Четыре белые хризантемы

Страница: 2 из 11

помышляет только о сексе. Я заболел этим парнишкой с очаровательной ангельской улыбкой.

После того как программное обеспечение моего компьютера было налажено, я пригласил Андрея пообедать. Конечно, я настаивал на ресторане, но Горин отвел меня в кафе-мороженое, и к тому времени, как мы объелись малинового пломбира, я уже с уверенностью претендовал на роль друга. Начало было положено, и, опьяненный этой маленькой первой победой, я набрался наглости пригласить Андрея на шашлыки в следующее воскресенье. Он сказал, что непротив приятной компании, но если можно, то он придет не один. Я был так счастлив его согласием, что ничего уточнять не стал. Это была моя первая серьёзная ошибка.

***

— Ну и где же твоя великая любовь, Макс? — съязвил Олег, скептически проводя пальцем по пыльному капоту моего терракотового Инфинити.

Его новый бойфренд Алексей всё ещё возился с походным рюкзаком, то и дело поглядывая в нашу сторону с осторожным любопытством. Олег вытер руку о свою джинсовую куртку и оценивающе взглянул на облачное небо.

— Может, зря ждём? Он хоть в курсе, что ты — гей? Или вы с ним того уже?

— Слушай, Крушинин, отвяжись, а.

Я в третий раз набирал номер сотового телефона Андрея, но приятный женский голос монотонно твердил: «Абонент временно недоступен...»

— Ясно. Значит, нет, — Олег лукаво улыбнулся и подмигнул своему рыжеволосому парню. — Понял, Лёша? Если что, ЭТОТ с нами не знаком.

Крушинин кивнул в мою сторону, почесал свой белобрысый затылок и с видом бывалого заключил:

— Мальчик — натурал, а ты, Макс, спятил. Уже неделю бредишь своим Андреем, но он, подозреваю, не в курсе твоих чувств. Этот парень возьмет твоё сердце, сунет в миксер и без зазрения совести нажмет на кнопку... В каком я фильме это слышал?

— «Маска» вроде, — подсказал Рыжик.

— Неважно. Суть в другом: выбрал бы себе кого из наших, Максим, меньше было бы головной боли и неприятностей. Возьми за правило, зеленоглазый мой, — Олег положил руку мне на плечо, а Алексей улыбнулся его дурачеству, — никогда не связывайся с натуралами. В лучшем случае разочаруешься, в худшем — морду набьют.

— Отвяжись, я сказал. Ты мне не матушка — нотации читать, — как-то мрачно отшутился я, тревожно высматривая среди многоэтажек знакомую фигуру Андрея. Утро было прохладным, тихим, и откуда-то тянуло пряным запахом скошенной травы. Погода способствовала умиротворению, а я нервничал и даже не скрывал этого.

— Правда, Олег, отстань уже от него. Подождём ещё минут десять. До твоей дачи полчаса ехать, — Алексей сунул рюкзак на заднее сиденье автомобиля и подошёл к нам.

Поначалу Крушинин никак не желал от меня отцепляться и возмущался по поводу моей бестолковости, но его так нежно поцеловали, что он на миг забыл обо всём на свете. Я был безмерно благодарен Рыжику за то, что хотя бы он пожалел мою больную «андрейозом» голову и отвлёк Крушинина от докучных нравоучений. Хотя мы с Алексеем были знакомы только неделю, он мне нравился всё больше. Не красавец, но довольно симпатичный высокий парень двадцати лет с удивительными светло-карими глазами, в глубине радужки отдающими янтарной позолотой. Вкупе с рыжими волосами такая особенность наводила на мысли о сказочных существах, пока неизвестных ни одному писателю-фантасту. Но самым большим достоинством Рыжика я считал спокойный, отзывчивый характер, до сих пор не понимая, что же Алексей нашёл в импульсивном и эгоистичном Крушинине. Впрочем, последний хоть и был сволочью, но окрутить мог почти кого угодно.

Олег, недолго думая, начал тискать своего парня, а я всё так же выжидающе вглядывался в безлюдные улицы.

— Идёт, — мой голос показался мне почти чужим.

Парни быстро отложили свои нежности до следующего раза и с любопытством уставились в сторону объекта моего помешательства.

Андрей помахал нам рукой с соседней улицы — он действительно пришёл не один.

— Блядь, — Крушинин даже не мог подобрать выражения помягче, скептически скривившись при виде стройной блондинки, которая держала Андрея за руку и пыталась успевать за ним, едва не спотыкаясь из-за высоких каблуков красных изящных туфелек.

— Ты совсем двинулся, Березин? — Олег покосился на меня, как на прокаженного, словно заразиться боялся.

— Может, это его сестра? — предположил Алексей.

— Солнце, если бы у меня была такая сестра — я бы не стал геем, — отрезал Крушинин.

— Минутку, я тебе не говорил, что он гей... — начал было я.

— Разбирайся сам, Макс, — Крушинин отмахнулся, но мы оба знали, что ещё вернемся к этому разговору.

Я едва сдерживал злость пополам с горечью, но спор мы были вынуждены прекратить, потому что Андрей и его подруга подошли уже совсем близко.

— Привет, Макс, — Горин пожал мне руку. Прости, что опоздали: у Кати каблук сломался по дороге, пришлось возвращаться. Я позвонить хотел, но на сотовом батарея села.

— Да ничего страшного, — я выдавил улыбку. — Знакомьтесь, это Олег и Алексей — мои друзья.

— Андрей. А это Катя.

— Твоя сестра? — Олег маслеными глазами смотрел на сероглазую миловидную девушку и каверзно улыбался. Впрочем, его ехидство было понятно только мне и Рыжику.

— Катя — моя девушка, — вежливо ответил Горин.

— Жаль. И почему мне так не везёт? Всех красоток разобрали, — рассмеялся Крушинин.

— Кончай придуриваться. Поехали, — я слегка пихнул Олега в плечо и тоже рассмеялся, делая вид, что не заметил обеспокоенного взгляда Алексея, что ничего особенно неприятного не произошло. Сев за руль, я деловито завел мотор и, подождав, пока все рассядутся по местам, направил машину к окраине города. На душе было скверно.

Андрей улыбался, Катя временами смущённо опускала глаза, пока Крушинин травил пошлые анекдоты: он просто измывался над моими нервами, устроив из поездки балаган. Рыжик сидел на переднем сидении рядом со мной и, задумчиво глядя на мелькавшие за окном ёлки, кусал губы.

Я вёл машину резко, но уверенно, вцепившись взглядом в дорогу и изредка фальшиво улыбаясь на удачные шуточки Олега. «Девушка» — это слово билось в моем сознании, отдавая болью куда-то под ребра. Я не мог заставить себя взглянуть в зеркало заднего вида — не мог смотреть, как Андрей бережно обнимает за плечи её. Может, прав Крушинин: я спятил? Спятил окончательно, если затеял такое! Зачем мне всё это? Как я вообще умудрился вляпаться в такое дерьмо? Честно признаться, я не знал ответа на этот вопрос, и может быть, оттого мне было особенно плохо. Я не видел выхода для себя и не хотел отказываться от моего синеглазого ангела. На холст моей жизни ложились оттенки синего вперемешку с чёрным — мрачно, безвкусно, бездарно до тошноты. Почему?

День прошёл тоскливо: вместо весёлой поездки вышло что-то до боли похожее на рутину. Алексей с Олегом жарили шашлыки, Андрей с Катей иногда уединялись, а я старался занять себя какой-нибудь работой, чтобы не думать о том, что в полумраке полукруглой беседки, окруженной цветущей сиренью, они целуются. Но чем больше я старался, тем меньше выходило — в конце концов, сам не подозревая как, я оказался по другую сторону кустов, прислушиваясь к разговору и прячась, словно вор, что намеревается украсть чужое сокровище.

— Кать...

— Домой хочу. Тут скукотища жуткая. Поедем, а? Андрейка, поедем домой.

— Неудобно как-то. Нас же пригласили.

— Ну и что? Скажи Максу, что мне нехорошо, и поедем.

— Нет. Не умею я врать, ты же знаешь.

— Один раз не страшно. Ну, Андрей...

— Кать, не веди себя как ребёнок.

— Я не ребёнок. Ты ради меня не можешь разок соврать? А ещё говорил, что любишь.

— Ну, люблю...

Последние слова Андрея мне сказали о многом: у них с Катей что-то не ладилось. Может быть, я напрасно хватал в закатном небе белёсые призраки глупых надежд, но я решил действовать.

В шесть часов вечера Андрей попросил отвезти их с Катей домой, однако я настоял на том, чтобы они задержались ещё ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх