Илья и Изольда

Страница: 6 из 7

— Ааааау! — с искренним недоумением тут же выкрикнула она.

Не обращая на вскрик никакого внимания, Илья быстро плюхнулся на колени перед диваном, одним рывком за ноги придвинул к себе её крупное тело и, устремив свою голову меж гор её бедер, пронзил языком клейкую мякоть самой горячей «киски»!

— Ойййййй! — ойкнула Изольда Аслановна, никак не ожидавшая вместо массивного члена проникновенья вездесущего сыновнего языка!

— Мммм... — промычал в ответ Илья, вкусив емкую сладость её текущих выделений (отдающих пряным привкусом его «смазки»!), умело разводя языком её сальные коричнево-бурые нижние губки.

Дурея от головокружительного запаха роскошной материнской вагины, он вдруг непроизвольно подумал о том, что помимо его члена, сюда несметное количество раз также проникали пенисы многих её любовников, проникал член всё того же горбоносого дяди Гиви и... в конце концов, некогда член его отца — Якова Иосифовича! И всё они кончали в неё ручьями, а то и целыми молочными реками мужской спермы!

Последняя мысль столь потрясла Илью, что в нем поднялось истинно звериное и вместе с тем самое нежное вожделение! Кончиком острого языка, он, нащупав довольно припухший шарик материнского клитора, слегка потрепал его им, а затем осторожно втянул в свой рот, обдав своими обильно изливающимися слюнями!

— Аааааах! Аааа-ааххх! — с певучим надрывом более шумно застонала Изольда Аслановна, теперь сама оказавшись пленницей изощренной пытки страстного отпрыска.

Чуть ли не переходя в крик, она в неконтролируемом темпе начла приподнимать и отпускать свои ягодицы и... Илья, схватив их руками, с не меньшей дикостью стал терзать их пальцами, сим помогая возбужденной хозяйке подбрасывать свое лоно на встречу его языку!

По тому, как сильно сжимали его уши большие окорока зрелой дивы, Илья чувствовал, что не только он парит в вершинах головокружительного удовольствия, но и его родная партнерша! Однако, любовно лакомясь её клитором, он также ощущал, что его член от перевозбуждения все же несколько ослаб, уныло истекая белесыми соками на ноги.

Самоотверженно трахая мать языком, он, даже не успев что-либо предпринять далее, почувствовал, как материнские руки навалились на его затылок и с силой прижали к своей промежности — неутомимый язык мгновенно пронзил её текущее влагалище и, рефлекторно задвигался в нем словно винт, вбирающий в себя все его соки!

Чувствуя, как бедра Изольды Аслановны все сильнее сжимают его голову, Илья завершающим «аккордом» сильно втянул в рот скользкую набухшую вишенку её клитора!

— Ааааааааа! — вспорхнул из уст зрелой дивы смачный оргиастический вопль, тут же взметнувшийся в мерцающую полутьму праздничной ночи.

Судорожными ритмичными толчками подбрасывая бедра, она, уже без всяких сил, вскоре откинулась на диване, самозабвенно отдавшись невероятной волне безмятежности.

Илья же, сполна нализавшись в её сладкой «киске», оценивающе глянул на неё — обрамленное густыми волосами расширенное им лоно волшебно мерцало во вспышках гирляндных огней росою вагинальных выделений. И, он, заворожившись сим мерцанием, тоже тупо отдался внезапно накатившему забытью — не имея никакой мысли в своей голове, он словно вдруг воплотился в самого настоящего олигофрена!

Спустя минуту, Изольда Аслановна, сполна насладившись истомой, приподняв голову, заметила этот застывшей на её «дыре» дебильный взгляд сына и, несмотря на свершившееся, опять ощутив в себе прилив необыкновенного стеснения, задвинула ноги, да совсем уселась на диван.

— Илюш, присядь со мною.

Услышав её спокойный глубокий голос, Илья, очнувшись от транса, молча сел рядом. Она же, не без иронии глядя на то, что его «баланда» значительно свисла, обняла его за плечи и прижала к себе.

— Мам, тебе было хорошо? — робко спросил Илья, не решаясь взглянуть ей в глаза.

Хоть он и не разрядился в неё, однако, с небольшим отливом возбужденного жара, тоже в свою очередь почувствовал дозу стеснительности.

— Да, мой милый Илюша, — с необычайной елейной легкостью ответила Изольда Аслановна, привычно запустив пальцы в его взмокшие волосы. — Мне ещё никто и никогда не доставлял такого удовольствия. Ты у меня оказывается настоящий лизун!

— Спасибо, мама... — просто ежась от смущения, покраснел он. — Но скажи мне... дядя Гиви иногда так ласкает тебя?

Этот вопрос в свою очередь смутил диву — она тут же опустила свой взгляд.

— Нет, что ты, Илюш! Никогда... Правда порой иногда он роется «там» своим «римским рубильником»...

— Вот дурак! Эх...

— Что ты вздыхаешь, Илюш?

— Мам... да я бы... я бы тебя...

— Да уж, конечно. Ты бы... Я сама сегодня это уже хорошо

испытала!

Изольда Аслановна тихонько хихикнула и ладонью погладила его по влажной щеке.

— Мне никогда не было так хорошо, Илюш, — призналась она сыну, пристально смотря в его темные воды глаз. — Господи, я, наверное, впервые за много-много лет по-настоящему кончила! А ты как, сынок?

Смущаясь, тот промямлил ей спьяну что-то невнятное.

Внезапно, осознав, что, «оторвавшись» сама, оставила «лизуна» с «носом», она, ощутив резкое чувство вины, осторожно потянулась к его обмякшей «колбасе» и стала медленно поглаживать её. Поглаживать, с каждым движеньем все ближе подбираясь к распаренной головке.

И, благодаря её умелым пальчикам, Илья, быстро почувствовав новый виток возбуждения, вновь поцеловал её в губы. Однако, на сей раз мать задала «тон" — став орудовать языком уже в его полости рта, с томительной дрожью вкушая со слюнками остатки своей же вагинальной слизи!

Нежно мыча от патоки поцелуя, Изольда Аслановна схватила Илюшину вздутую «клубнику» его головки, натянула кожицу, сомкнула, и снова обнажила её: Илья, сначала отрывисто застонал через нос, а затем совсем уже по-девичьи заохал.

Изольда Аслановна же, держа в руке жезл его восставшего вожделения, всё сильнее и сильнее надаивала искусным дрочением.

— Оооох... Оооох... — заухал Илья, с вмиг потемневшим взором, исступленно откидывая назад голову.

Аристократичные пальцы матери с каждой секундой стремительно распаляли в нем наслажденье, грозящее, в любое мгновенье бурно разверзнуться светлым «шампанским» молодой спермы!

И, в сей момент, когда он, отдав свое половое «орудие» в плен Изольды Аслановны уже был практически доведен её массажем до эффектного выстрела, в их дом ворвалась... оглушительная трель телефонного звонка!

В ту же секунду, зрелая дива, испуганно выпустив кипяточный «змий» сына, как ошпаренная вскочила с дивана, и бросилась в трезвонящую прихожую!

Илья, с дико выпирающей «палкой» лишь ошалело обернулся ей вслед — всё случилось столь молниеносно, что он не успел обменяться с нею даже мелким словечком!

— Алло, Гиви! — донесся до него голос матери, разом ставший таким бодро-обыденным, словно ничего пикантного и не произошло. — Да!... Спасибо дорогой, и тебя с наступившим Новым годом!... Хахахаха!..

Мгновенное осознание того, что им все же помешал треклятый дядя Гиви, подействовало на Илью, как развернувшаяся красная

тряпка пред очами молодого бычка — уже без всякой тени смущения, а с настоящей внутренней злостью ревности, он спрыгнул с дивана, и с торчащим причиндалом, тоже кинулся в прихожую!

— Я всё ещё хочу тебя!!! — натужно заорал он во все горло, нагло пристраиваясь сзади Изольды Аслановны.

Та, с удивлением вскинув на него подведенные «лупы», испуганно шепнула:

— Это дядя Гиви!

— Да хоть дядя Пурген! — вспылил он. — Мне то что?!

Однако зрелая дива уже не слушала его — одной рукой держа телефонную трубку, иною она пыталась натянуть на грудь помятое платье.

Сие сопротивление лишь подлило масла в огонь ревности Ильи, в котором, впервые в его жизни, не на шутку взыграла горячая грузинская кровь: нажав на кнопку громкой связи, он подошел вплотную к матери и крепко приобнял её сзади!

— Слюшай, моя ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх