысл моих слов, и он попытался вскочить, но Мэдисон тут же прижал его к земле, сказав:

— В твоих интересах не дёргаться.

Я склонился над ним.

— Оу, ты всё понял. Сопротивляться бесполезно, как и кричать, как и пытаться сбежать. Тебя всё равно купят — за несколько сотен миллионов. А знаешь, за сколько тебя продали? За пятьдесят тысяч долларов!

Больше я ничего не слышал, просто молча удалился в открытую дверь. Видеть мне никого не хотелось, поэтому в полном одиночестве в своём кабинете я стал ожидать следующего дня.

Моё поместье стояло недалеко от города Остин, до которого было около двухсот километров, поэтому ещё ни одному из рабов не удавалось сбежать. Зал аукционов находился на центральной площади города в большом концертном зале филармонии. Работать так было гораздо проще. Рабов вплоть до покупки содержали в подвальных камерах моей усадьбы, а мы показывали их на огромном экране в филармонии, приготовленном специально для нас.

До начала аукциона оставались считанные минуты, я встречал гостей, со всеми был вежлив и обходителен. Богачи веселились, шутили и обсуждали последние новости мировой экономики, мне приходилось быть всегда в курсе всех событий, чтобы не упустить что-то важное.

Запищали часы на моих руках, а Сэм взбежал на сцену и поприветствовал гостей. Вступительную речь я слушать не стал, а просто уселся за стол, приготовленный специально для меня, и стал следить за ходом событий.

Всё проходило достаточно тихо и спокойно, товар разбирали один за другим. Ко мне подсел Дэйв:

— Может, вашего красавчика сейчас продадим?

— Нет. Его, как обычно, на десерт. Ты же знаешь, что самые активные торги начинаются под самый конец.

— Когда у посетителей заканчиваются деньги.

— Тут миллионеры и миллиардеры из всех стран. Они найдут способ, как заработать состояние.

Под конец люди подустали, но зато — в беспокойстве за упущенную возможность — они бурно поднимали цены за каждый лот. К счастью, драк в этот раз не было, но напряжение в зале меня очень успокаивало. Дейв поднялся на сцену и шепнул что-то на ухо Самуэлю, тот вытащил из-под стопки последнюю бумагу и откашлялся.

— Дорогие друзья, осталось всего шесть рабов. Прошу вас, не упустите свой шанс! Итак, самый шикарный лот номер 523. Парень, двадцати три года...

Я взглянул на экран, там появился Габриэль. Он стоял на коленях, позади возвышался Мэдисон, чьи штанины попали в кадр. Руки и ноги у Габриэля были связаны, белая рубашка и узкие джинсы делали его более привлекательным.

Я заворожённо смотрел на экран, а Сэм продолжал:

—... совершенно здоровый, сильный и красивый юноша. Посмотрите на его тело, мускулистые руки и кубики пресса. А чего стоит одно только ангельское личико! Женщины, на вашем месте я бы сейчас доставал ручку из сумочки, чтобы выписать чек! Начальная цена — 200 миллионов.

Я с удивлением взглянул на Сэма, но тот лишь легко кивнул мне и начал торги. Он задрал цену без моего разрешения, однако не прогадал. Теперь, словно громкое эхо, он повторял предложения покупателей.

— Двести миллионов раз! Что? 210! 230, 250, 270. Кто больше? 300! 350! 400! 450, 500! 550? Ну, не смешите меня! 600! 700! 750! Да, давайте! Он ведь стоит этого! 800! 820! 830! 850! Ого, 900! Итак, последнее слово — девятьсот миллионов.

Тут встал один полноватый сэр из Англии и буквально проревел:

— Один миллиард, и ни долларом больше!

— Продано!

Я с облегчением вздохнул, когда услышал заветное слово, и теперь отхлебнул виски из стакана. Ноги почему-то дрожали. Встав из-за стола, я медленно направился к выходу. Остальной товар меня больше не интересовал. Когда я пришёл в себя, аукцион уже закончился и гости собрались ехать в поместье за своим товаром.

Я сел в лимузин и отвесил Сэму подзатыльник, когда тот плюхнулся на сидение рядом со мной.

— За что?!

— За то, что заставил меня поволноваться.

— Всё отлично. Когда ещё ты смог бы получить один миллиард за человека?

Дождались Дэйва и только тогда отправились в путь. Я сидел молча и смотрел в окно, говорить не хотелось; Сэм и Дэйв ушли в переднюю часть машины и что-то тихо обсуждали.

Добрались мы без приключений, я вышел из машины и тут же направился к Англичанину. Он одобрительно мне кивнул и проследовал за мной. Мы спустились в подвал и направились в самую последнюю камеру. Мэдисон распахнул дверь и пропустил нас вперёд.

На полу всё так же связанный и с заткнутым ртом сидел Габриэль. Когда моя тень упала на пол, он поднял голову и посмотрел на нас ненавидящим взглядом.

— А рот можно открыть? — спросил Англичанин.

Я аккуратно развязал кляп, и Габриэль тут же прорычал:

— Сука, знаешь, что я...

Я тут же опять заткнул парню рот, заставив его мычать от возмущения. Вместе с гостем я вышел в коридор, и он обратился ко мне с просьбой:

— Буйный. Себастьян, утихомиришь его для меня? Я же миллиард заплатил.

— Конечно! В чём вопрос? А зачем он вам?

— У дочери скоро день рождения, он станет её гувернёром и личным слугой. Я сегодня же пришлю деньги, — миллиардер похлопал меня по плечу и удалился.

Вернувшись в камеру, я сел перед парнем на корточки, развязал кляп и махнул рукой Мэдисону:

— Займитесь им.

— Я убью тебя! — прорычал Габриэль.

— Убьёшь?

— Да! И того жирного урода тоже!

Мэдисон вдавил его в землю и замахнулся, но я успел перехватить его руку:

— Нет! Развяжи.

Мэдисон снял верёвки, Габриэль вскочил и размял затёкшие руки. Я спокойно встал и оценил своего противника с ног до головы.

— Ну, давай, убей меня.

Габриэль широко расставил ноги и быстро выбросил правую руку вперёд, я с лёгкостью увернулся — годы тренировок и занятий айкидо не прошли даром. Перенося вес с ноги на ногу и работая корпусом, я парировал все удары, а в ответ на последний схватил его за руку и ударил по печени. Парень согнулся пополам, держась за бок, я схватил его за шкирку и ударил ещё раз в живот. Габриэль рухнул передо мной на колени, я легонько ткнул его носком туфли в бок.

— Ну же, вставай. Ты, кажется, хотел убить меня.

Опершись о стену, парень поднялся с колен и попытался ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх