Время, помоги нам...

Страница: 8 из 14

и красивую грудь.

— Привет. Прости, я опоздала, — с виноватым выражением лица произносит Алиса.

— Да ничего. Зато я успел соскучиться. Ты отдохнула?

— Да, спасибо, — почему-то она произносит эти слова всё с тем же выражением лица...

К нам подошёл официант и вежливо проговорил заготовленные им фразы, затем, приняв заказ, удалился.

— Милая... Я знаю, что твой день рождения только в воскресенье, но позволь мне сделать тебе подарок сейчас, — я решил действовать сразу.

По телу бегали мурашки. Я понимал, что мы встречаемся почти два года, и у нас всё серьёзно. Мы не раз разговаривали про свадьбу и даже планировали, где будем жить. Но какое-то странное чувство раздирало меня изнутри. Я боялся, что она откажет? Или... что согласится? Так! Стоп! Я же люблю эту девушку. Очень люблю! Хочу, чтобы она родила мне малыша... Возьми себя в руки, тряпка!

— Алиса, милая, мы с тобой уже давно вместе. Скажи, ты согласишься выйти за меня замуж? — я проговорил заветные слова и, достав в один момент шкатулочку, открыл её; отблеском зажжённых свечей в ней заиграли мелкие камешки.

Вот, наконец-то! Я сказал это! Но ожидание ответа оказалось куда более изощрённой пыткой, чем я думал. «Почему она молчит?" — задал я себе глупый вопрос и уже по выражению её лица понял ответ девушки.

— Ник, прости... Я не могу это сделать. У меня есть другой, — выпалила моя возлюбленная и опустила голову.

Сердце наполнила такая боль, что захотелось заорать на весь ресторан. Всё внутри меня сжалось от этих нескольких фраз. Всё перевернулось с ног на голову. Знаете чувство, когда что-то планируете, долго и щепетильно, а потом в один момент всё рушится? Всё идёт насмарку! Все усилия, все старания, все переживания... Как же больно!

— Давно? — это всё, что я смог выдавить из себя.

— Полтора месяца, — виноватым голосом ответила она.

— И ты молчала? Ты всё это время трепала мне нервы и молчала? Ты променяла два года наших отношений на... На кого? — мой голос звучал всё сильнее и громче, но в последний момент я всё-таки сообразил, где нахожусь, и взял себя в руки.

— Он мой учитель. Он преподавал у меня курсы самообороны.

— Всё. Я зря спросил! Я не хочу больше ничего слушать. Ты сделала свой выбор, прощай. Не беспокойся, ты меня больше никогда не увидишь...

На улице начал сыпать мелкий дождик. Я шёл по аллее с одинокими фонарями и не хотел, не мог идти домой. Я мысленно проклинал сейчас то одиночество, которое меня там ждало. Я так хотел вернуть время назад, увидеть её на кухне в моей рубашке и услышать: «Сюрприз, милый! Сегодня я остаюсь у тебя»... Терпеть не могу одиночество. Это худшее из всех наказаний, которое только может заслужить человек. В такие моменты в памяти обязательно всплывает твоё прошлое, причём то, о котором ты с удовольствием предпочел бы забыть и никогда не вспоминать. Жуткая тишина так давит на мозг, что становится больно.

Капли становились всё больше, и я с иронией сам себе улыбнулся. «Прямо как в фильме, — подумалось мне. — Только начинает страдать главный герой — и погода портится. Льёт дождь, и он, весь мокрый, грустный и печальный, идёт и плачет, но от дождя не убегает, чтобы никто не увидел его слёз».

Когда я добрался домой, у меня в голове была только одна мысль: напиться! Пусть не самая умная, зато она точно поможет мне хотя бы на некоторое время забыться.

Алкоголь быстро дал результат, но не такой, какой я от него ожидал. Стало ещё хуже. В памяти начали проплывать сцены того времени, когда мы только начали встречаться; как она приезжала ко мне на выходные, и мы два дня тупо не вылезали из постели; её заботливое: «Доброе утро, соня!»... Выть хотелось от всего этого. Выть, как волки воют на луну. Теперь я понимаю, почему они так делают; видимо, им очень хреново в этот момент...

Благо, очередная порция коньяка, который я вливал в себя прямо из горла, дала, наконец, долгожданный результат, и я отключился. Провалился в глубокую пропасть, где не было проблем. Там всё было предельно ясно и всё было ужасно просто. Не надо было делать выбор, решать что-то, и, конечно, никто не мог ранить тебя прямо в сердце!

Как бы ни хотелось оставаться в таком состоянии постоянно, но надо было просыпаться... Голова трещала. Под глазами синяки. Тело ломит. Во рту пустыня.

— Боже, ужас-то какой! — это я посмотрел на себя в зеркало.

Минуту помедлив, я глянул на часы.

— Японский бог! 11 утра! Работа! Вот, бля, молодец... — это я уже метался по квартире в поисках мобильного.

Когда я нашёл его, то ещё несколько раз проклял себя за вчерашнюю слабость. Батарея села, и с работы, естественно, звонили.

— Вот придурок! — никак не мог угомониться я.

Я включил телефон и, даже не дожидаясь смс про пропущенные звонки, набрал номер деканши. Хорошо, что я заработал неплохой авторитет и не проштрафился ещё ни разу; думаю, что мне не очень влетит за прогул.

— Здравствуйте, Анна Сергеевна! Простите меня за сегодняшнее. Я просто... немного заболел... Нет, ничего серьёзного... Да, температура просто, поэтому уснул и не заметил, как телефон выключился. Я перенесу пропущенные лекции... Ну, ладно, как скажете... Хорошо, буду лечиться... Нет, я завтра приду, как положено... Спасибо, Анна Сергеевна... Да, до завтра.

Вздохнув с облегчением, я положил трубку и взялся руками за голову. Да, врать нехорошо, но что мне оставалось делать? Не расскажу же я ей о том, что меня девушка бросила, и я, как пацан какой-то, с горя решил ужраться...

Голова трещала неумолимо. Я добрался до холодильника, достал из него минералку и немедленно приложился к бутылке, жадно глотая ледяную воду. В такие моменты боготворишь человека, который, собственно, придумал минералку и холодильник. Вот, а сейчас аспирин — и в кровать.

7. «Не было бы счастья, да несчастье помогло»

Если я скажу, что к вечеру мне стало легче, то меня заслуженно можно будет назвать самым большим вруном на земле. Голова так же трещала, тело бросало то в жар, то в холод, перед глазами всё плыло. Я триста раз поклялся сам себе не пить, но кому это сейчас поможет? Я прекратил самобичевание и глубже зарылся под одеяло.

И вдруг раздался дверной звонок. Вам знакомо чувство, когда ты берёшь бутерброд, чашку чая, удобно устраиваешься в кровати и вдруг с ужасом понимаешь, что забыл пульт от телевизора? Вот как раз сейчас так было и у меня, только раз в сто хуже.

«Кого ещё принесло в такое время?" — мысленно выругался я и нехотя пошёл открывать дверь. Моментально появилась глупая мысль, что это может быть Алиса, что она либо пошутила, либо передумала, раскаялась и хочет ко мне вернуться. Но эту мысль я прогнал в мгновение ока. Конечно, я многое могу простить человеку, которого люблю, но только не измену.

Медленно я дошёл до двери и открыл её, не глядя в глазок. Следом за дверью открылся мой рот; я просто потерял дар речи. На пороге стоял Павел с большим пакетом и радостно улыбался.

— Привет больным! — выдало это ходячее недоразумение и беспардонно ввалилось в квартиру. — Я купил тебе таблетки и принёс малиновое варенье. Я же не могу допустить, чтобы мой любимый учитель пропускал работу. Без тебя на лекциях скука смертная, знаешь?

— Какого чёрта ты здесь делаешь? — спросил я уже абсолютно равнодушным тоном, идя за ним на кухню.

Привалившись плечом к косяку, я смотрел на то, как он выгружает гостинцы.

— И я рад тебя видеть, милый. Я узнал, что ты болеешь, и решил тебя навестить. Ты не рад? — через мгновение Паша подошёл ко мне и наклонился так близко, что я отшатнулся.

С его лица не сходила противная ухмылка, но это не вызывало у меня ровным счётом никаких эмоций. Я продолжал смотреть на него в упор, даже не пытаясь отойти или возразить такой наглости.

Не то чтобы я сдался или меня сильно обрадовал приход ночного гостя, тем более Павла, но на душе, да и не только, было настолько хреново, что мне совсем не ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх