Время, помоги нам...

Страница: 5 из 14

своим языком в мой рот и слился со мной в страстном поцелуе... У меня кружилась голова и тряслись ноги. Если бы я встал в этот момент, то точно упал бы.

Павел медленно отпрянул от меня и с довольной рожей нагло посмотрел мне в глаза.

— Только попробуй сказать, что тебе не понравилось, — ехидно разрушил он возникшую тишину в кабинете.

— И не мечтай! Ни капельки! — соврал я, продолжая смотреть ему в глаза.

А он пожирал меня глазами и готов был убить за такой лживый ответ.

— А вот твоё тело говорит мне другое, — отметил он, посмотрев на мои штаны.

Да уж, если соврать глазами я мог, то этот орган не подчинялся моему мозгу.

— То, что делается у меня в штанах, это моё дело, и ты здесь уж совсем никак не лепишься.

— Я сделаю вид, что не слышал этого, — с довольной улыбкой проговорил он и направился к выходу.

Я громко выдохнул после его ухода. Я. Сегодня. Целовался. С парнем. Молодец, дальше некуда! Чем дальше в лес, тем больше дров! И всё-таки я чувствовал, что нелегко мне будет. Может, этот парень и вправду начинает мне нравиться? Нет! Про это я даже думать не буду. У меня есть Алиса! Я её люблю. Мы поженимся. И всё у нас будет хорошо! Или нет?

Что же, время всё поставит на свои места. Поживём, увидим. Но одно я знал точно: от Павла Рамашева нужно держаться подальше.

Проснулся как-то странно. Без будильника. Вроде и не спал вовсе. Всю ночь снился какой-то бред. Павел снился, какой бред ещё может мне сниться?! Мне из-за него не хотелось уже идти на работу! Но вставать надо. Я нехотя поднялся с кровати, принял душ, выпил дежурную порцию кофе и пошёл на улицу. Погода сегодня соответствовала моему настроению — такая же мерзкая, мрачная и не обещающая ничего приятного.

Не успел я зайти в холл, как у меня на пути появилась моя головная боль.

— Ну почему с самого утра первым на глаза мне попался именно ты? — недовольно промямлил я и демонстративно опустил голову, увидев Павла.

— Я тоже соскучился по тебе, — весёлым голоском проговорил он и добавил, — котик.

— Что?! — видимо, у меня было такое выражение лица, что этот паразит моментально разразился громким хохотом.

— Ты бы видел себя! — продолжал ржать Рамашев. — Будто тебе ведро воды на голову вылили.

Я воспользовался тем, что в холле никого не было, прижал его к стенке и тихим, но внушительно-понятным голосом прошептал:

— Слушай, ты, ошибка природы! Я же тебе когда-нибудь морду твою смазливую-то попорчу. И я не стану бояться ни завуча, ни директора. Лучше уйти с работы за драку, чем за роман со студентом. Как же тебе вбить в твою дурью башку, что твой, как ты думаешь, коварный план нереален! Я люблю другого человека. Мы скоро поженимся, а тебя я забуду, как плохой сон.

Я говорил всё это на автомате, не задумываясь о том, что эту картину может кто-то увидеть. А эта тварь смотрела мне прямо в глаза и даже не думала их отводить. Сколько же наглости в этом парне!

— Я тебе не безразличен, — выговорил он и тем самым заставил меня отпустить его.

— Думай что хочешь, — абсолютно без эмоций ответил я.

«Он меня достал! — подумал я. — Вот же упёртый! Нафига я тогда его зонтом накрыл?! Пусть бы мок там себе».

Мои мысли прервали чьи-то громкие крики.

— Коля, быстро... Там... на крыше... — это была Мариша.

Её голос дрожал, а руки тряслись. Что-то однозначно случилось.

— Тихо, успокойся, что случилось? — попытался я её успокоить, но у меня это не получилось.

— Там... Кирилл... Саламатин... прыгать хочет.

«Господи, да что же это за день-то такой сегодня? — мысленно взмолился я уже по пути на крышу. — И что это за школа ненормальная! Ох уж эти половые гиганты, блин. Видимо, очередное амурное дело разрулить не смогли».

На карнизе крыши действительно стоял парень. Его чрезвычайно красивые волосы трепал безжалостный ветер. Стройная, тонкая фигура юноши находилась на высоте 5-го этажа, но парня это не смущало.

— Кир, не делай этого, не надо, — попытка начать разговор снова оказалась неудачной.

Да что ж такое случилось со всеми сегодня!

— Не подходите ко мне. Я прыгну!

И почему все, кто собирается прыгать, так долго думают, зачем эти прелюдии?!

— И ты даже не скажешь, почему решил сигануть с такой высоты? — я всё-таки подошёл к нему и встал рядом. — Не боишься? Или, может, помочь? — я говорил, не смотря на Кирилла, а опустив взгляд на орущих внизу любопытных прохожих.

Он смотрел на меня обалдевшими глазами, видимо, не ожидая такого поворота моих мыслей. С таким же лицом стояла и Марина. Я её не видел, но чувствовал спинным мозгом, что это так.

— Знаешь, когда мне было 18 лет, поезд переехал моего лучшего друга на моих же глазах. Я видел это и почувствовал внутри такое, будто моё сердце давят катком. Если бы я тогда не поволок его туда, к речке, то этого не произошло бы. Он был бы жив. И я бы не слышал диких криков его матери, когда были похороны, и не видел бы градом сыпавшихся из глаз слёз его отца. После этого я стал винить себя в случившемся настолько сильно, что чуть сам не вскрыл себе вены. Но в один момент передо мной вдруг предстала картина моей мамы, плачущей над неподвижным телом своего сына, и лезвие само выпало у меня из рук. И тогда я пообещал себе, что выучусь и буду спасать таких идиотов, как ты, чтобы больше не видеть слёз их матерей. Так что стаскивай свою задницу с этого карниза и пулей беги в мой кабинет...

Всё произошедшее так закрутилось у меня в мозгу, что лишь спустя пару минут я понял, что, может, не следовало так грубо говорить с Кириллом, но, видимо, метод кнута в этом случае дал свой результат. Кирилл с широко раскрытыми глазами спустился вниз, но взгляд от меня всё не отводил. К нему бросилась Марина и отвела его подальше от края крыши. Снизу послышались облегчённые вздохи уже немалой толпы. А я лишь сейчас заметил, что сердце у меня бьётся, лишь сейчас понял, ЧТО я сделал...

Ноги сами несли меня к моему кабинету. Марина с горе-"лётчиком» должны были быть уже у меня, но о предстоящем разговоре с Кириллом мне как-то мало думалось. Перед глазами вновь предстала картина, о которой я рассказал парню. Сколько лет уже прошло, а меня до сих пор терзает совесть. Удивительно, как глупая смерть одного человека странным образом может помочь спасти жизнь другому. Ведь не факт, что, если бы я всё это там не сказал Киру, он бы не прыгнул... Я встряхнул головой, удаляя на данный момент ненужные мысли из головы. Сейчас нужно было сосредоточиться на работе.

Как я и предполагал, Марина и Кирилл были уже на месте. Коллега обрадовалась моему приходу и поспешила удалиться, а Саламатин сидел всё время с опущенной головой и смотрел в пол.

— Куришь?

Я решил зайти издалека, но получилось уж совсем далеко, поэтому, посмотрев в обалдевшие от моего вопроса глаза парня, я продолжил:

— Лучше начать курить и таким способом успокаивать нервы, чем с крыш прыгать. Что случилось?

— Почему я должен вам рассказывать об этом? Это мои проблемы, и они вас не касаются.

«Так, крепкий орешек, — подумал я. — Ну что же, зайдём с другого угла».

— Ладно, тогда я должен буду позвонить в милицию и твоим родителям. Пойми меня правильно: самоубийство — это серьёзно. Пока ты находишься на территории университета, мы отвечаем за тебя.

— Не надо в милицию, — «есть, рыбка клюнула!».

— Сам расскажешь, или мне из тебя клещами слова придётся вытаскивать?

— Это из-за девушки. Она мне изменила, а я её сильно любил.

«Ну, а что я говорил! Опять любовная история, — подумал я. — Но как-то не влюблённо говорит он о ней».

— И почему... — тут мой вопрос прервал своим появлением ворвавшийся в кабинет Павел.

Его глаза горели то ли яростью, то ли растерянностью. Я впервые видел на его лице тревогу, да такую сильную, что мне захотелось обнять его и поскорее успокоить.

— Ты идиот, Саламатин! Ты дебил конченый! Я же тебе ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх