Похоть. Миссис Анхелика

  1. Похоть. Миссис Анхелика
  2. Похоть. Миссис Анхелика. Продолжение
  3. Похоть. Генрих и сестрицы

Страница: 1 из 3

Середина 18 века. Франция уже привыкшая потакать своим страстям. С утра правильная и великосветская, к сумеркам развратная и следующая всем своим низменным инстинктам.

Полутемная спальня подсвечена первыми лучами восходящего солнца. Первые лучи пробиваются сквозь не плотно задернутые шторы и подсвечивают огромную кровать под балдахином. Кровать, так и не расстеленная с вечера, в полном беспорядке. На темно бордовом покрывале, измятом и перекошенном, спит девушка лет двадцати пяти. Еще вчера волосы завитые и уложенные в высокую прическу, полностью растрепаны и раскинулись большим темным ореолом вокруг головы девушки и спадая ей волнистыми прядями на обнаженные плечи. Девушка лежит на животе. Левая рука откинута в сторону, пальцы сжали покрывало и слегка потянули на себя, отчего покрывало сползло с подушки, кое-где показалась простыня.

Правая рука согнута в локте и пальцы кажется вот вот прикоснутся к чувственным алым губкам и очаровательному носику с легкой, едва уловимой, аристократической горбинкой. Горбинка, а впрочем, и цвет голубых глаз, передались Анхелике по наследству от отца, Герхарда Найтеля. Никому неизвестный немец из таинственной Пруссии, появился в Париже и соблазнил в бурном романе молодую мать Анхелики, Луизу де Февр. Поставив семейство де Февр в щекотливое положение, благородно согласился жениться на беременной баронессе. Неожиданно Герхард оказался хорошим управляющим имением, доставшимся ему в приданное.

Анхелика спала, повернув лицо в сторону окна, один из лучей солнца прорвался сквозь щель в шторе и стал подкрадываться по щеке к глазам, норовя разбудить. (Эротические истории на любой вкус) Луч добрался таки до глаз и стараясь отвернутся от света, попавшего прямо в глаза, Анхелика еще не проснувшись, попыталась повернуть голову в противоположную, от солнца, сторону. Щека почему-то прилипла к покрывалу и оторвавшись от него причинила Анхелике легкую боль, достаточную чтобы вырвать ее из объятий сна. Подтянув к себе руки, Анхелика оперлась на левый локоть и правой ладонью потерла щеку. С недоумением посмотрела на руку и чешуйки сухой пленки, которые стремились улететь с ладони под напором ее дыхания. Солнечные лучи усилили свой напор, и теперь можно было рассмотреть гораздо больше чем минуту назад. Анхелика приподнявшись на локте, повернула свою грудь прямо под свет из окна. Два полушария идеальной формы, практически не тронутые неумолимым притяжением. Спелое яблоко груди не поместилось бы в руку взрослого мужчины целиком. Торчащие соски в темных ореолах, довершали эти произведения искусства. Анхелика никак не могла вспомнить вчерашний вечер, и как она оказалась в этой постели, в этой комнате и где ее муж, с которым она пришла вчера на бал.

Голова болела от выпитого вчера вина. События вчерашнего вечера, особенно второй его половины, стыдливо прятались от попыток вспомнить за туманом похмелья. Поморщившись от очередной волны головной боли, отдавшейся тупой болью в животе и чувством тошноты, Анхелика обратила внимание на дискомфорт внизу своего тела. Извернувшись, как кошка, она попыталась посмотреть на нижнюю часть своего тела. Взгляд уперся в складки платья и нижних юбок, поднятых вверх и скомканных выше поясницы. Две точенные ножки, длинные и стройные, были бесстыдно раскинуты широко в стороны, открывая откровенно развратный вид на интимно-сокровенные части тела Анхелики. Ноги венчала округлая, без тени лишних жиров, попа.

В набирающем силу рассвете, можно уже было рассмотреть, упругие ягодицы и темное колечко ануса между ними. Девушка приняла более устойчивую позицию на левом локте, правой рукой примяла юбки своего роскошного бело-голубого платья. Ладонь легла на попу и скользнула ниже, между ног, прямо к женскому естеству. Пальцы прошлись по ложбинке между ягодиц, замедлились, наткнувшись на липкую влагу, и решительно двинулись к темному кружочку ануса. Средний палец с аккуратным ноготком, уперся в анус, вызвав неприятное жжение.

Попа попыталась вжаться в кровать, а Анхелика издала стон, выпустив воздух, через зубы. Погодив мгновение, и убрав палец от ануса, Анхелика двинула руку глубже. Ладонь достигла входа в лоно и прикосновение к половым губкам, вызвало новую волну жгуче-тянущей боли. С уст Анхелики сорвался стон и несколько ругательств, из тех что от порядочных дам никогда не услышишь. Рука отдернулась и уперлась в кровать, ноги инстинктивно устремились друг к другу, вызвав новую порцию щемящей боли. Мысли в голове напоминали рой рассерженных ос. Воспоминание о том, как она оказалась здесь, упорно ускользало. Анхелика уже поняла что с ней произошло, но ей хотелось вспомнить как она тут оказалась и к тому же еще была надежда, что виновником происшедшего с ней, и источником спермы, покрывающей ее с ног до головы, был ее муж. Она готова была даже простить его, лишь бы это был он. Воспоминания не торопились, и девушка решила продолжить исследования.

Согнув ноги в коленях, она оперлась на левую руку и правую запустила под юбку. Пальцы прошлись по бедру и пригладили лобок, покрытый постриженным ершиком волос. В данный момент все было покрыто подсыхающей спермой. Платье напротив паха было насквозь влажное, не смотря на нижние юбки. Самая нижняя юбка-корсет отсутствовала, как впрочем, панталоны и чулки с туфлями. Лиф платья расшнурован, так чтобы открыть доступ к груди. Анхелика достала руку и вытерла ее о покрывало, морщась от болей в измученном паху, села на кровати. Утро вступило в свои права и из полумрака начала проступать предметы интерьера за пределами балдахина. По правую руку находилось изголовье кровати с подушками. Напротив стоял комод с изящными серебряными ручками. Анхелика решила проверить содержимое ящиков на предмет нахождения в нем женского белья или хотя бы полотенец.

Пол оказался жутко холодным. От неожиданности Анхелика, сделав один шаг, резко села на кровать, вызвав протестующий скрип пружин. Не успел скрип пружин затихнуть, как Анхелика поняла, что она не одна в комнате. За спиной, с другой стороны кровати, эхом раздался такой же скрип. Девушка резко оглянулась, готовая сорваться с бег с кровати не взирая на ледяной пол. На противоположной стороне кровати, опершись на правую руку сидел мужчина в одной рубашке, больше на нем ничего не было. Анхелика не сорвалась в бегство с кровати, только подняла лиф платья прикрывая обнаженную грудь.

Бесстыдно сидящий, с другой стороны кровати, был ей хорошо знаком. Анри де Суиз, живущий за пару имений от них, она постоянно пересекалась с ним на балах. При каждой встрече он пытался завести близкое знакомство и делал приглашения совместного отдыха, как замужняя женщина неизменно отклоняла все его знаки внимания. В ответ на ее жалобы муж отмахнулся и сказал что она преувеличивает и Анри просто хороший друг и сосед. И вот теперь этот хороший друг и сосед, сидит обнаженный на расстоянии протянутой руки к Анхелика не знает что сказать, Анри начал первым.

— Доброе утро, Анхелика

— Что тут произошло Анри? — Анхелика лицом развернулась в сторону Анри, отодвинувшись в спинке кровати

— Ты ничего не помнишь? — мужчина подтянул ноги и сел на кровати, не считая нужным прикрывать свое мужское достоинство.

Анхелика никогда не видела так близко мужской член, за исключением пениса своего мужа. Невольно она проследила взглядом за членом Анри, он заметил ее взгляд и улыбнулся. Она подняла глаза и заметила его улыбку, улыбку уверенного самца. Попытка отодвинуться от него провалилась, блокированная спинкой кровати.

— Вчера я приехала на бал к графине де Вилькор со своим мужем, как оказалось в этой комнате я не знаю. Сударь вы не могли бы одеться и помочь одеться мне?

— Конечно, я помогу вам Анхелика, но сначала мы должны с вами закончить то что начали вчера — мужчина скользнул к ней и сел совсем рядом. Его колени уперлись в ее бедро, скрытое под юбкой. Мокрая ткань оказалась прижатой к телу и напомнила ей что она находится в очень компрометирующем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх