Время, помоги нам...

Страница: 13 из 14

«Сколько же дверей в этой домине?" — после нескольких неудачно выбранных дверей взмолился я мысленно.

— Что, заблудились? — это был Кир.

— Слава богу! Кирилл, где здесь туалет?

— Я тоже туда же, — улыбнулся он, — пойдёмте, покажу.

Мы пошли на второй этаж и, повернув налево, увидели «потрясающую» картину маслом. Павел прижал того ублюдка к стене и нагло его вылизывал. Сказать, что я был в шоке, это ничего не сказать. Чувство обиды, ревности и ярости настолько смешались во мне, что я не мог сообразить, что мне делать. То ли подойти, отодрать Павла от этого парня и дать ему в морду, то ли просто по-тихому уйти.

Мои размышления прервал Кир.

— Ой, кажется, мы помешали. Там ещё на первом есть.

Мы повернулись и ушли. Что заставило меня держатся спокойным снаружи, я не знаю. Но будь я героем мультфильма, у меня в этот момент выросли бы рожки и загорелась бы лампочка над головой.

Я сделаю ему так больно, как было только что мне. Пусть страдает, если он меня любил (да какая тут любовь уже?), или пусть обломается, если хотел меня кинуть... Мысль глупая и ужасная, но я мне было настолько больно, что об этом я не думал.

Я ушёл по-английски. Не хотел даже видеть кого-то. В голове уже формировались слова, которые я ему скажу.

11. «И мстя моя будет жестока»

Это утро для меня было ужасным. Мне снились всю ночь кошмары, и каждые 10 минут я подрывался в постели весь в поту. Мне снилось, как Паша с тем парнем занимаются сексом у меня на глазах, а я не могу ничего сказать, сделать или вообще выйти. Но самое ужасное ощущение — это когда ты хочешь проснуться, а у тебя это не получается.

Я в очередной раз проснулся с криком. На часах было шесть утра. Вставать было ещё рано, но снова заснуть я бы уже не смог. Просто побоялся бы ещё одного такого сна.

— Привет, дорогой, — это была Мариша, — у тебя всё нормально? Выглядишь ужасно.

— Спасибо за честность, — выдавил я из себя с натянутой улыбкой, — ты, как всегда, наблюдательна.

— Коль, ну ты же знаешь, я правду-матку всю в лицо. Что случилось у тебя?

Я не собирался ей отвечать на этот вопрос и отмазался тем, что плохо себя чувствую. Я побыстрее решил удалиться в кабинет, закрыться там и ждать Павла. А я знал, что он придёт. Он делал это каждое утро.

Чем ближе подходил решающий момент, тем больше меня трясло. В голове, как и в случае с Алисой, проплывали моменты, когда мы с ним были вместе, наши бурные ночи и тайные зажимания по углам универа.

Вот он... Дверь открывается... и в проёме показывается весёлая морда, правда, изрядно помятая после вчерашнего. Видимо, он выпил гораздо больше, чем я смог углядеть.

— Почему ты вчера ушёл и никому ничего не сказал? — спросил он, даже не успев закрыть дверь.

— У меня были дела.

— И какие именно? Мне кажется, мы договорились, что пойдём вместе.

— Тебя это задевает? Мне там надоело находиться.

— Да, меня это задевает. Потому что ты мне не безразличен, и всё, что тебя касается, меня задевает. Мне ты мог сказать? Я же туда ради тебя пришёл, — его голос становился всё громче.

«Это он мне что, в любви только что признался? Вот врёт же, сволочь. Врёт и не краснеет. Ну уж нет, я ему не скажу, что вчера всё видел. Пусть мучается».

— Знаешь, я вообще-то хотел с тобой поговорить. Думаю, нам надо прекращать все эти игры, — я подошёл к нему и вложил в свой взгляд столько высокомерия, сколько было в душе. — Я выиграл! Ты в меня влюбился, о чём практически сказал только что. Мы переспали — это тоже было в нашем споре. И осталась последняя деталь. Ты свободен и можешь валить на все четыре стороны. Ты мне больше не нужен. Я же говорил, что не один ты можешь добиваться своих целей любыми методами.

Господи, и откуда у меня в голосе появилась вся эта желчь? Я сам не верил своим словам. Неужели я способен сказать человеку такое? Какой же мразью я себя сейчас чувствую. Я же люблю его! До боли в сердце люблю. Но я не хочу оказаться на его месте. Я трус? Может быть. Но зато он будет знать истинную цену отношений.

— Ты это сейчас серьёзно?

— Серьёзней некуда. Думаешь, я не специально тогда у тебя в комнате остался? А история с Алисой? Она меня и не бросала вовсе, и мы до сих пор собираемся пожениться.

Он молча повернулся и ушёл... Как только дверь за ним закрылась, ноги мои подкосились, не выдержав всего того напряжения, в котором я пребывал эти несколько минут.

«Что я наговорил? И откуда у меня в голове взялась вся эта чушь? Да и причём здесь Алиса? А я со стороны неплохим актером кажусь — наверное, потому что, когда рассказывал ему про Алису, чуть не плакал. А теперь так жестоко ему всё это выдал... Самое дерьмовое в этой ситуации то, что мне совсем не стало легче, а только хуже, только хуже... Когда на душе плохо, нужно погрузится в работу с головой. Мне это всегда помогало, и я надеялся, что поможет и на этот раз. Я взял на себя больше нагрузки, задавал студентам кучу контрольных, которые проверял потом до ночи, после чего в бессилии просто падал на постель и отключался. Я даже начал задумываться над тем, чтобы начать писать какую-то научную работу, чтобы ещё и в выходные сидеть в библиотеках.

Всегда был совой, и не поспать лишние пять минут утром было для меня кошмаром. Теперь вся сонливость куда-то улетучилась, и если я засыпал в 12 ночи, то просыпался в 6 утра, и спать мне больше не хотелось...

Хотя и до начала пары было ещё далеко, но я уже шёл в аудиторию. Мне нужно было дописать планы и подготовить задания для очередной контрольной (такой ненавистной для моих подопечных).

Как же непривычно ходить по здешним коридорам, когда в них мало народу. Ты слышишь собственные шаги, части разговоров студентов, которые почему-то тоже не спят.

Дверь в аудиторию была открыта, и там уже сидели несколько студентов. Я сел за стол и принялся разгребать кучу бумаг, предназначенных для контрольной. Через несколько минут в дверь вошли двое парней. Да, это были Павел и Кирилл. И если Кир изо всех сил что-то пытался донести до Клевера, то второй всеми силами пытался его понять. Даже человеку, который первый раз увидел Рамашина, было бы ясно, что тот мыслями находится где-то очень далеко. Хотя я догадывался, где он был...

— Давай здесь сядем, — наконец проронил Паша, когда Кир по привычке пошёл на галёрку.

— Ты чё, поучиться решил? — со смешком сказал Саламатин, но упираться не стал и сел прямо на первый ряд.

Павел сидел напротив и сверлил меня взглядом. Я не обращал на него никакого внимания, хотя понимал, что эта лекция пройдёт в жутком напряге и для меня, и для него. Просто на предыдущие он тупо не ходил.

— Клевер, блин, да что с тобой происходит? Ты как с креста снят! — Кирилл пытался хоть как то вывести друга на разговор, но тщетно. — Ты что, снова парня какого-то закадрить пытаешься, да? Мы вот с Николаем Олеговичем видели твою нынешнюю пассию там, на вечеринке. Нехило ты так прижимал его там, у туалета. Что, не дал?

Их разговор я, конечно, слышал, и душа моя улетела в пятки. Коварный план, который я воплотил в жизнь и всё это время поддерживал, рухнул.

Павел после последних слов друга резко поднял голову и уставился на меня. Вот, он понял, что я врал тогда, в кабинете. Я же смотрел в ответ на него и, как ни странно, не выражал никаких эмоций, хотя в душе творился кавардак. «Блин, и кто его за язык-то тянул?" — промелькнуло у меня в голове.

И тут, как всегда не вовремя, прозвонил звонок, в аудиторию завалилась вся та толпа, которая была в коридоре, и их разговор прекратился.

Про то, как прошла лекция, даже говорить не надо. Павел не сводил с меня глаз ни секунды, а я ещё раз похвалил сам себя за то, что дал студентам тот тест, потому что я и два слова по теме в кучу бы не связал.

Я уже приготовился к выяснению отношений в конце пары, но со звонком Рамашин просто вылетел из аудитории. Моему недоумению не было предела....

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх