Водитель для сына. Глава 2: Любовь

  1. Водитель для сына. Глава 1
  2. Водитель для сына. Глава 2: Любовь
  3. Водитель для сына. Глава 3

Страница: 2 из 4

шумной компании.

— Жень, ты куда? — окликнул я его.

— К машине. Я там телефон оставил.

Тем временем с мангала сняли вторую порцию шашлыка, и мы приняли по третьему стакану. И тут мне в голову пришла замечательная идея, как сделать наш досуг ещё веселее. Я снял кроссовки, носки и, закатав штаны, направился к плавучему мостику. Вода была уже довольно холодная, но, как и всем подвыпившим, мне море было по колено. Глубина оказалась больше, чем я предполагал. У края моста вода доходила мне до середины бедра, но не останавливаться же на полпути. Схватившись за перила, я наконец-то залез на деревянный настил.

Дурной пример заразителен, и за мной последовали ещё двое и Версаль. Макс снимал нас на фотик с берега. И, как потом выяснилось, не зря снимал

Оказавшись на мосту втроём, мы не придумали ничего лучше, чем начать качаться; тогда это было очень весело. А чтобы стало ещё веселее, мы все стали перебегать то на одну, то на другую сторону настила. В какой-то момент Версаль спрыгнул в воду и поплыл к берегу, а мы в очередной раз качнули плавучую конструкцию. Тут, видимо, цепь порвалась, мост начал крениться и медленно, но верно заваливаться на бок. Я свалился в воду, и меня накрыл перевернувшийся мост.

Оказавшись в холодной тёмной воде, я инстинктивно рванулся вверх и упёрся в деревянный настил. Маленькая глубина позволяла встать, но это мало меня успокаивало. Воздуха не хватало, и я запаниковал. Перила моста... Вот тут стало страшно по-настоящему. Лихорадочно нащупывая, где они заканчиваются, я не выдержал и хлебнул воды. В тот же момент чья-то рука схватила меня за свитер и, рванув в сторону, вытащила на поверхность. Схватившись за край перевёрнутого моста, который плавал на уровне плеч, я судорожно стал вдыхать воздух, одновременно пытаясь откашляться от воды. Дав мне немного отдышаться, Женька потащил меня к берегу. Два моих мокрых товарища уже были там — видимо, выбрались самостоятельно.

В мокрой одежде было дико холодно. Убедившись, что с нами всё в порядке, Женька добежал до машины и быстро подогнал её к речке. Все купальщики забрались в салон, и спасатель начал развозить нас по домам. Ребята жили рядом, в соседних подъездах, и уже минут через десять были в тепле. По совету Женьки я снял мокрую одежду и кинул её назад, где лежал Версаль.

— Дим, ты с рождения идиот или стал таким в процессе развития? — мокрый и злой Женька остановился на очередном светофоре и посмотрел на меня.

— Извини... — я опустил глаза и стал разглядывать свои руки.

— Извини?! Ёб твою мать! Да даже щенок умнее, чем вы все, вместе взятые. Он и то сообразил, чем это всё закончится!

— Жень, спасибо... — я сжал его плечо и тут же отпустил его.

— Спасибо! — передразнил меня водитель. — Сколько лет в МЧС отпахал, сколько видел, а тупости человеческой до сих пор удивляться не перестаю, — он вздохнул. — Дим, мне бы завтра днём отлучиться, мать на обследование в другую клинику свозить.

— Конечно, — я посмотрел на него и улыбнулся. — Тебе ко скольки надо?

— К четырём.

— Ок. Как она?

— Не очень.

— Жень, а может, я с тобой съезжу?

— Зачем? — он удивлённо посмотрел на меня и даже на секунду отвлёкся от дороги.

— Ну, познакомиться. Ты же знаком с моим отцом.

— И что? Знакомство с твоей семьёй вылилось для меня в весьма сомнительное удовольствие.

— Это значит «нет»?

— Нет.

— Это нечестно.

— Нечестно? Дим, имей совесть! Хотя ты только и делаешь, что её имеешь.

Мы заехали в гараж, и я, выскочив из машины в одних трусах, пошёл набирать горячую ванну, а Женька, выпустив щенка, начал стаскивать с себя мокрую одежду. Открыв краны, я вышел в холл и перехватил его на полпути к лестнице на второй этаж.

— Пошли погреемся, — я взял его за руку и потянул за собой.

— Дим...

— Мы просто посидим в ванне, — перебил я Женьку. — И больше ничего не будет. Правда, ванна маленькая.

— Так я и знал.

Долго мокнуть ни я, ни отец не любим, поэтому ванна у нас только одна. Обычное среднестатистическое корыто. Женька первым залез в ванну и напряжённо посмотрел на меня.

— Раздвинь ноги, а то мне некуда сесть, — я стянул трусы и подошёл к нему.

— Вот только не надо говорить, что у вас в доме только одна ванна, — усомнился водитель, но просьбу мою выполнил.

— Одна, можешь проверить, — я сел между его бёдер. — Ты меня ненавидишь?

— Нет, Дим. Я очень много думал обо всём этом. Может, оно и к лучшему, что всё так произошло. Я имею в виду больничные счета.

Я почувствовал, с каким трудом ему дались эти слова.

— Не переживай. Я тебя больше не трону, если ты сам того не захочешь.

— Переключил своё внимание на сверстника?

— Нет. Просто я тебя люблю и не хочу, чтобы тебе было плохо, — я погладил его по колену.

— Дим, я вижу, что ты хороший парень, но я мужчин не люблю.

— Ты простил меня за тот вечер? Мне важно это знать, — я повернулся к нему и взглянул в любимые голубые глаза.

— Да. Возможно, если бы я был на твоём месте, то поступил бы так же. У всех есть слабости, которым мы любим потакать.

— Жень, а ты попробуй подумать обо мне просто как о человеке. Мужчина, женщина — какая разница?! Главное, чтобы человек нравился и чтобы с ним было легко и хорошо.

— Я подумаю над твоими словами.

— Если захочешь ласки, скажи мне. Можешь трахнуть меня, как хочешь.

— Давай вылезать, а то тебя опять понесло на скользкую дорожку.

Я первым поднялся из воды и, взяв с трубы полотенце, начал вытираться.

— Дим, повернись ко мне, — Женька всё ещё сидел в ванне. — Убери полотенце, покажи тело.

Атлетом я никогда не был и имел обычную, ничем не примечательную фигуру. Этот факт не прибавлял мне уверенности в себе, и сейчас, стоя перед накачанным Женькой абсолютно голым, я чувствовал некоторую неловкость, и, кажется, он это заметил.

— Одевайся, тебе ещё собаку мыть.

Учитывая хим. состав нашей родной Яузы, где, наверное, уже подохла последняя пиявка, я сильно сомневался в том, что купание в её «кристально чистых» водах пройдёт для меня бесследно. Но это была фигня. Главное, что Женька меня простил и начал со мной разговаривать. Появился ещё один шанс завязать отношения.

Часа через четыре после нашего официального примирения в мою комнату постучал Женька. Я сразу понял, что это он. Папка всегда вваливался ко мне без особых церемоний.

— Можно к тебе?

Мой любимый был одет в одни пижамные штаны, и, взглянув на его обнажённую грудь, я непроизвольно облизнул губы.

— Конечно, входи! — я поднялся из кресла и подошёл к нему. — Я так рад, что ты пришёл.

— Помнишь, ты сказал, что я могу трахнуть тебя так, как захочу?

— Да, — от счастья у меня даже голова закружилась; неужели у него появились ко мне какие-то чувства? — Как ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты мне отсосал.

— Хорошо, — я потянулся к его губам, но он отстранился от меня.

— Без поцелуев!

Не буду врать, его слова меня расстроили и удивили. Ведь если человек тебе нравится, первым делом появляется желание его поцеловать. Или это я чего-то не понимаю? Ладно, не всё сразу. Подождём.

Встав перед ним на колени, я стянул с Женьки тёмно-зелёные пижамные штаны и помог ему вылезти из штанин. Теперь любимый стоял передо мной на пушистом бежевом ковре абсолютно обнажённый, и его красивый ровный член с крупной головкой был полностью готов к ласкам.

— Я порнуху сейчас смотрел, — словно оправдываясь, заявил мой спасатель.

— Ясно, — я усадил его в кресло и устроился между его раздвинутых ног. — Мне раздеться?

— Сними рубашку, а брюки оставь. И выключи свет.

Не поднимаясь с колен, я дотянулся до торшера и дёрнул цепочку выключателя. Комната погрузилась во тьму, и в тусклом лунном свете вырисовывались лишь очертания предметов.

Скинув рубаху, я провёл ладонями по груди Жени, поласкал ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх