Работорговец

Страница: 7 из 9

голос Дэвида.

— Не теряйте сознание! — приказал доктор. — Дай сюда, это не то!

— Его отравили.

— Нужно, чтобы яд вышел наружу.

Мне раздвинули челюсти и влили в рот какую-то гадость, я схватился за кого-то и поднялся, меня тут же вырвало. Стало намного легче, тошнота и головокружение прошли, на лбу выступили капли пота. Я с облегчением плюхнулся обратно и огляделся. Надо мной столпились все обитатели поместья. Среди них появился Сэм:

— Что произошло? Ты как?

— В норме, — я встал и прошёлся по больничному крылу.

Доктор тут же попытался меня образумить:

— Господин, вам нужно прилечь.

— Мэдисон, отдай его охотникам. Пусть повеселятся.

— Кого? Парня?

— Да, а теперь вышли все вон!

***

Габриель так и остался сидеть полураздетый с пистолетом в руках, опустив голову. Вдруг его схватили чьи-то сильные руки и потащили неизвестно куда. Он оказался в кругу охотников, которые жадно пожирали его глазами и решали, кто же станет первым. Из разговора Габриэль понял, что его хотят пустить по кругу, и испугался не на шутку. Оглядываясь, он видел лишь наглые ухмылки здоровых амбалов, похотливые взгляды и ни единого шанса на побег. Кто-то уже начал расстёгивать ширинку, когда к ним подошёл парень, что подбирал ему одежду перед аукционом.

— Что вы делаете, придурки? Он вам не по карману. Убери от него свои лапы!

— Но Мэдисон сам нам его отдал, потому что господин приказал, — заявил один из охранников.

— Мало ли что он приказал, — парень подошёл и помог Габриэлю подняться. — Пойдём, я отведу тебя к доктору...

Он находился в больничном крыле у доктора, до сих пор не веря своему счастью. Человек в белом халате осмотрел его тело и перерезал ленту, которая до сих пор опоясывала основание эрегированного члена, отёк постепенно спал. Теперь врач попросил его лечь на живот и принялся смазывать анус каким-то кремом, что вызвало отвратное желание снова почувствовать член хозяина внутри себя. Габриэль потянулся к собственному достоинству, чтобы, наконец, облегчить свои страдания.

— Руками не трогай, иначе будет ещё больнее, — предупредил доктор. — А там уже пиши пропало.

Парень, что спас его от охотников, принёс одежду:

— Вот, оденься.

— Почему? — выдохнул Габриэль.

— Почему я тебе помогаю? Когда-то я и сам был рабом. Лучше сдайся, смирись со своей судьбой, иначе тебя и правда отдадут на растерзание тем парням. А после них ты не жилец или калека на всю жизнь...

— Как его зовут?

— Человека, который превращает твою жизнь в пытку? Сам у него спроси, — он пожал плечами и направился в сторону двери.

***

Дэйв вошёл в кабинет, и в него тут же полетела статуэтка Венеры. Я ходил по кабинету и крушил всё, что попадалось на пути: вазы, скульптуры, цветы, опрокинул свой письменный стол, бумаги разлетелись по всему полу.

— Он снова не желает подчиниться мне! — заорал я на парня. — Где? Где я мог допустить ошибку?! Я был так аккуратен, расчётлив и точен, он почти сломался, но теперь он снова поверил в свои силы! Что я сделал не так?! Что?!

Я приблизился к Дэвиду, схватил его за воротник и притянул к себе:

— Надо сразу было отдать его на растерзание охотникам!

В глазах Дейва не было ни страха, ни злобы, ни равнодушия, мой друг смотрел на меня с жалостью и пытался понять, что же со мной происходит.

— Ты сказал, что он почти сломался... В какой момент? Вспомни, что ты тогда делал? Что пошло не так?

— Кнут и пряник... — я отпустил Дэйва и схватился за голову. — Какой же я идиот! Поздно уже, его охотники растерзали!

— Он у себя, я вовремя вмешался в жизнь паренька. Оставь его, пусть передохнёт пару дней.

— Ты гений, Дэйв. Гений! Обожаю тебя...

Кинувшись к нему, я сжал друга в объятиях. Мной овладело полное спокойствие и самообладание, не было больше прежней растерянности, я знал, что нужно делать.

Я не трогал Габриэля пару дней, перед очередным аукционом у меня опять возник ряд дел, которые позволили отвлечься от мыслей. После аукциона, который прошёл на удивление быстро и закончился рано, клиенты вновь прибыли в моё поместье и стали забирать свои товары. На глаза мне вновь попалась его камера. Когда поместье моё опустело, я стянул удушливый галстук, снял костюм и, накинув халат, спустился в подвал. Подойдя ближе и прислушавшись, я тихо отворил дверь в маленькую комнатку. Парень сидел на полу, поджав колени и уткнувшись в них лицом. Я медленно подошёл и сел рядом. Габриэль вздрогнул, когда наши локти соприкоснулись, — видимо, он не слышал, как я вошёл.

Он поднял голову. На меня с безразличием смотрели зелёные глаза, в которых почти угасла та искра, что всегда меня заводила. Я улыбнулся и подпёр голову руками:

— Ну, и что мне с тобой с таким делать?

— Что хочешь...

— Пойдём со мной, — я поднялся и двинулся на второй этаж, даже не оглянувшись, но услышал за собой его тихие шаги.

Мы вошли в спальню, я прикрыл за собой дверь. Габриэль так и остался стоять, ожидая меня. Я слегка подтолкнул его к кровати, а сам уже сбросил с себя халат, который остался лежать на полу. Габриэль покорно сел на край и потупил взгляд, я опустился на кровать позади него. Мои руки скользнули по бокам и нежно сомкнулись на его прессе. Он резко обернулся и с удивлением заглянул мне в глаза. Я стянул с него футболку и легонько толкнул рукой. Габриэль повалился на кровать, а я поцеловал его в шею, расстёгивая при этом штаны. Раздев его, я тут же взял своего раба на привязь.

Упершись руками в кровать, я навис над ним сверху и долго изучал линию красивых губ, пряди длинных чёрных волос, острый подбородок, тонкие брови. Габриэль зажмурился, ожидая чего-то ужасного. Он выглядел таким милым, беспомощным и беззащитным. Я провёл языком по кубикам пресса, груди и выше, и легонько коснулся руками его бёдер, чтобы слегка приподнять ноги.

На этот раз я действовал легко и непринуждённо, толчки были мягкими и нежными. Лёжа на спине, Габриэль не издал ни звука, закрыв глаза, он тяжело дышал. Я чувствовал, как холод куда-то ускользает из меня, сменяясь пылким жаром, всё моё существо прекратило подчиняться каким-либо законам, а мысли были совсем далеко от того, зачем я привёл сюда этого парня. Удовольствие, казалось, балансировало на грани и могло длиться вечно. Но вот всем телом я устало повалился на Габриэля, а тот тихо застонал и прижал меня к себе, вцепившись в мою спину холодными пальцами.

— Тебе нужно всего лишь попросить, — умоляюще прошептал я. — И всё закончится. Что тебе стоит?

— Пожалуйста... — раздалось у самого уха.

— Я слушаю тебя, Габриэль.

— Назови своё имя...

— Имя? — я поднял голову и в недоумении посмотрел на него. — Я предлагаю тебе исполнить твоё желание, а ты просишь меня назвать имя?

— Да.

Голос мой предательски задрожал — то ли от возмущения, то ли от того, что я готов был умолять его сдаться мне:

— Себастиан.

— Себастиан... Ты хочешь, чтобы я попросил тебя об этом, Себастьян?

Я рывком поднялся и продолжил медленные равномерные движения, Габриэль снова сладко застонал. Это был тот самый момент, надо было только найти слова. Слова — глупые, ничего не значащие — решали всё.

— Хочу. Хочу услышать это из твоих уст. И это единственное, чего я действительно хочу.

— Прошу, позволь мне кончить, — это прозвучал так тихо, будто я услышал его мысли.

Я ускорил темп и рывком освободил его член от ленты, сперма сразу хлынула ему на живот. Все мои мускулы напряглись, нервы натянулись, словно струны, а Габриэль изогнулся всем телом, когда моя жидкость стала растекаться внутри него.

Усталость навалилась мгновенно, как только спало напряжение. Я вытащил свой член и рухнул рядом с парнем, вновь упираясь взглядом в потолок. То ли я обращался к небесам, то ли пытался найти там своё спасение. Я победил! Но победа больше не казалось мне сладкой. Это он ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх