Рабыня. Часть 7

  1. Рабыня. Часть 1
  2. Рабыня. Часть 2
  3. Рабыня. Часть 3
  4. Рабыня. Часть 4
  5. Рабыня. Часть 5
  6. Рабыня. Часть 6
  7. Рабыня. Часть 7
  8. Рабыня. Часть 8
  9. Рабыня. Часть 9

Страница: 2 из 4

что она сказала. Подержала какое-то время голову вверх лицом, пошмурыгала носом, сглатывая. При тусклом лунном свете Ольга внимательно, с явным интересом и удовольствием, рассматривала моё вспухшее от пощёчин — с разбитым носом — лицо.

— У тебя рожа, как у последней конченой алкашки, — прокомментировала увиденное дочка. — Я сегодня не позволю тебе прикасаться к моей чистенькой нежной киске: будешь всю ночь сосать мои пальчики на ножках и облизывать пятки. И всякий раз, как я захочу, — будешь моим туалетом... Будешь, блядь? Не слышу!

— Буду, доченька, конечно, буду! — испуганной скороговоркой поспешила заверить я Ольгу.

— И я придумала, как тебя наказать за сегодняшнее, — под конец зловеще объявила Ольга. — Я тебя опущу!

Девочка вопросительно посмотрела на меня. Но я не издала ни звука в ответ и ничем не выказала своих эмоций. Как тупое, ко всему равнодушное, забитое и замученное животное, я принимала всё и соглашалась со всяким её словом.

— О, кэй, старая подстилка! Ползи за мной в дом. На четвереньках, как собака! — велела Ольга.

Я безропотно поползла, царапая ладони и коленки, продолжая всхлипывать и тихо причитать. Ужас не покидал меня, мне было всё также плохо, побитое лицо горело, из глаз продолжали капать крупные слёзы.

Во флигеле Ольга снова цепко схватила меня за волосы и нагнула голову к самому полу.

— Подними жопу как можно выше, а морду опусти, — сказала она.

Я так и сделала, застыв в неудобной позе. Ольга, оставив меня посередине комнаты, принялась что-то искать.

— Чем бы тебя выебать, сучка? — разговаривала она сама с собой. — Бутылкой?... Блядь, ты выдержишь, если я тебе в очко засуну бутылку из-под шампанского?

— Ради тебя — выдержу, доченька, — с дрожью в голосе пролепетала я, стоя по прежнему раком. — Но потом умру... Ты порвёшь всё у меня там...

— Ага, вот это как раз то, что нужно, — удовлетворённо вскрикнула, наконец, девочка, и подошла ко мне сзади. — Я нашла для тебя классный хуй, шлюха, — объявила она торжественным голосом. — Он тебе явно должен понравиться... Расслабь жопу, не напрягайся.

Я покорно расслабилась и почувствовала, как что-то твёрдое, очень толстое и округлое вмялось в мою маленькую анальную дырочку. Ольга, пыхтя и посапывая, старалась насильно пропихнуть в меня это большое орудие, но дырочка моя не поддавалась, и у неё ничего не получалось.

— Погоди, Оленька, не так, — попросила я дочку, быстро дотронулась рукой до предмета, который она пыталась ввести в мою попу, и поняла, что это деревянная скалка для раскатывания теста.

— Ну что ещё, блядь? Что не так? — взвизгнула от злости девочка и больно стукнула меня скалкой по голове. Я вскрикнула, схватившись за голову. Из глаз моих сыпанули искры. На месте удара сейчас же выскочила большая шишка.

— Прости меня, Оленька, что помешала тебе, — пролепетала я, еле сдерживая рвущиеся из горла рыдания, — разреши мне помазать свою дырочку слюной, так скалка быстрее влезет и тебе будет легче... А ещё лучше смазать её подсолнечным маслом.

— Не учи меня, блядь! — рявкнула дочка и снова что есть силы щёлкнула меня по голове скалкой. Я вновь отчаянно вскрикнула и быстро-быстро потёрла рукой вторую шишку — намного больше первой.

Ольга опять попыталась на сухую засунуть мне в зад толстую скалку. Я, как могла, старательно помогала ей, расслабляла анальное отверстие, подавалась попой назад, дулась. Импровизированный член в дырочку мою не залазил.

— Хорошо, смажь слюнями очко, — согласилась, наконец, Ольга. Сама встала и прошла на кухню. Послышался звук приоткрываемой дверцы холодильника. Девочка достала пластиковую бутылку.

Через несколько минут она вернулась и вновь коснулась моей мокрой от слюны анальной дырочки концом деревянной скалки. Она тоже была мокрая и скользкая от подсолнечного масла, которое капало мне на голые ляжки. Я, пальцами рук, как можно шире развела аппетитные половинки своей большой попы, расслабила мышцы заднего прохода. Ольга с силой надавила на скалку, и она мягко вошла внутрь моей раскрывшейся попы. Я ойкнула, но не от боли, а от неожиданности — так легко скользнула толстая колбаса скалки внутрь меня. Боли я не почувствовала вовсе. Только ощущение в заднице толстого инородного предмета и смутное любопытство, а будет ли хорошо? И когда?

Дочка, засунув скалку чуть ли не наполовину, интуитивно поняла, что дальше небезопасно, прекратила проталкивать орудие вглубь и стала делать возвратно-поступательные движения, имитируя работу мужского члена. Это тоже не принесло мне ровно никакого беспокойства. Наоборот, от сознания, что собственная дочь трахает меня в задницу, стало приятно. Ольга участила темп и принялась слабо постанывать — её видимо начало разбирать. Мне тоже всё это нравилось всё больше и больше. Я стала периодически трогать себя за промежность, поглаживать и давить пальцем кнопочку набухающего клитора.

Ольга приостановилась, оставив скалку торчащей в моей попе, торопливо зашелестела одеждой. Я поняла, что она раздевается. Значит, и ей это понравилось, и она сейчас начнёт ублажать себя пальчиками. Сбросив джинсы и лёгкую маечку, в которых была, а также бельё, Ольга протянула мне какой-то малюсенький, лёгкий, кружевной комочек.

— Сучка, засунь в рот мои трусишки и жуй, как ты делала это девочкам, — строго приказала она, снова берясь за скалку и продолжая насиловать мою задницу. — Так нужно, чтобы ещё глубже тебя опустить, пиздолизка... А я буду тебя пидорасить дальше, пока ты не кончишь от скалки. Тебе хорошо со мной, животное?

— Очень хорошо, моя милая, — простонала я, жуя её трусики и возбуждаясь всё сильнее и сильнее. — Опусти меня, доченька, по настоящему. Я хочу, чтобы это сделала со мной ты!

— Да, стерва! Я опущу тебя жёстко, по взрослому, как на зоне, — с придыханием, отчаянно дроча свою крохотную безволосую пиздёнку, стонала в ответ Оленька. — И теперь никогда уже ты не станешь человеком, грязная блядь и вонючая хуесоска. Ты будешь отныне только моей вещью, моей послушной рабыней, моим унитазом и я буду постоянно мочиться в твой рот, а ты будешь пить мои ссаки и вылизывать после сортира мою задницу! Я превращу тебя в безмозглое растение, в существо, в половую тряпку... Ты будешь спать теперь у параши, а я стану вытирать о твою жопу и спину свои ножки! Ты не достойна будешь даже смотреть на меня, и дотрагиваться своим поганым языком до моей божественной киски! Понятно тебе, тварь, кто перед тобой? И до чего ты опустилась?

— Понятно, понятно, золотце! Мне всё теперь понятно, — вытащив изо рта трусики, чтобы не мешали говорить, торопливо заверила я её преданным голосом. — Я — никто, по сравнению с тобой! А ты — моя Богиня! Я не могу и помыслить, прикасаться к твоей киске своим грязным языком. Это будут делать другие девочки или мальчики. А я буду отныне зарабатывать для тебя много денег, чтобы ты покупала себе любовников и любовниц.

— Да, да! — продолжая меня темпераментно ебать в попу, стонала моя девочка. Отчаянно мастурбируя, она была уже в глубоком экстазе. — Ты пойдёшь на панель, шлюха! Отныне ты будешь работать проституткой и содержать меня. А я буду твоим сутенёром! Я назначу тебе большой план, и не дай бог ты его не выполнишь, пусть даже тебе придётся ебаться в день с двадцатью клиентами. Ты будешь приносить мне план, и я за это не буду тебя сильно бить и мучить. И личико твоё будет чистое и не побитое, потому что ты должна иметь товарный вид. Уяснила, конченая шлюха?

— О, да, божественная моя! Сладенькая и вкусненькая, — похотливо вертя задницей, стонала в ответ я. — Отныне, я твоя верная шлюха, и пойду ради тебя на панель! Я озолочу тебя, доченька! Буду сосать за деньги у всех подряд, и давать всякому, кто заплатит! Повелевай мной, Богиня!

Ольга, ебя меня в задницу, постепенно безумно завелась и сама. Ей стало настолько хорошо, что она прислонила другой конец скалки к своей малюсенькой киске и стала энергично тереться об него. Руками она продолжала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх