Водитель для сына. Глава 2: Любовь

  1. Водитель для сына. Глава 1
  2. Водитель для сына. Глава 2: Любовь
  3. Водитель для сына. Глава 3

Страница: 1 из 4

Мы полежали еще минут пять, и я осмелился развернуть Женьку к себе. Его лицо было мокрым от слёз, а в голубых глазах читался немой укор. Эйфория от обладания его прекрасным телом прошла, и накатила лавина раскаяния. Ситуация сложилась так, что я фактически изнасиловал своего любимого человека. Он молчал, и это молчание меня убивало. Я совершенно не знал, что мне теперь делать и как исправить то, что произошло.

— Жень, — я приподнялся на локте и взглянул на него, — скажи, что не злишься.

— Нет, я совсем не злюсь, — он горько усмехнулся. — Меня оттрахал в задницу пацан, который мне в сыновья годится. С чего мне злиться-то? Бля-я! Я даже деться от вас с отцом никуда сейчас не могу...

— Всё хорошо будет. Давай ты меня в следующий раз.

— Дим, я вообще не хочу следующего раза. Ты обещал, что, если мне будет очень противно, ты не будешь настаивать на сексе.

Да, про эти слова я уже благополучно забыл, и теперь они прозвучали для меня как гром среди ясного неба. Я действительно обещал, что больше не буду его заставлять, и сейчас уже жалел о сказанном. После сегодняшнего вечера мне даже думать не хотелось, что эта близость у нас была в первый и последний раз. В голову пришла подлая мысль, что я могу просто вынудить его и дальше со мной спать. Женька прав: пока папка оплачивает больничные счета его матери, он от меня никуда не денется. Но всё это было настолько мерзко, что я сразу отмёл вариант с шантажом. А что тогда делать? Просто смотреть на него? Это меня уже не устраивало.

— Тебе было очень противно, да?

Женька поджал губы и, ничего не говоря, направился в ванну. Я хотел зайти в душевую кабинку вместе с ним, но он не позволил мне это сделать.

— Можно я сам помоюсь?

— Женя...

— Дима, пожалуйста.

— Ну, хватит! — я в отчаянии схватился за голову. — Лучше наори на меня, обматери, ударь в конце концов! Только не надо этой покорности и обречённости... Хорошо, если хочешь, искупайся сам.

Я задвинул дверку кабинки и пошёл к раковине. На душе было погано.

Плескался Женька недолго, минут десять. Когда он вышел, я протянул ему белое махровое полотенце.

— У вас тут есть бар? — неожиданно спросил мой водитель.

— Напиться хочешь?

— Ага.

— Может, не надо?

— Надо.

Мы оделись и пошли на кухню, где в шкафу стояло несколько разных бутылок.

— Есть виски, коньяк, вино, ликёр...

— Давай виски.

— Я могу ещё что-нибудь сделать для тебя? — спросил я, отдавая ему бутылку.

— Спасибо, Димочка, ты уже всё сделал. Хотя, коньяк тоже давай.

Я протянул Женьке вторую бутылку и вместе с ним поднялся на второй этаж. У двери своей комнаты мой водитель остановился. Я посмотрел на него.

— Может, я посижу с тобой? — ни на что особо не рассчитывая, спросил я.

— Нет. Мне нужно подумать, так что пошёл вон, — тихо ответил Женька и захлопнул дверь, но тут же открыл её и добавил: — Дима, можно вопрос?

— Да, конечно, — сердце забилось чаще — вдруг он позволит мне войти?

— Та авария год назад... Ты тоже там был, вместе с матерью?

— Я был за рулём.

Как я добрался до своей спальни — не помню. Вопрос стал для меня настоящим шоком. Несомненно, это была месть. Женька решил сделать мне больно, и у него это получилось. Он вернул мой самый страшный кошмар. Из глаз потекли слёзы. Не дойдя пары шагов до кровати, я свернулся на полу калачиком и тихонько заскулил. В одну минуту Женька лишил меня покоя, но я его простил. Ведь потерять любимого человека очень легко, а найти почти невозможно. Это я уже слишком хорошо знал.

Мне снилось несколько столкнувшихся искорёженных машин и обгоревшие трупы в них. На ватных ногах я приблизился к дымящейся «Ладе» и заглянул в салон, где было тело водителя. И вдруг через разбитое окно ко мне потянулась обугленная рука.

Я проснулся с криком в полной темноте. За спиной раздался шумный вздох, и я, ничего не соображая от страха, бросился к выключателю. Конечно, щенок. Видимо, он перебрался с кровати поближе ко мне. Похоже, ко мне вернулись не только воспоминания, но и ночные кошмары. Перетащив малыша на кровать, я устроился рядом с ним и так, со светом, пролежал до утра. Спать я боялся.

В семь хлопнула входная дверь — папка поехал в офис. Хорошо, что сегодня он уехал пораньше. Не дай Бог увидит Женьку после вчерашнего. Если мой любимый ужрался, это будет заметно сразу, а отец ненавидит пьющих.

Зайдя в женькину комнату, я сразу понял, что в институт сегодня не попаду. Мой водитель валялся поперёк кровати мордой вниз и просыпаться явно не собирался. Проспался он только к обеду, и то весьма относительно. Чтобы хоть как-то к нему подлизаться, я решил приготовить тортик и мясо, но это нисколько не помогло. Глупо было на что-то рассчитывать.

Женька старательно избегал меня весь день и на мои попытки начать разговор никак не реагировал. С Версалем тоже начались проблемы — малыш начал охотиться за ногами. Когда отец вернулся домой и, как всегда, направился в кабинет, щенок подбежал к нему и вцепился в щиколотку. От неожиданности папка совсем несолидно взвизгнул и со всей дури огрел собаку портфелем по спине, после чего зверёныш забился под диван и никак не хотел вылезать. Выковыривал я его оттуда минут десять.

В результате папа обозлился, Версаль доводил меня до ручки своим непослушанием, а Женька продолжал молчать. Короче, со всеми надо было что-то делать.

Чтобы хоть как-то развеяться, я решил собрать друзей на осенний пикник. Было уже холодновато, но дни стояли солнечные, и вылазка на природу с целью пожарить шашлык показалась мне отличной идеей. Так как большинство моих друзей обитало на севере Москвы, я предложил всем собраться в нашем старом месте на берегу Яузы, и народ меня поддержал. Следующим шагом была поездка в магазин и закупка провианта. Тут уж без Женьки было не обойтись.

— Жень, — я заглянул в его комнату, — поехали в магазин.

— Через пять минут спущусь.

Вот так. Ездили мы тоже молча. А ночью мне опять снились кошмары — такие, что я даже вспоминать их не хочу.

На следующий день в четыре часа мы с Женькой были на месте. Низкие, уже начавшие желтеть ивы отделяли берег речки от основного парка. На воде покачивался на бочках небольшой плавучий мостик. От него в воду уходила цепь — видимо, чтобы течением не унесло. Несколько дней, прежде чем установилась хорошая погода, шли проливные дожди, и уровень воды в реке поднялся; из-за этого мостик оказался метрах в трёх от берега.

Собралось нас, в общей сложности, десять человек — в основном, мои одногруппники. Двое из них взяли с собой собак. С молодой дворняжкой Никой Версаль сразу подружился, и они весело носились вокруг нас. А вот такса моего школьного друга Макса — Маркиза (или Мара, как все её звали) оказалась редкостной сволочью. Я знаю, что это псина охотничьей породы, но вот то, что эта мелочь постоянно задирала всех собак, было выше моего понимания. Тем не менее, польза от неё тоже была. На берегу Яузы всегда водились крысы. На прошлом пикнике они даже прогрызли стоявший на земле пакет и подожрали хлеб. Ну вот, когда этой истеричке Маркизе надоедало наезжать на Версаля и Нику, она отправлялась патрулировать берег. Бегая на своих коротких кривеньких лапках по кромке воды и что-то там вынюхивая, она отпугивала от нас назойливых грызунов.

Мы быстро разобрали вещи, распределили первую порцию мяса на два мангала и накрыли столик. Ребята шутили и смеялись, а вот мне было не до веселья. Женька сидел на бревне немного поодаль от нас и смотрел на воду. Снова навалились воспоминания о том вечере, когда я его практически изнасиловал.

Мои невеселые мысли неожиданно прервал Версаль. Этот монстр общения в первый раз увидел утку и решил её поймать. Щен прыгнул в речку и, естественно, ушёл под воду. Судя по его вынырнувшей удивлённой морде, он думал, что пойдёт по воде, аки посуху. Женька вдруг встал и быстрым шагом направился прочь от нашей ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх