Я тебя продал

Страница: 1 из 2

— Если ты меня опозоришь, порву, — в пол голоса говорит Хозяин, зашнуровывая купленный мне специально для этой встречи корсет. И я знаю — порвет, такое уже было, когда я была застигнута за мастурбацией, права на которую меня лишили в наказание. Черный корсет с открытой грудью, чулки в крупную сетку, черные босоножки на высоком прозрачном каблуке и даже ярко-алую помаду, придающую моей внешности откровенно пошлый акцент, покупал сам Хозяин. Сам же перед встречей одел меня и проконтролировал макияж. Хозяин продал меня на этот вечер другим Господам; накануне вернулся с работы с покупками, приказал примерить.

— Завтра я отвезу тебя в сауну, там будет трое Господ, ты будешь их шлюхой. Они развлечение оплатили, так что тебе придется отработать каждый их рубль, — сообщил Хозяин, когда я вышла через несколько минут из ванной, одев обновки, подкрасив губы и наспех уложив волосы. Я даже оторопела: мы не разговаривали о группе, тем более о продаже. Тут же я поплатилась за свою заминку — небольшая плеть, которую Хозяин всегда носит дома, заткнув за пояс, со свистом рассекла воздух и ошпарила мою голую задницу.

— Что ты должна ответить? — спросил Хозяин, как всегда спокойно, не повышая голос даже в минуты сильнейшей ярости. При этом плеть в замахе готова для второго удара. Но второго удара не будет: я уже успела справиться с удивлением и порядок больше не нарушу. Встаю на колени, складываю руки за спиной, голову держу прямо, но глаза смотрят вниз — я провинилась, и теперь сначала должна попросить прощения, а уже потом отвечать на вопрос.

— Мой Хозяин, я провинилась перед Вами, прошу Вас о наказании и прощении, — после этих слов наклоняюсь вперед, целую его ноги и кладу голову на пол, замираю. Как правило, порка следует незамедлительно только в случае серьезных проступков, сейчас же Хозяин просто ногой поддевает мою голову, показывая таким образом, что я могу встать. Наказание все равно последует, но не сейчас. Я поднимаюсь с пола, но остаюсь на коленях.

— Я благодарна Вам, мой Хозяин. Я сделаю все, что Вы прикажете — мое тело полностью в Вашем распоряжении.

Хозяин подходит ближе, поднимает мое лицо, смотрит с усмешкой, проводит пальцем по губам, размазывая помаду, вытирает испачкавшийся свой палец о мою щеку и наотмашь бьет раскрытой ладонью — от одного такого удара щека сразу начинает гореть.

— Выглядишь как шлюха, мне нравится, — подытоживает он, отходя от меня на несколько шагов. — Ты хочешь что-нибудь узнать о завтрашней встрече?

— У меня несколько вопросов, если Вы позволите, мой Хозяин.

— Спрашивай, — получаю я разрешение, и тут понимаю, что Хозяину действительно понравился мой вид: подойдя к комоду, он вынимает ящичек, в котором хранятся зажимы, цепочки и грузики — игрушки, используемые Хозяином, когда он хочет не столько использовать мое тело, сколько им упиваться. Я люблю эти игры. Они очень тактильные: руки Хозяина в течение всего времени находятся на моем теле. Он теребит мой клитор, вешая зажимы на половые губы; он сжимает и выкручивает мои соски, когда одевает на меня небольшой кожаный ошейник с цепочками с зажимами для груди и промежности; он шлепает меня по попе рукой, добавив к зажимам на половых губах несколько грузиков и наблюдая, как оттягивается нежная кожа на несколько сантиметров, и как вся эта конструкция качается в такт его шлепкам. Поэтому, увидев, что меня ждет, я раздвигаю пошире ноги, ощущая, что пизда уже просто тонет в собственной смазке.

— Вы будете принимать участие? — я очень волнуюсь, задавая этот вопрос. Меня никогда не трахало трое одновременно, и мне бы совсем не хотелось оказаться на подобной встрече без Хозяина в распоряжении посторонних мужчин.

— Пока что в планах привезти тебя в сауну и потом вернуться забрать — хочу завтра закрыть пару рабочих проблем. — От этого ответа у меня по телу пробегает холодок. Но в это время мой Хозяин подходит ко мне вплотную, присаживается, ставит ящичек с девайсами рядом на журнальный столик и запускает руку в мою хлюпающую пизду. Усмешка снова мелькает на его губах, — Течешь, шлюшка? Как же ты любишь, когда тебе вставляют... подстилка.

Одной рукой Хозяин трахает меня, загоняя руку глубже с каждым толчком, а второй выбирает подходящие зажимы. Я, немного сжавшись с пояснице, подставляю свою промежность этим рукам и тихонько стону от удовольствия — кричать в голос, как я любила, мне Хозяин запретил в первый же день знакомства. Наконец выбор Хозяина остановился на цепочке с металлическими зажимами для груди и небольшими очень тугими клипсами для клитора. Я, не сдержавшись, издаю стон разочарования, когда его рука покидает мою раздроченную дырку. Но у Хозяина благодушное настроение, поэтому за такую вольность я получаю лишь один удар (хоть и весьма ощутимый) ладонью по промежности, и опять я вижу улыбку на лице Хозяина.

— Все-таки ты такая блядь, — без упрека произносит он, и две легкие пощечины ложатся на мое лицо. — Что ты еще хотела спросить?

— Вы знакомы с теми, кому меня продали? — неучтивость построения вопроса я компенсирую взглядом, полным подчинения.

— С одним из них, поэтому отвожу тебя я. Я и сам хочу убедиться, что моя вещь будет возвращена мне в целости. — Хозяин произносит это таким тоном, что я сразу успокаиваюсь. Вообще-то рядом с ним я всегда ощущаю его защиту, и знаю, что как бы он ни называл меня, ни унижал и что бы со мной ни делал, любое неуважительное поведение в отношении меня со стороны постороннего человека будет пресечено в зародыше.

Мой Хозяин встает в полный рост и разрешает мне подняться с колен. Когда я встаю, берет за руки и сводит их у меня на затылке. Я сцепляю пальцы в замок и широко расставляю ноги — поза, при которой грудь оказывается выпяченной вперед, а задница аппетитно отставлена и приподнята, что еще больше подчеркивает туго затянутый корсет. Хозяин бьет открытыми ладонями по груди, после чего сильно сжимает и выкручивает оба соска. Я прикусываю губу, чтобы сдержать крик, дрожу от возбуждения, а Хозяин наслаждается моим видом и, отпустив соски лишь на долю секунды, тут же сжимает и выкручивает их с новой силой. Когда я не выдерживаю, я издаю протяжный стон. Мой Хозяин опять лишь секунду дает передышки моим соскам, после чего все повторяется.

— У тебя остались еще вопросы? — наконец спрашивает он, взяв с журнального столика цепочку и одевая зажимы сначала на соски потом на половые губы. Два глубоких вдоха позволяют мне адаптироваться к болевым ощущениям от зажимов.

— Да, мой Хозяин, — отвечаю я, следя за извлекаемыми из ящичка пятидесятиграммовыми гирьками.

— Задавай, — произносит мужчина и берет меня за руки и шею. Он наклоняет меня вперед, упирает вытянутыми руками в столик.

Я стою раком, раздвинув ноги, прогнувшись в спине и задирая жопу, чтобы были видны мои чуть отвисающие губы.

— Вы называли им мои табу? — я вздрагиваю от двух грузиков, один из которых был подвешен на цепочку ближе к зажимам на сосках, а второй — к зажимам на клиторе.

— Прекращай думать обо мне плохо, — растягивая слова, говорит Хозяин: он выбирает удачные звенья для новых грузиков: по два ближе к груди, по два к промежности. Последний грузик вызывает мой стон. Глубокие вдохи уже не действуют, клитор болезненно саднит, малые губы свисают на пару сантиметров. Но Хозяина это заводит, он подходит сзади, раздвигает руками мои ягодицы, чтобы лучше видеть промежность, чуть двигает моими бедрами, заставляя цепочку с грузиками тоже двигаться и конечно заставляя двигаться мои оттянутые половые губы. — Если вопросы закончились, я завтра приеду домой в семь и подготовлю тебя к встрече.

— У меня больше нет вопросов, мой Хозяин, — отвечаю я, и вскрикиваю от удивления — в мою попку неожиданно резко входит член Хозяина...

... И вот я в сауне в комнате для персонала на глазах этого персонала в одежде шлюхи получаю последние ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх