Семейная история. Часть 5: Два прелестных сорванца и девчонка для купца!

  1. Семейная история. Часть первая: Мария Сергеевна
  2. Семейная история. Часть 2: Вера
  3. Семейная история. Часть 3: Банный день
  4. Семейная история. Часть 4
  5. Семейная история. Часть 5: Два прелестных сорванца и девчонка для купца!

Страница: 1 из 3

«Дитятко — что тесто:

как замесил так и выросло.

Все равны детки —

и пареньки и девки!»

Глава 1. «А завтра была война»

Спали мы, втроем, в одной постели. Было тесновато. Но прижатые с двух сторон, обнаженные и горячие тела моих девочек, компенсировали все!"Цифровое наваждение» ушло со сном. Но утром, я уже точно знал, что здесь и сейчас, в саду на узкой койке, зарождаются новые жизни. Жизни зачатые мною, у двух женщин: дочери и матери. Это была как дежавю. (Фрейд и его последователи объясняли феномен дежавю тем, что происходящее совпало с предшествовавшей подсознательной фантазией). Правда, я не помню такие мечты, но я был рад, на вершине блаженства, и если наше безапелляционное законодательство позволило, то женился бы на обеих. Утром последовал довольно таки длительный процесс, когда я ублажал моих милых женщин.

По прошествии времени, мне интересно, откуда брались силы? То ли мы делились ими, извлекая из супер положительных эмоций, то ли сама «земля — матушка» нам их давала...

В общем в обед, мы были уже на пути в город. И не важно кто и как на нас, счастливых смотрел! Мы готовы были делиться счастьем, с любым встречным. (Специально для sexytales.org — секситейлз.орг) Я выбрал время и переговорил с Марией о Николае Степановиче. Она подтвердила, что у нее с ним все кончено, с тех пор как она узнала о его второй семье, и жила вместе только, что бы не травмировать Веру, спали отдельно. У него оказывается в городе «'М'» имеется другая семья, и там воспитывается пятилетний сын. И этой осенью он собирался официально оформить развод и уехать к той семье. Когда мы приехали в город, я сказал, что забегу домой, к бабе Кати, ее должны были выписать из больницы, узнаю как она и приеду к ним. Но «человек предполагает, а жизнь располагает». Дома было пусто, острый запах запустения и беды. Я позвонил в больницу, и мне сказали, что бабу Катю перевели в реанимацию, ей стало хуже. До меня не могли дозвониться. Я сник. Спросил можно ли мне прийти, сказали завтра, после десяти. Ехать уже ни куда не хотелось, и я позвонил Вере и все рассказал.

Сообщил, что сегодня не приду. Поел и лег спать. На завтра пошел в больницу, но меня в палату не пустили, говорил с лечащим врачом, и он сообщил что баба Катя умирает. Она уже с ночи, без сознания. Он же передал мне папку с бумагами, на которой рукой бабы Кати было написано «Моему внуку Антону». После больницы я позвонил домой и сообщил новость. Родители сказали, что они завтра приедут. Потом опять Вере. Ее дома не было, разговаривал с Марией. Она предложила прийти и чем нибудь помочь, но я отказался. Мне хотелось побыть одному. Я достал припрятанную бутылку коньяка, от бабы Кати прятал кстати, хотел напиться, но коньяк не лез в горло. Тогда я достал переданную мне врачом папку.

Открыв ее я охренел! Там была дарственная на квартиру, сберкнижка на мое имя, с приличной суммой денег, и дарственная на сад, про который я даже не знал. И письмо, в котором С**** Катерина Ивановна (баба Катя), завещала мне все свое имущество. Детей у нее не было, а я стал внуком. Ночью позвонили из больницы, баба Катя умерла. Потом приехали родители, были похороны, поминки, полный туман. Я все эти дни был как пришибленный.

В общем отошел я где то, через неделю. Еще месяц ушел на оформление наследства. С Марией и Верой виделся только урывками. В институте, дураки завидовали, вот фарт, чужое наследство на голову свалилось. А я бы променял его на бабу Катю, что бы она еще жила. Но жизнь есть жизнь.

Глава 2. «Много девушек, которые год назад смеялись, в этом же году плачут, но не мои!«

Я когда стало ясно, что дела с наследством подходят к завершению, я стал готовиться к крутым переменам моей жизни. Первым делом подарки. Проблем в материальном плане не было, благодаря бабе Кати. Хорошая была женщина! Я подобрал и купил два, почти одинаковых комплекта нижнего белья. Коротенькие сорочки, отделанные кружевами, глубоким декольте и большими вырезами под руки, к тому же почти прозрачными. К ним в комплект свободные трусики в виде шортиков, для Марии чуть длиннее, для Веры покороче. Чулки с поясом и два бюстгальтера, больше открывающих прелести моих женщин, чем скрывающих. Для Марии ярко белого цвета, для Веры нежно голубого. От общих знакомых, я узнал, что Николай Степанович развелся с Марией и уехал, не оставив адреса. И вот в ближайшую пятницу, я напросился к ним в гости.

По дороге купил два букета белых роз, прихватил доставшуюся по случаю коробку шоколадных конфет и разодевшись как жених, даже при галстуке, отбыл на рандеву. Честно говоря я и шел свататься, к ним, моим дорогим и любимым, причем обеим! Встретили меня несколько ошалело. Они не ожидали парада. А тут такое. Я при поднес им по букету, расцеловал в щечки, и подарил каждой по много обещающему поцелую в губы! Я конечно волновался, но был уверен в благополучном исходе миссии. Не навязчиво предложил им переодеться, так как их ждет сюрприз.

Не спрашивая причин они удалились в комнаты переодеваться, а я остался на кухне и закурил. Курю я не очень много, пачки обычно хватает на три — четыре дня. А тут сообразил, что если я прав, то скорее всего, курить придется бросать. Да и ладно, подумал я, надо так надо! Вскоре мои ненаглядные вернулись, смотрелись они потрясающе. На Вере было светло серое платье, с коротеньким рукавом, Мария надела брючный костюм с жилеткой в мелкую клеточку. Я встал, подошел к Марии взял ее под руку и проводив к столу усадил на стул. Затем проводил к столу Веру, усадив ее на другой стул, рядом с мамой... Стулья я специально поставил рядом. Потом отступив на шаг сказал: «Уважаемая Мария Сергеевна, так как в данный момент, Вы являетесь, единственным родителем прекрасной дамы, которую зовут Вера Степановна, то я изволю просить у Вас, руки Ваше дочери, со всеми вытекающими последствиями! Я хочу быть с ней и в беде и радости, и обещаю, что буду ее любить и лелеять!» И скромно потупил глаза.

Вера охнула, приложила ко рту руку, и вдруг расплакалась. Мария посерьезнела, строго посмотрела на меня, и вдруг улыбнувшись сказала: «Верунчик, что же ты заплакала? Разве не про это, ты мне все уши прожужжала!» Вера всхлипнула, и вдруг бросилась мне на шею. Она стала нацеловывать меня, приговаривая сквозь слезы: «Я думала, ты нас бросил! Как умерла баба Катя, ты у нас не появлялся, ты мне почти не звонил... ! У меня пр... я беременна!!!» Я начал гладить ее по голове, пытаясь успокоить, и уговаривать ее не плакать. Потом я посмотрел на Марию.

Она не весело улыбнулась, и развела руки. Кое как, мы вместе успокоили Веру. «Я не услышал ответа! Так да или нет?», добавил я. «Конечно да!!!», почти прокричала Вера, а Мария кивнула, подтверждая. Потом я спросил; «Все? Больше не будешь плакать?» Она ответила нет, размазывая слезы. Тогда я продолжил: «Нам надо решить еще одну проблему. Как я понимаю, Мария ты, то же беременна?» Вера и Мария сделали круглые глаза, и в один голос спросили: «А ты то откуда знаешь?!» Я это понял, только не знаю как, еще тогда, в последний, день в саду, одним словом дежавю! Я повернулся к Вере, и заговорил: «В этом есть и наша с тобой вина! Мы... , один привел, другой воспользовался, но, есть большое НО! За это время я полюбил и твою маму! Мне будет больно, если будет больно ей. К тому же я против, того что бы губить жизнь, МОЕГО, ребенка. И нам было вместе, хорошо, втроем! Но наши законы не позволяют иметь две жены. Поэтому, Вера решать тебе. Я хочу жениться на тебе, но я хочу, что бы Марии то же было хорошо! И если ты не против, то пусть она будет, кроме того что является твоей любимой мамой, моей гражданской женой! Тебе решать! Думай. « Думала она не долго: «Конечно я согласна!», и поцеловав меня бросилась к маме. Теперь расплакалась и Мария.

Тогда я взял бразды правления в свои руки. Значит так:

...  Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх