Продавец кукол. Часть 3

  1. Продавец кукол. Часть 1
  2. Продавец кукол. Часть 2
  3. Продавец кукол. Часть 3
  4. Продавец кукол. Часть 4
  5. Продавец кукол. Часть 5
  6. Продавец кукол. Часть 6
  7. Продавец кукол. Часть 7
  8. Продавец кукол. Конец

Страница: 3 из 4

нетерпеливый и бесконтрольный в тысячу раз сильнее обычного. Невозможно оторваться от него, невозможно не отдаваться полностью.

Мой клитор напрягся под приливами сладких волн, кажется, если к нему прикоснуться я скончаюсь в нежных судорогах. Алекс снова меня усадил на колени и откинув, стянул мои штаны и повернул на живот. Немного подтянув за ноги, его губы впились в мой сочащийся бутон. Мое тело слегка задрожало, почувствовав его язык у самого эпицентра. Еще... еще... только не останавливайся, мой Алекс. Его палец проникал все глубже, затем два, каждое движение жгло изнутри все горячее, а его язык прохладой скользил в потаенных изгибах. Мои руки скользнули к его достоинству, все еще пока полу спящему. Мысли и движения путаются от нарастающего удовольствия. Он ни на минуту не ослаблял своих ласк, чтобы без проблем добраться до его дружка. Мой рот жадно припал к головке и настойчиво лизал языком. Секунда за секундой он все больше наливался кровью и твердел, увеличивался и не помещался во рту.

Цепкими ладошками я наглаживала ствол, покусывая его наконечник. Пальцы моего властелина инстинктивно сжали мои бедра, и еще сильнее он вкусил мой плод. Сдаваться никто не хочет, все больше походило на гонку, кто устоит дольше. Мои движения, его движения слились в один огромный поцелуй. Сама мысль была настолько глобальной, что пугало не вырваться из этого круга страсти. Кажется эту гонку я проиграю... мои руки ослабли и его сочащаяся палица покинула мой рот... бедра сжались и мышцы обволакивали спазмами его искусный язык. Свой стон я слышу где-то вдалеке, изгибаясь, царапая ему бедра, задыхаясь от «взрыва» моей плоти. Минута в полной тишине, а мне все мало и опять хочу ощутить всё это. Я подобрала свои ватные ноги и упершись в панель, погрузила орудие страсти в себя. Так проникновенно, так тесно, так жарко... Жарко... Его руки поглаживали мою мокрую спину, сжимая ягодицы, прося о движениях. А я настолько обессилена, что только лишь слегка, раскачиваясь, набирала темп.

Меня уносило куда-то вдаль, будто меня и нет, только его каменный член. Руки сильные и мощные, как пушинкой, управляли мной, помогая достичь кульминации. Еще быстрее, еще глубже, даже жесткая подвеска машины, наверное, поддалась раскачке. Окна запотели и луна светила на меня размазанным пятном. Рывком за волосы я была прикована к его телу, смотря в потолок, он сжал меня еще крепче, продолжая жалить неугомонную плоть, властными толчками. Пальцы крутили клитор на грани боли, он едва сдерживал силу, кусая мои плечи и шею, пока меня не пронзила струя, густая, горячая, желанная... стенки влагалища ждали давно его извержения, впитывая эластичными тканями. Еще пара движений его пальцев... и наш союз пульсировал, содрогая сплетенные тела. Дыхание медленно восстанавливалось, под ласкающими руками. Я развернулась к нему и целовала-целовала-целовала...

— В следующий раз, ты меня не заставишь, любить тебя в машине...

— Даже если я буду голая?!

— Даже если и так.

Он убрал прилипшие пряди с потного лица и улыбнулся, подав мне сигареты. Но мне не хотелось курить, не хотелось...

Одеваться куда сложнее оказалось, то и дело я толкалась руками и ногами. Алекс перевел спинку в нормальное положение.

— Тебя домой?

— А ты куда собралась?

— Мне еще надо в одно место заскочить, машинку вернуть, — с досадой дала ответ и включила дальний.

— Ну, слава Богу, камера пыток уедет обратно.

— Что?! Я тебя пытала?!

Он схватил меня руками за лицо и страстно поцеловал, не дав договорить. Я закрыла глаза от удовольствия. Он взял меня за руку, с вопросом в глазах.

— Ах это... ну просто под капотом возилась и...

Бесполезно лгать. Я не могу сейчас лгать. Но как я объясню ему свой сбитый кулак? Он лишь слегка поцеловал чуть разорванную кожу и отпустил. Алекс понял, что вруша из меня никакая. Некая горечь проскочила в его глазах, отчего мне стало тошно и противно от самой себя. Но не могу сейчас ничего рассказать. Как бы мне не хотелось.

— Поехали.

Я готова была убиться о руль.

Он захлопнул дверь и зашел в дом. Мое сердце разбилось на куски. Вытерев, очередную слезу, приехала к Сэму, отдала ключи и деньги, вызвала такси и полностью расстроенная приехала к дому Алекса. Не хочу все так оставлять. Без объяснения. На часах 5 утра и словно статуя, стояла у его двери. Все мое нутро так и магнитилось к нему. А нужна ли я? Или может ему плевать, раз он не попрощался? От озера до дома он не проронил ни слова, а я все это время искала, что сказать. И так не нашла. Все чаще будут всплывать такие ситуации, все ближе поднос нож к горлу. Моя кисть зависла над ручкой двери и ждала сигнала мозга. Дверь оказалась не заперта. Кромешная тьма пожирало мое тело с каждым шагом, пульс чувствовался даже в сжатых кулаках.

Мои ноги, которые весьма подустали, избавились от ботильонов. Зачем мне все это, ехала бы в отель. Вот упрямая. Хочу тебе верить, малыш, хочу тебя любить, ты не представляешь, как я хочу отпустить свое сердце, которое уже долгое время на цепи. Мне так мучительно себя сдерживать, только в безумных твоих ласках, с моих губ почти слетают слова о любви. Как приговор. Мои мысли кружились смерчем в голове, я шла медленно, касаясь кончиками пальцев попадавшихся предметов. Впереди возникла винтовая лестница. Ступни будто срастались с деревянными ступеньками. Наверное, он уже спит, ведь прошло около часа, пока я завершала свои дела.

И вот на втором этаже четыре комнаты. Все закрыты. С ужасом представляла картину, которая может ждать меня за дверью, ту самую в доме у Сэма. А может, в постели рядом его жена. Мою влюбленность даже этот вопрос не интересовал, иначе давно спросила его. Осталась последняя дверь и меня трясло не меньше, чем на гонках. Поворот ручки и шаг в неизвестность, моя нога нырнула в мягкий, белый ворс ковра. Высота потолка, наверное, 4 метра, одна стена была огромным окном, большая, да нет, огромная постель, пара тумб и великолепная, хрустальная люстра. Я искала среди просторов ложа, мое обожаемое тело и честно признаться, с замиранием, приглядывалась в поиске второго.

Вот он. Один. Спит. Голый, только простыня прикрывает достоинство. В темноте все так трудно разглядеть, наклонилась ближе и почувствовала его ровное и теплое дыхание. Смешно, но еще никогда так долго не рассматривала его лицо. Густые черные ресницы, губы... такие аппетитные, что рефлекторно закусила свою нижнюю, стояла на коленях, сложив руки перед собой, даже не моргая...

— Ты долго еще будешь пялиться?!

Я подпрыгнула на месте и упала на спину. Как только не заорала, сама не пойму. Его голос возник как гром среди ясного неба. Не могу прийти в себя, еще настолько напугана, что непроизвольно начинаю реветь. Вот дура. Столько лет, а все равно пугаюсь как ребенок. Меня накрыла паника, обида, стыд — коктейль что надо. Я через силу давила в себе всхлипы, только бы он не заметил.

— Раздевайся.

Голос звучал так пусто и так иронично. Мои вещи, по сравнению с ковром, упали грязным комом. Словно заплутавший котенок, подползла к Алексу. Не открывая глаз, его сильные руки повалили меня и сжали в объятьях. Всхлипывая, прижалась как можно ближе, а он сушил мои слезы поцелуями и гладил по волосам. Еще мгновение и меня унесло в упоительный и долгожданный сон.

Утро. Или день. Ливень, сплошной стеной, рушился на окно. Я привстала и оказалась одна, в этой огромной постели. Снова упала, в моих зрачках тускло сверкали хрусталики шикарной люстры. Веки тяжело открывались и закрывались, сон не хотел отпускать из своего плена, задумалась о предстоящем визите к Денису и не заметила, как в дверях стоял Алекс.

— Доброе утро, время 10—00 и я опаздываю на встречу, поэтому быстро в душ и завтракать.

Наши глаза встретились, и это снова был он. Железный человек. В темно-зеленом костюме, в галстуке, с властной ноте в голосе. Все вернулось на круги своя. И зачем я пришла, зачем? Чтобы показать свою слабость?...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх