Неисповедимы пути Господни

Страница: 2 из 3

когда я целовал Ирку, я чувствовал необычайную теплоту, заботу, нежность, участие... и, неожиданно для самого себя я ответил на поцелуй Вадима, казалось мы целовались вечность, мне не хотелось отпускать его нежные губы, я очень крепко обнял Вадима и не мог отпустить его.

Вадим бережно поднял меня с ванны и, нежно, на руках понес меня в комнату, повалив на диван он, глядя мне в глаза снова захватил мои губы в свои и продолжил меня целовать. Скоро его волшебные губы пошли дальше, Вадим зацеловал меня всего, ни один участок кожи даже самый потаенный не остался без капелек его слюны. Мне было необычайно хорошо и я старался не думать что меня целует мужчина, на тот момент было все равно.

Очень скоро его губы оказались у меня в паху, боже! Что он делал с моим членом. Я не мог назвать это минетом, который делают грязные пьяные девки в подворотне, это было гораздо приятнее, нежнее, страстнее, и... священно что ли, не могу подобрать слов. Таким образом, мужчина отдавал мне частичку себя и, принимал мою себе. Он не делал мне одолжения, он сам получал от этого удовольствие, но в первую очередь Вадим хотел доставить удовольствие мне. Как же я ему был благодарен за это! И, прислушиваясь к себе, я не чувствовал омерзения от того, что меня ласкает мужчина, наверное, я больше омерзения испытал если бы меня ласкала женщина. Его язык, казалось находил новые, доселе неизвестные рецепторы удовольствия, от которых мой член пульсировал и испытывал самую крутую эрекцию за всю жизнь. Нежно перебирая мягкие густые волосы Вадима, я благодарил его за все, что он для меня сделал и, очень скоро я кончил. Столько спермы из меня еще не лилось, не говоря уже об оргазме. Меня били судороги, как хронического эпилептика, мушки летали перед глазами, а Вадим, довольный, весь в сперме поцеловал меня.

Я опрокинул его на кровать и, не дав сообразить что происходит, раздел его наверное за секунду. И впервые в жизни я наслаждался видом мужского тела. Вадим не был атлетом, но его поджарая стройная фигура, крупные сильные руки, крепкие жилистые ноги, волоски, покрывающие все тело, приводили меня в восторг. Мне хотелось его съесть, хотелось выпить его, хотелось дышать им. Мой язык бродил по его телу, изучая каждую клеточку, не пропуская ничего, а Вадим только стонал от удовольствия, которые еще больше меня подстегнули. Я взял руками его крупный толстый член и благодарил природу за такую дивную красоту, какая только может быть. Слегка подрачивая руками я сомкнул губы на головке. Ощущение было незабываемым. Когда у тебя во рту мужской член ты забываешь обо всем на свете, тебе хочется только одного, чтобы твой партнер получил удовольствие как можно большее. Я никогда не делал этого, и потому все мои движения были чисто интуитивными, но полностью верными.

Очень скоро Вадим как-то смешно закряхтел, прошептал: «Я люблю тебя, малыш» и обильно облил меня своими соками. Вот бы кто из моих друзей увидел меня в этот момент. Еще бы! Все лицо в сперме, а я облизываю ее остатки, боясь потерять миллиграмм драгоценного материала. Я посмотрел на Вадима и увидел полные любви и счастья глаза. Его улыбка была настолько лучезарной и милой, что я не выдержал и в очередной раз пригвоздил его своими губами.

Мы целовались очень долго, пока Вадим не прошептал: «Пожалуйста, возьми меня!» я подумал, что он шутит, но когда посмотрел ему в глаза, то стало все понятно.

Он помогал мне — смазал мне член детским кремом, я было сослался что нет презерватива, но Вадим сказал что я первый человек, который доверил бы мне абсолютно все, даже здоровье.

После некоторых преград я, наконец, проник в его упругую попку. Как он стонал, как он визжал, как он кряхтел. И я от него не отставал. Неужели пассивная роль такая приятная? Наши стоны, наверное, были слышны на северном полюсе, но мы ни на кого не обращали внимания. Мы синхронно забились в едином оргазме проткнувшем нас насквозь, отдышавшись и придя в себя, мы повалились обессиленные. Я обнял Вадима и положил голову ему на грудь, а он поглаживал мои волосы и шептал нежные слова.

Мы лежали в абсолютном молчании, слушая только дыхание друг друга, мы были единым организмом и никто не был нужен, а я впервые за долгое время почувствовал себя счастливым. Вадим, словно Прометей, открывший людям огонь, дал мне новые ощущения и новые чувства, которые нельзя испытать с женщиной. Но я их боялся, я боялся что сам стану геем, я боялся стать запятнанным, стать изгоем, боялся потерять своих друзей и родных. Я не стыдился того, что случилось, я стыдился последствий. Может кто-то и обвинит меня в мракобесии, но я пока не могу вот так поменять полярность, и живу я не в Голландии. А Вадим? Я не хочу пока об этом думать, я не хочу с ним расставаться, не хочу его терять, но... у меня нет выхода.

Я аккуратно вытащил руку из-под Вадима, встал с дивана в поисках одежды. Вадим непонимающе соскочил.

— Ты куда?

— Извини, но мне пора.

— Куда тебе пора? — Вадим смотрел на меня обиженно, словно щенок, которого выгнали из дома.

— Наверное, домой. Прости меня Вадим, но я так не могу.

— А как же я? Разве тебе не понравилось то, что случилось?

— Послушай, Вадик, — я подошел к нему сел на колени и поцеловал. — я тебе очень благодарен за все, за секс, за ночь, за тебя самого. Мне очень понравилось, но я не...

— Не гей? Ты это хотел сказать, да? А то что сегодня ночью было не считается да?!

Вадим встал с дивана и отвернулся к окну, по трясущимся плечам я понял что он плачет.

— Когда я тебя встретил в баре, — бормотал Вадим сквозь слезы, — я просто хотел провести хорошо эту ночь. Но ты... ты смешал мне все карты. Я вдруг понял, что люблю тебя, люблю как никого больше.

— Вадик, милый...

— Уходи! — уже не скрываясь, рыдал Вадим, я не хочу тебя больше видеть. Никогда!

Я оделся, хотел уже было идти обуваться, как вдруг меня потащила назад какая-то сила. Я бросил все и набросился на Вадима с поцелуями, я не давал ему даже двигаться зацеловывая его всего.

— Вадик, прости меня, прости меня за все, — шептал я сквозь поцелуи, — я люблю только тебя, я наверное сразу тебя полюбил еще там в баре, но понял это только сейчас.

Я зарылся лицом в его волосы, прижимая Вадика к себе, и успокаивал как того самого щенка, которого забрали назад в теплое жилище. Так мы пролежали весь день и всю ночь, не покидая друг друга, словно боялись потерять. А я все это время лежал и думал. Да, я люблю мужчину. Ну и что? Кому какое дело до этого? Я что украл что-то или убил кого-то, чтобы меня обсуждали? Настоящие друзья меня поймут, а ненастоящие, зачем нужны. Сложнее будет с родственниками, сестренка, скорее всего, поймет, а вот мама, все-таки человек советский... Так началась наша любовь. С каждой встречей нам все труднее было оторваться друг от друга. И дело было далеко не в сексе, мне было важно быть с ним, находиться рядом, видеть его в своей постели каждую ночь и в любой момент обнять его широкую грудь. Теперь, когда я уходил с работы, то практически каждый день сразу же шел к Вадиму, который уже меня ждал, и каждый такой вечер был праздником. Порой за весь вечер не было произнесено ни слова. Зачем? Зачем любящим душам слова, когда они вибрируют на одной частоте, подстраиваясь друг под друга. Мы просто лежали на диване и укрытые одним пледом смотрели телевизор, моя голова лежала на груди Вадика, а он нежно, но крепко обнимал меня.

Но ночью от нашего спокойствия не оставалось и следа. Мы были ненасытны, наши звери, дремавшие весь день, просыпались от спячки и рычали, кричали, рвались на свободу, выплескивая тонны энергии. Я попробовал пассивную роль, и мне очень понравилось, особенно когда Вадик в это время смотрит на меня и нежно целует. Самое интересное, что, испытав по 3—4 оргазма за ночь, в нас не было истощения, от дальнейших сексуальных утех останавливал только будильник настырно тикающий и напоминающий что утром-то на работу. И мы довольные ложились спать. Даже спали мы практически ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх