Похождения избранного

Страница: 2 из 4

чувствовал как он, остановившись глубоко в моём чреве, начал пульсировать, и меня как будто наполняла нечто тёплое и жидкое. От его руки на моём члене, по мне словно прошёлся разряд, я испытал сильную вспышку наслаждения. Я задвигал тазом, сжимая анусом заветный, извергающий жидкость стержень, я был на седьмом небе от удовольствия. Когда сладость моего первого в жизни оргазма отступила, я еле удержался, чтобы не сорвать с глаз повязку, но не стал этого делать. Вместо этого я продолжал лежать. Через некоторое время услышал, как со смачным чавканьем учитель вынул из меня свой чудо-жезл, вслед за ним потекла и загадочная жидкость. Затем, стерев жидкость с моей попки, он нежно помог мне встать на ноги и оправил тунику. Ноги мои подкашивались, а попа гудела от чудо-упражения так, что я, казалось, слышу это. Учитель Хао наконец снял с моего лица повязку, доброе лицо его сияло от радости, и я улыбнулся ему в ответ. «Ну как Менелай, я вижу тебе понравилось упражнение», «Да, учитель Хао, очень» улыбнулся я в ответ, пытаясь найти этот чудо предмет, который учитель похоже уже спрятал. «В таком случае мы будем иногда это практиковать, но только ты должен хранить это в секрете от других учеников, так как им это может показаться несправедливым» Я радостно закивал в ответ.

К великому моему сожалению Учитель Хао вскоре уехал от нас. Его отсутствие продлилось целый год, за который я таки узнал, что это за чудо жезл был у учителя. Поначалу эта догадка меня словно громом поразила. Я чувствовал себя обманутым и униженным, но пару дней спустя, думая о добром лице учителя и о том, как нам было хорошо тогда вдвоём, моё отношение к тому уроку поменялось. Я стал чаще вспоминать учителя во время вечерней молитвы. Среди учеников и учителей я не показывал своё отличие от остальных, но когда оставался наедине с собой, то частенько превращал смиренную молитву в скачку на своём Опаке.

Как я уже сказал, отъезд учителя меня сильно огорчил. После того «урока» я потерял покой, я снова хотел почувствовать в своем чреве живой орган, хотел испытать те впечатления снова. На вечерних молитвах я с трудом отгораживал себя от сладких мыслей, и наличие толстого фаллического предмета в прямой кишке вовсе этому не способствовало. Я постоянно искал того, кто бы смог заменить мне учителя Хао, остальные ученики не годятся, их желание подавлялось извне травами, которыми нас пичкали. Остальные учителя и монахи были либо слишком стары, либо так же пили отвары, либо просто были мне неприятны.

Однажды, от стражи храма, я прознал, что по всему острову собирается бурное празднество в честь праздника урожая, и я решил улизнуть на ночь из храма и поискать утех в городе. Для этого я стащил из кладовки моток синего шёлка и соорудил из него женскую тунику (в таких к нам иногда тайком захаживают городские шлюхи, которых приглашают «не сильные духом» служители храма). При помощи угольного карандаша я подвёл себе глаза и веки, от чего взгляд стал более женственным и выразительным. Затем собрав свои каштановые волосы в хвост (которые были длиной до лопаток), я соорудил на голове из остатков шёлка и простеньких ожерелий некий головной убор, дабы можно было прикрыть лицо, оставив напоказ только глаза. И напоследок повязал на ноги сандалии с ремешками из чёрной кожи до колен. Результат меня очень удовлетворил, в полном облачении во мне никто бы не признал юношу.

Аккуратно свернув свой наряд и засунув его в сумку, я тихо ускользнул из храма до заката. Стараясь идти поодаль от дороги я за час добрался до города. Каково же было моё разочарование, когда я узнал, что городок, в который я пришёл, почти пуст! Видимо он слишком мал для такого события и все жители отправились в город крупнее, вдалеке отсюда. Блуждая вокруг города, я гадал, что же делать дальше, как вдруг услышал лай доносящийся из сарая невдалеке. Открыв дверь в сарай я увидел, что среди тюков с соломой сидел большой пес, увидев меня он перестал лаять и вскочив быстро-быстро завилял хвостом, так как он не был привязанным то быстро подбежал ко мне, и стал радостно скакать вокруг и обнюхивать меня. Песик был довольно крупным, вставая на задние лапы, он спокойно мог облизать мне лицо. Шерсть его была короткой, песочного цвета, а морда чуть приплюснутой. Меня очень веселила его щенячья радость. Я развернулся к выходу и собрался уходить, да не заметил лежащие поперёк прохода вилы, споткнулся о них и со всей дури свалился в солому. Пёсик с радостью накинулся на меня сверху, я прикрикнул на него и оттолкнул от себя.

И тут, в свете заходящего солнца, пробивающегося сквозь дырявый потолок, я заметил как из мохнатого мешочка между его задних лап, торчал красный кончик. В моей голове сразу пронеслась шальная идея, я обхватил рукой его мешочек и стал неумело его подрачивать. Пёс был не против. Красный конец его постепенно увеличивался в размерах и уже был толщиной с неплохую колбаску, с его острого кончика то и дело капала жидкость. От всего этого действа мой член уже стоял как кол, а дыхание стало неровным и частым. Я не стал терять времени, закинул сумку с нарядом на тюки с сеном, и быстро встал на четвереньки перед мохнатиком, задрав свою коротенькую льняную тунику. «Ну давай малыш, ты же этого хочешь? Я тоже этого хочу» нежно подбадривал я пса. Тот в свою очередь стал ещё более оживлённым. Он уткнулся в мой зад, и стал вылизывать его, запуская горячий и мокрый язык на всю длину. Моя дырочка была только рада. Наконец, вытащив язык из попы, он водрузился на меня, стиснув лапами мою талию. Затем стал очень быстро и резко долбиться в меня сзади. В голове моей промелькнула мысль что зря я не смазал попу маслом, остаётся надеяться что мой проход достаточно широк для предстоящего. Наконец, горячий и скользкий кончик проник в расслабленное колечко ануса, сначала не глубоко, а затем, почувствовав верный путь он стал расти с каждым новым толчком проникая всё глубже.

«О! о! о! о! д! д! д! а! а! а! а!» стонал я в такт фрикциям. Это было то, что нужно! Восхитительно! Как бы я хотел чтобы это продолжалось часами. Пёсий толстый, бугристый член был весьма хорош, а фрикции частыми и глубокими. Затылком я ощущал его влажное, горячее дыхание. Его тяжёлые, мохнатые яйца шлёпали по моей промежности. Но что это? Спустя лишь полминуты Основание члена у него стало быстро увеличиваться в размерах, а фрикции замедляться, пока и вовсе не прекратились. И вот он стоит надо мной, капли слюны с его языка падают на меня сверху. Я бы мог с лёгкостью вынуть из себя узел, но решил подождать, продолжения. Я стоял и чувствовал, как наполняюсь горячим, собачьим семенем, узел приятно давил, но этого было недостаточно, а мой член продолжал стоять колом. В итоге мне надоело, и я выпустил узел из себя. С хлюпаньем он выскочил, а вслед за ним обильно хлынула струя спермы. Встав на корточки я полностью слил всё семя, и обмыл себя водой из бочки у входа. «эх ты, скорострел», укоризненно сказал я псу, который в данный момент уже закончил вылизывать себя.

Я решил немного передохнуть, а затем дождавшись темноты, вернуться в храм. Я нашёл на всякий случай уголок поукромней, за тюками, и там завалился голым на солому сохнуть. Что бы сбросить напряжение я стал поглаживать своего петушка, представляя себе то учителя Хао, с его крепкий членом и большой головкой, то пёсика с его мохнатыми яйцами и рекой спермы.

Разбудили меня голоса. Я резко встал и прислушался, в сарае кто-то был. Говорящих было двое и судя по сбивчивой речи и браваде они были изрядно поддатыми.

— Ну же... Мирт, чего ты там телишься... заводи её сюда.

Выглянув из-за укрытия я увидел что один из говорящих, который с большим животом и сильными руками вёл за собой на поводке большую собаку иной породы нежели мой недавний дружок. У этой была длинная, светлая шерсть. Второй человек в это время держал перед собой закоптившийся фонарь. Он был среднего телосложения, подтянут, но залысина на голове подсказывала, что уже не молодой. Оба покачивались от изрядной дозы выпитого. Зашли они через ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх