Похождения избранного

Страница: 1 из 4

Я захлопнул дверь своей новой, просторной кельи, которая полагалась мне в виду моего особенного положения. Лишь одна ночь осталась до ритуала жертвоприношения богу гор, огня и вулканов Херосу, и мне, как «жертве», следовало провести эту ночь в усердных молитвах. Верховный жрец Гитакка в свое время рассказал нам, что на заре времен иукаолы, то есть юноши которых приносили в жертву богу раз в 10 лет, никогда не возвращались живыми из священных пещер горы Гаарсы, погибая там, но те дни к счастью давно прошли. Сейчас нас с детства готовят к этому дню, для этого раз в десятилетие, со всех островов Срединного моря забирают по годовалому мальчику, которых привозят в храм на священной горе Гаарса. С малых лет они живут здесь, трудятся и готовят себя при помощи специальных упражнений.

Учеников всеми силами стараются отгородить от вешнего мира с его страстями. С помощью травяных отваров в них подавляют многие чувства и желания присущие их сверстникам, которые отвлекают от служения Херосу. А с 18 лет, будущие иукаолы начинают практиковать ритуал Икирх.
Ритуал Икирх, для простого человека может показаться, мягко говоря, странным и даже аморальным! Поэтому простой люд ничего и не знает о нём)). Цель обряда — подготовить дух и тело иукаола для того самого дня.

Сам ритуал выглядит следующим образом: Иукаол встаёт на колени, кладёт мягкий пуфик между ступнями и на неё водружает особый жезл — опака. Толщина жезла, как правило, должна быть с кулак владельца, а длина равна расстоянию от локтя до большого пальца руки. Затем ученик плавно опускается на подушку, вводя в себя жезл.

Строение внутренних органов простого человека не позволит уместить в себя столь длинный предмет, но учеников для этого готовят специально обученные жрецы. Со временем внутренние органы ученика смещаются так, что гладкий, сделанный из серебра или дерева Опака может беспрепятственно входить внутрь. Затем начинался сам ритуал, который включал в себя долгие молитвы, которыми мы успокаиваем гнев бога Хероса. К тому моменту когда нам исполняется 20 лет, из 8 учеников только один удостаивается чести быть преподнесенным Богу, после ритуала он возвращается и становится членом совета просвещенных, который управляет всеми островами Срединного моря.

Сбросив с себя тогу из белоснежной шерсти, я, абсолютно голый, подошёл на середину комнаты. На полу, перед горящим камином, возвышался оставленный монахами жезл опака. Сделанный из серебра и весь покрытый позолоченным священным текстом, в длину он был 35см, в ширину 9 см. Окропив жезл маслом, я приступил к ритуалу.

Я всегда отличался от остальных. Помню, я понял это тогда, когда мы все уже «созрели». Наши тела как раз начали подготавливать к ритуалу, каждый день мы подвергались процедурам, поначалу мучительным, но затем, спустя месяцы, всё пошло куда легче. Так вот, был летний жаркий вечер когда мы тренировали ритуал икирх в открытой галерее храма. 8 юношей сидели лицом по направлению к заходящему солнцу, и каждый был «нанизан» на свой деревянный жезл опака, 25 сантиметров в длину и 4 в диаметре. Учитель Хао, уже не молодой монах с аккуратной, заплетенной в косички бородой, следил за правильностью исполнения ритуала расхаживая среди колон галереи.

Помню, тогда за молитвой я впервые почувствовал приятные ощущения внизу живота. Когда я поерзал попой по подушке, то понял, что виной тому жезл внутри меня. Это ощущение было для меня в новинку, взглянув тогда вниз, я с удивлением заметил, что передний край коротенькой туники немного оттопыривается, это была моя первая в жизни эрекция. Это открытие поразило меня, ведь такого раньше со мною небывало. Каким-то образом травяной отвар перестал оказывать на меня прежнее воздействие. Но новое ощущение подавило во мне тревогу.

От удовольствия я прикрыл глаза и продолжил двигать тазом в разные стороны, то слегка приподнимаясь, то снова погружая в себя жезл, наслаждаясь этим необычным чувством внутри моего тела, при этом продолжая читать молитву. Как позже выяснилось, Учитель Хао заметил это и на следующий день, когда была моя очередь убираться в залах храма, он подошел ко мне. «Менелай, вчера на молитве ты странно вел себя, речь твоя была слаба и бессвязна, а взор затуманен. И ты никак не хотел сидеть спокойно, тебе было больно» тогда я рассказал ему что «... мне вовсе не было больно, а напротив, будто сам дух гор прошёл через жезл опака, даря мне наслаждение». Учитель Хао тогда странно посмотрел на меня, а затем сказал следовать за ним.

Мы зашли с ним в одну из кладовых, солнечный свет тонким лучом освещал небольшое помещение сквозь единственное узкое оконце, в воздухе висели ароматы благовоний, масел, дерева и бумаги. Учитель запер дверь и сказал мне «Менелай, ты хороший ученик и возможно на тебе даже метка самого Хероса, но мне необходимо кое что проверить, ты поможешь мне?». «Конечно учитель» ответил я. «Тогда повернись, я завяжу тебе глаза, а затем следуй моим указаниям». Учитель завязал мне глаза чёрным платком, развернул и повёл к стоящему неподалёку сундуку, затем он дал указание лечь на сундук животом так, чтобы ноги мои остались стоять на полу, я повиновался. Он спустил с меня шорты и задрал тунику. Я подумал что это очередное упражнение по принятию жезла Опака. Затем учитель нежно раздвинул мои ягодицы руками и я почувствовал, как по дырочке проскользнуло что-то мокрое и теплое, это что-то извивалось вокруг и проникало вглубь моей дырочки. Потом учитель при помощи двух пальцев хорошенько смазал проход маслом и приставил к нему нечто совсем не похожее на жезл Опака, этот предмет был горячим и был сделан явно не из дерева или металла. Плавно надавливая, он вошёл в меня на несколько сантиметров, я отметил, что предмет был упругим и бугристым. Быстрым движением учитель вынул его из меня. «Всё нормально Менелай, я могу продолжать?», «Да, учитель, всё хорошо» ответил я, мне хотелось спросить для чего эта процедура, но я боялся огорчить учителя, ведь он уделял мне столько внимания и так ласково трогал меня. Учитель снова ввел в меня этот предмет, но уже глубже. Нутром я чувствовал каким он был горячим, это было очень необычное ощущение, но я не успел им насладится, так как предмет снова заскользил наружу, оставив во мне только кончик (который был особенно широк и бугрист). Затем он вновь устремился в меня. Сначала меня удивляло, почему Учитель просто не оставит его во мне как это делали всегда монахи со своими стеклянными инструментами, или как делаем это мы во время ритуала икирх, но через несколько повторений этих действий, я снова заметил то самое приятное чувство! Ухватившись руками за края сундука, я прислушался к этому необычайно-приятному чувству, от которого мой пенис начал потихоньку увеличиваться. Движения этого необычного, бугристого жезла становились всё быстрей, и проникал он всё глубже. Учитель видимо устал, так как дыхание его стало неровным. Но мне было слишком хорошо чтобы думать об этом.

«Что ты чувствуешь, Менелай?» спросил он. Голос его дрожал. «Мне хо... хорошо... там, внутри. Очень... приятно» ответил я содрогаясь от толчков. Тем временем предмет входил в меня во всю длину, я чувствовал как мне в бёдра то и дело упирается что-то волосатое.

Потом он, вытащив жезл, перевернул меня на спину и сказал прижать ноги к груди. «Оо... да, я вижу это по твоему пенису... Это очень... очень хороший знак, Менелай... боги улыбаются тебе!». С этими словами он вогнал жезл в мою открытую дырочку до упора. С каждым движением из моей попки с непристойным звуком выходил воздух, который попал туда при смене позы. Я начал постанывать в такт толчкам, а мой возбужденный член раскачивался взад-вперёд. До сих пор помню, как это было приятно, необычно. От резких движений было немного больно, но это была приятная боль.

«Пора... пора нам заканчивать Менелай» сказал учитель Хао. Внезапно его ладонь сжала моего твёрдого петушка и начала быстро-быстро двигаться вверх-вниз. От неожиданных ласк я непроизвольно начал сжимать анусом жезл внутри себя. Я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх