Продавец кукол. Часть 4

  1. Продавец кукол. Часть 1
  2. Продавец кукол. Часть 2
  3. Продавец кукол. Часть 3
  4. Продавец кукол. Часть 4
  5. Продавец кукол. Часть 5
  6. Продавец кукол. Часть 6
  7. Продавец кукол. Часть 7
  8. Продавец кукол. Конец

Страница: 2 из 3

и продолжить, включив дурочку. Герман отстранился, но мои ступни так и не выпустил, а я с живым интересом наблюдала за совокуплением.

Ева, все еще билась, под напорами стрел, так красиво в нее влетающих. Дыхание мальчиков становились все отрывистей, может горячей, что троица промокла насквозь. Лицо робота не выражало ничего, абсолютный ноль, пока Баксли не скомандовал ей улыбаться и стонать громче. Меня конкретно тянуло к ней, это было взрывом в науке, теперь ясно, почему холодные войны не прекращаются. Если можно сделать девушку, что тогда говорить о возможности создать солдатов? Это будет прямая угроза всем государствам, начнется хаос. Я всерьез задумалась о будущем. Пока мои рассуждения не перебили финальные стоны и орошения на лицо Евы. Мне нужно было с ней поговорить, и план моментально созрел!

— Баксли, можно на правах гостьи, я тоже опробую твою крошку?

Мальчики затягивались сигарами и, разводя руками Баксли мне ответил:

— Аврора, я только за, располагайся! — животный блеск сверкнул в очах. Нет, оргию с моим участием ты не получишь.

— Любезный, я хочу не при вас, хочу наедине! Если ты хочешь посмотреть, как девочки ласкают друг друга, то ты обратился не по адресу...

— Я только лишь предложил! Хорошо, Барри вас проводит.

Барри, оказался тем дворецким, который меня везде сопровождал. Мы поплелись за ним по лестнице, откуда она только что спустилась. Глаза зеленые и тоскливые, даже нет, подавленного и униженного животного. Впрочем, сейчас можно с такими технологиями сделать все угодно. Мы зашли в роскошную комнату, раз так в 10 больше моего номера и я повернула ключ. Мне не хотелось, чтобы нам мешали. Взяв ее руку меня ошарашило. Пульс. У нее есть сердце. Ничего не поняла.

— Со мной нечего любезничать, скажи, что все это значит?

— Я не робот.

Ее голос был красив, густые ресницы почти прикрыли глаза и, не веря тому, что вижу, покатилась слеза. Мои губы задрожали. Каждое осознанное слово било в голове как набат. Она — человек. Это живая плоть, кровь, слезы. Мое восхищение сменилось ужасом. УЖАСОМ.

Я повела ее в душ, чтобы смыть грязь и пошлость, оставленную мужчинами. Под теплыми струями воды она немного ссутулилась и напряжение в мышцах ушло. Она повернулась ко мне спиной, пряча свои глаза. Маску я разместила как корону, хоть лицо мое отдохнет. На ее боку была вставлена пластина с несколькими кнопками, тело было без единого грамма жира, подтянутая кожа, упругая. Волосы густые и вьющиеся. Она была красавицей!

— Скажи, ты такая красотка, зачем тебе работать наложницей-любовницей? Ты...

— Это не мое лицо, — перебила она, повернувшись ко мне, — это все что могу рассказать, как в знак благодарности, за ваше сожаление. Вы подвергаете себя опасности, разговаривая со мной на такую тему. И могу лишиться работы.

— Но... Мне важно знать, кто ты! Как такое возможно? И почему не твое лицо, а чье?! — я была совсем растеряна.

Ева наклонилась и прошептала на ушко, о том, что в этом замке, в каждом уголочке, стоит жучок и камера. Мои глаза закрылись, и я прислонилась спиной и стене. Голова скоро лопнет. Смешанные чувства бурлили и мешали собраться. Ева подошла слишком близко, легким движением рук, спустила бретели моего платья и припала к моей обнаженной груди. Я взяла ее голову и отстранила от себя, какое-то отвращение, вместо восхищения, растекалось по моему телу.

— Я должна выполнить ваш приказ!

— Нет. Не стоит.

Я накинула обратно бретели и подала ей полотенце. Маска вернулась на место, и хотелось поскорее вернуться в отель. Так противно, до тошноты. Мы спустились обратно в зал. Там уже все были одеты и стояли еще две куклы, одна из них почти копия Джоли, вторая тоже не уступала по эффектности во внешности. Ева подошла к ним, и принялись ласкать друг друга. Мое настроение было испорчено окончательно.

— Баксли, прошу меня простить, но мне надо откланяться! Вечер был шикарным, спасибо!

— Позволь мне тебя проводить?

— Не стоит, Аврору провожу я, — утвердительно вмешался Герман.

— Да нет же, я сама!

— Могу ли я вас пригласить на встречу, когда у вас будет свободное время? — Тутанхамон дал визитку и кивком попрощался, прихватив в объятьях кукол.

Я же между мужчинами стала нервничать, и к сожалению исчезнуть одной не получилось. Герман схватил меня за плечи, за нашими спинами двери закрылись. Нас ждала черная Volvo. Мне было тяжело маску снять, не то, что идти.

— Возможно, ты захочешь многое прояснить?

— Алекс я...

— Нет, сейчас ты ничего не будешь говорить.

Мы сели в машину и маски пали. Мои губы дрожали, и жалобным взглядом смотрела на своего мужчину. Он сидел совершенно спокойно и не обращал никакого внимания. Уже темнело и звезды загорались, одна за одной, на темном небе. Пейзаж менялся с каждой секундой, а ехали мы не в отель. Он рукой приподнял мой подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. Я не знаю, что он в них прочел, но его взгляд переменился.

— Знаешь, я не из тех мужчин, кто не ценит. Мне достаточно одного твоего взгляда, чтобы понять, где ты честна со мной, а где нет. И чем больше ты будешь мне лгать, тем меньше я буду ценить. В моей жизни были разные женщины и девушки. И все они не отвечали моим требованиям...

— Послушай, я не буду выполнять приказы... мне и на работе их предостаточно!

— Не перебивай меня. Я хочу, чтобы ты поняла раз и навсегда, если ты сделаешь свой выбор, я хочу об этом знать, а не видеть, не читать в твоих глазах или еще что-то! Мои деньги, власть и статус превращают самых наивных в стерв, а любовь в грязь. Я завоевываю тебя, не совсем обычным способом, я сделал выбор еще в самолете. И если ты выберешь меня, знай, это до конца дней моих и твоих. Я не требую ответа сегодня или завтра. Ты вправе выбирать, встречаться с мужчинами, заниматься с ними любовью. Но когда я услышу от тебя признание, назад дороги не будет.

Меня всю трясло от него. От кого-то годами ждешь этих слов, а от него... Даже руки охладели, в горле все пересохло. Я подняла свои глаза и хотела все сказать:

— На самом деле, я сделала свой выбор...

Он приложил палец к моим губам, не дав договорить.

— Не говори мне ничего, не стоит произносить слова сейчас, о которых ты можешь сожалеть в будущем. У тебя есть время. Время узнать меня лучше, больше. Я знаю, что ты у меня одна, а вот кто я для тебя? Ты это решила?

Я молчала как рыба. Мне и правда нечего было ответить, слишком часто я обжигалась, чтобы торопиться с ответом. И слишком много щекотливых ситуаций, которые всплывали с моим участием.

Машина остановилась около маленького домика в лесу, у озера. Мы направились в великолепный теремок.

— А это мое уютное местечко, — подарив свою лучезарную улыбку, сказал Алекс, — здесь я отдыхаю от всего: работы, пафоса, будней и никчемных поклонниц.

— Здесь красиво.

Мы вошли внутрь. Шкуры и чучела лесных зверей украшали стены. Большой камин, перед ним на полу лежала шкура белого медведя. Столик с кальяном и текилой. Широкий диван, море подушек, а аромат жареного мяса наполнял все пространство. Я несмело села на диван, а Алекс куда-то ушел. Сердце немного кололо, и мысли искали правильные слова, чтобы окончательно не разочаровать его. Он, по всей видимости, отправил прислугу и, сняв свой пиджак, сел рядом закатывая рукава.

— А теперь я хочу послушать о том, кем ты работаешь?

— Не могу об этом сказать, — чувствовала как на экзамене, под его пристальным взглядом.

— Хорошо, я не буду настаивать, тогда поговорим о Еве, если ты не против.

— Я думала, ты задашь мне вопрос, как я оказалась у Орлова, и откуда его знаю.

— Если ты готова ответить, то с раздирающим меня интересом, слушаю...

Вот какого х... меня за язык тянули!? Вот идиотка. Я повернулась к нему, скрестив ноги, а он откинулся в другом углу дивана. Теплый свет огня приятно трепетал на его расстёгнутой рубашке ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх