Илья и Изольда

Страница: 3 из 7

драгоценный Илюша! И поэтому, в этом

Новом году я желаю тебе приобрести то, что будет только твоей драгоценностью! Я желаю тебе Илюша, встретить свою любимую девушку! Ты хороший парень и достойный хорошей любви! С Новым годом, мой драгоценный!

— Спасибо, мама! — в свою очередь влюблено смотря на неё водами темных глаз, взволнованно проговорил Илья. — С Новым годом!

И, под доносящийся отдаленный радостный гул людей и взвивающиеся за окнами зелеными огоньками салютов, они переплели свои руки в дружественном брудершафте и, весело глядя друг на друга, медленно отпили из бокалов невесомую жидкость элитного вина!

Спустя минуту — он и дива откинулись на диване, сполна придаваясь приятно разливающейся по телу неге.

Ощущая медленно расползающуюся по нутру сорокоградусную теплоту, Илья, поглядывая на мать, почувствовал веянье мелиссы духов, смешенных с далекой примесью каких-то вин: по её частому смеху, он уже давно догадался, что она пришла «навеселе», но только сейчас лично учуял это.

«Как же, предновогодний концерт и без банкета! — с некой горчинкой ревности подумал он, жадно блуждая взором по родным чертам женского ренессансного лица. — Наверно вдоволь нахлебалась из рогов всяких изысканных вин очередного мафиози. А возможно и кое-чего иного вдобавок нахлебалась...»

Он остановил взгляд на её пылком цветке красных губ (на мгновенье представив, как их лепестки раскрывались в обхвате жесткого охотничьего рога, окрашиваясь струйками винной крови!) и вновь почувствовал в себе острое желанье соприкоснуться с ними в поцелуе! Одурманенный пряным янтарем вина и воздушным дыханьем мелиссы, он уже просто балдел от лицезрения роскошной красоты звездной матери!

— Может потанцуем сынок? — заметив его взгляд, игриво

подмигнула Изольда Аслановна.

— Конечно, мам! — с радостью отозвался Илья.

Поднявшись с дивана, она тут же подскочила к неподалеку стоявшему музыкальному центру, вставила первый попавшийся диск и нажала на плэй. Буквально через несколько секунд, могучие динамики центра окатили всё «охотничье гнездышко» прекрасной льющейся музыкой, под которую нежно заструился очаровательный вокал Николь Хайланд — дивной белокурой певицы из немецкой группы «Highland».

— Илюш, теперь я тебя приглашаю на белый танец! — воскликнула зрелая дива. — Иди же ко мне, мой кавалер!

С неожиданным чувством смущения, Илья подошел к ней, и, они медленно закружились по залу.

— Мам, а ты у меня самая красивая... — вскоре признался ей он во хмелю, нежно дурея от льющихся красивых звуков и запахов. — Самая красивая на свете...

— Ой-ой-ой, Илюш! Какие комплименты! — рассмеялась Изольда Аслановна, являясь ведомой в их танцевальном дуэте. — Ты, сынок, похоже, сегодня хорошо перепил, перепелка!

— Нет, правда, мам! Ты настоящая дива! Красавица! Мне даже твой запах кажется особенным...

— Зато ты всегда пахнешь или одеколоном или водкой! Хахахаха!

— Ну мам!

Плавно двигаясь с нею в танце под композицию «Angelo», он вдруг придвинулся к ней ближе и их бедра соприкоснулись. Вскоре, как бы «непроизвольно», его руки, лежавшие у неё на талии, принялись ласково поглаживать гладь её полуобнаженной спины, обоюдно опускаясь всё ниже к крупной соблазнительной заднице.

В свою очередь, всё явнее ощущая на себе прикосновения сына, Изольда Аслановна видела, что он едва ли не находится в трансе.

— Сынок, а ведь ты стал у меня совсем взрослым, — призналась она, с нежностью глядя на него. — Я это заметила ещё на балу, устроенном вами по случаю окончания института. Ах, как же я тогда натанцевалась, что потом просто не чувствовала ног!

Однако, он никак не отреагировал на её слова, продолжая двигаться в танце будто зомби.

— Ты что соснул, Илюш?! — тут же рассмеялась дива, принявшись ласково гладить его темные волосы.

— А?! — сразу встрепенулся Илья. — Нет, я не сплю бля... мам...

Посмеиваясь над ним, Изольда Аслановна хотела продолжить разговор, но вдруг ощутила, что ей что-то явно мешает двигаться. С вмиг возникшим предположением она повела бедром и, действительно убедилась в том, что у Ильи в джинсах вырос внушительный холм!

В ту же секунду он уже «постреливая» глядел ей прямо в глаза, и, она ответила ему долгим пристальным взглядом.

Так, не отрывая от него чарующих очей, она в какой-то момент танца ловко сделала шаг вперед, от коего её бедро тут же поддело всю его эрегированную выпуклость!

— Ох... — словно обжегшись об нечто, сразу же охнул Илья.

— Что сынок? — хитро блеснув глазами, спросила его зрелая дива. — Что-то не так?

— Да, просто... — замялся он в новом смущении. — Просто я вдруг вспомнил один анекдот...

— Какой?

— Думаю, тебе будет не интересно...

— Но всё же, Илюш...

— Ну... На глазах у своих девчонок, играют пацаны в футбол. Вот один малый несется в атаку на ворота соперника, и, со всего маха бьет по мячу, который... впечатывается прямо меж ног вратаря Васьки!"Мои яйца!" — мысленно вопит он, корчась от боли. «Мои будущие дети!" — в шоке его подруга Наташка.

— Хахахаха! Странный анекдот, сынок!

— Зато верный. Не так ли, мам?

— Верный... А ещё знаешь какой-нибудь?

Она снова нарочито прижалась к нему, вновь проехавшись бедром по его верно стоячему «колу».

— Кха-кха... — уже непроизвольно «кашлянул» он, но, опять взял себя в руки. — Да мам, знаю... Спросил как-то один мальчик у своих родителей, мол, что такое минет. Те, переглянулись и решили — уж лучше он об этом от нас узнает, чем где-то на улице. Мама: «Нууу... это когда в рот берут». Папа на неё: «Дура! Не берут, а дают! Ведь у нас все-таки сын растет!»

— Хахахаха! И, где это ты такой пошлятины нахватался?! Тоже мне «интеллигент»! Хахахаха!

— Ну, я знаю и почти интеллигентные анекдоты про это...

— Да не ужели?! Например?!

— Париж. Вечер. Монмартр. Из раскрытого окна одного дома слышится жалобный мужской глас: «Луиза, а как же наш вечерний минет?!» Та: «Ах, дорогой, у меня так болит голова. Надой в стакан, я утром выпью...»

— Хахахаха! Вот ты «жжешь» Илюш!

— Да, что я... это уже давно не новые анекдоты.

Музыка смолкла и их танец окончился.

Дабы скрыть своё выпирающее желание Илья быстро опустился на кресло и закинул ногу за ногу. Изольда Аслановна же, весело смотря на него, вновь взялась за бутылку любимого «Цинандали» и

разлила его в чету хрустальных бокалов.

— Продолжим, сынок?! — с улыбкой спросила она, подавая ему

игристый напиток.

— Конечно, мам! — в ответ улыбнулся ей он.

В очередной раз скрепив руки в неизменном брудершафте, они, сдерживая пьяные смешки, не спеша опрокинули горячительное содержимое в свои глотки и, вскоре предались расслаблению, «полусонно» глазея на мерцающие огоньки.

— Ах, Илюш, как же хорошо... — пьяным мурлыканьем проговорила Изольда Асланова, серебристые веки которой сверкали в унисон сим вспышкам гирлянд. — Илюш, правда, у мамочки очень хорошо?

— Хорошо, мам... И ты вся хорошая... Ты... ты королева...

Стараясь скрыть разыгравшееся стеснение, он встал на ноги и внезапно направился к сверкающей ёлке. Развалившаяся на диване дива, вновь, лишь растянув обильно накрашенные губы в довольной улыбке, лениво следила за ним.

Илья же, быстро выбрав на новогоднем дереве самую пышную серебряную гирлянду, вскоре воротился к ней, и подрагивающими руками водрузил на её темновласую голову.

— Вот мама, это твоя корона... — восторженным шепотом проговорил он, возбужденно глядя, как блестящие иголки гирлянды переливчато засияли в её волосах, словно мелкая россыпь драгоценных камней. — Сияющая корона царицы...

— Спасибо, мой заботливый верный паж... — ласково поблагодарила Изольда Аслановна. — Воссядь же рядом со своей царицей Тамарой.

Слово заколдованный Илья беспрекословно повиновался ей, ибо, в его глазах она действительно предстала перед ним ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх