Четыре белые хризантемы

Страница: 4 из 11

если в качестве объяснительной ты скажешь, что... Что проснулся в постели с другим мужиком! Поверь, — я давился словами со смеху, — после такого на твоё опоздание даже никто внимания не обратит!

— Тупая шутка, Макс, — Горин натянул на ногу второй ботинок, но сердиться по-настоящему у него не получалось. — Мы же с тобой не пара каких-то педиков, да?

Он спросил в шутку, а меня внутренне передернуло от этих слов — всю мою весёлость как рукой сняло. Я вспомнил мягкость его губ, запах, длинные изогнутые ресницы, которые я разглядел во всех подробностях, и мне вдруг невыносимо захотелось взвыть от понимания, что я в реальности. Я запутался, заблудился между миром своей мечты цвета ультрамарина и настоящим. Помогите! Что я должен был ответить ему?"Ты мне нравишься? Я с ума схожу по тебе? Я не могу больше молчать о своих чувствах: я люблю тебя? А знаешь, ты — мой ангел, Андрей. Самый настоящий ангел». Наверное, это было бы честно, безрассудно и после меня непременно бы стали презирать.

— Я отвезу тебя на работу. Только аспирина выпью и поедем.

***

К концу июля жизнь вошла в привычное русло: работа, дом, частые дружеские встречи с Андреем. Мы очень сблизились за это время, и мне хотелось рисовать, даже несмотря на то, что в силу некоторых обстоятельств я так же часто видел Катю. Сначала меня злило это обстоятельство, но я понимал, что так нельзя, и постарался поубавить эмоции. Я даже привык к ней и запросто приглашал к себе вместе с тем, в кого уже был всерьёз влюблен.

— Слушай, Березин, — сказал мне однажды Олег, — либо кончай сходить с ума, либо отбей Андрюшку у этой девицы и перестань киснуть. Смотреть на тебя тошно.

— Кто киснет? — удивился я, откладывая в сторону кисточку и вытирая тряпкой перепачканные в красках пальцы (была суббота и я работал над портретом Андрея).

— Ты, — просто заявил Крушинин.

Он подошёл к мольберту и задумчиво посмотрел на портрет однокрылого ангела, с лукавой улыбкой опиравшегося спиной о дверной косяк и одной рукой обнимавшего подушку. Работа была в самом начале, но синеглазый продавец дисков угадывался в ангеле без труда.

— Смотри, до чего ты докатился. Рисуешь.

— Ну и что?

— А то, зеленоглазый мой, что я тебя за этим делом чёрт знает сколько не видел.

— Ну хорошо, — согласиться с Крушининым мне казалось проще, чем спорить с ним, — и как же мне его отбить?

— Ты у меня спрашиваешь?

— Конечно, — я вызывающе улыбнулся Олегу. — Это же ты у нас специалист по соблазнению. Всегда при параде. Костюмчик. Выглаженная рубашечка. Походочка, взгляд, речи учтивые...

— Когда ты перестанешь надо мной издеваться, Березин? — Олег швырнул в меня махровым полотенцем. — Завтра зови его на пляж. Пиво и закусь беру на себя, культурную программу тоже. Место знаю — закачаешься! Глухое, природа, птички, кусты... Если уж ничего не получится, то хоть поглазеешь на его фигурку.

— Ты неисправим, Олег, — с сарказмом сказал я, а Крушинин вдруг стал серьёзным, подошёл ко мне, забрал из моих рук испачканную красками тряпку.

— Хочешь, я исправлюсь? — он склонился к моим губам, но я уперся ладонью в его грудь и шутливо остановил.

— Не смешно, Олег.

— А с чего ты взял, что я шучу?

Я ошалел. Никогда раньше я не видел Крушинина таким серьёзным. Даже когда в прошлом году его мать внезапно скончалась от инсульта, Крушинин умудрялся откалывать на похоронах плоские шутки. Выбора передо мной не было абсолютно никакого хотя бы потому, что мне не был нужен никто, кроме Андрея. Я продолжал строить из себя идиота и непонимающе смотрел на Олега.

Он ушёл от меня расстроенным, а я весь вечер злился на себя, отчего-то испытывая противное чувство вины. Мне было горько за Олега, стыдно перед Алексеем за дурную распущенность Крушинина. А любящим по-настоящему я Олега представить не мог. Скорее бы небо на землю рухнуло, чем он бы исправился.

***

Утром мы поехали на пляж, но, пока я вёл машину, парни уже успели слегка захмелеть, и больше всех напился Крушинин.

Место и вправду было тихим и красивым. Сразу за сосновым перелеском начинался луг. Песчаная дорога, что пролегала через него, вела к речному берегу, поросшему ивовыми кустами. Солнце сегодня грело, казалось, не только тело, но и душу. Высоко в лазоревом небе летали стрижи.

Мы вышли из машины, но Олег с Алексеем не стали дожидаться, пока я поставлю свою Инфинити на сигнализацию, и ушли вперёд. Мы с Андреем остались одни в некотором роде, и я уже испытывал искушение никуда не идти — остаться в этом маленьком сосновом бору, развести костерок, обнять весёлого Андрея за плечи и... Возможно, просто поговорить, а возможно, поцеловать и не отпустить от себя.

Но вот мой Горин, видимо, думал иначе, и вместо того, чтобы бросить на произвол судьбы Алексея и Олега, мы поспешили следом — догонять друзей.

Парни были так увлечены друг другом, что совсем не замечали нас. Они неторопливо шли по песчаной дороге, держась за руки, отчего я начинал злиться. Я был трезв и беспокоился о том, что подумает Андрей. На моё счастье Горин не отличался наблюдательностью и вовсю глазел по сторонам, любуясь красотами природы.

Я немного успокоился и решил не обращать внимания на Крушинина и Рыжика, когда вдруг услышал:

— Олег, а чего это Макс сегодня такой серьёзный и задумчивый?

— Да хрен его знает! Он от любви в последнее время совсем одурел, Ромео чёртов.

— Кто бы говорил, — рассмеялся Алексей.

— Леша, милый, я реалист, а этот, — Олег похотливо приобнял своего парня за талию, — он у нас романтик, страдалец, ценитель высоких материй. Мы с тобой ему неинтересны. Он вон влюбился по уши в своего Андрюшку и не знает, что с этой любовью делать, потому что, сколько об стену не бейся, а от натурала никакой отдачи.

Я даже рта раскрыть не успел от шока, но было слишком поздно: Андрей остановился и хмуро посмотрел на меня.

— Это правда, Макс?

Надо было выкрутиться, придумать хотя бы мизерное, нелепое оправдание, но, глядя в синие глаза любимого, я не мог солгать.

— Да, — собственный голос показался мне чужим и глухим.

Заметив, что мы с Гориным всё это время шли позади, Алексей зло пихнул Олега локтем в бок — они остановились поодаль, напряженно наблюдая за нами. Вот так и получилось, что пьяная откровенность моего лучшего друга разом перечеркнула всю мою жизнь.

— Ну ты и придурок, — бросил Алексей, снимая сильную ладонь любовника со своей талии.

— Но я... Макс?

Я ничего не сказал и даже не повернул головы — я не мог поверить, что в глазах Андрея вижу сейчас оттиск презрения и брезгливости. У меня под ногами земля горела, и никакие извинения Олега не могли её потушить.

— Я это... вот что, — вяло проговорил Андрюшка, сунув руки в карманы и задумчиво взглянув на дорогу, — я лучше пойду, ребята. Дальше без меня как-нибудь.

— Чёрт, — сквозь зубы выругался я.

Андрей лёгкой походкой уходил к лесу, а у меня щипало в глазах от обиды. Как нелепо терять вот так — внезапно и навсегда! Мне показалось, что навсегда.

Алексей и Олег тоже время зря не теряли, и первый, похоже, всерьёз взялся за воспитание этого недоноска. Господи, как же мне хотелось придушить Крушинина! Только вот моральных сил не было никаких. Постояв ещё несколько минут в нерешительности, я понял, что Андрей вот-вот скроется в сосновом бору — что-то вдруг надломилось во мне, и я со всех ног бросился за ним, не слыша оправданий Олега и оскорбительных эпитетов Лёшки в его адрес. Пусть хоть поубивают друг друга — мне всё равно.

Я догнал Андрея у поворота на шоссе и предложил по крайней мере довезти его до дома. Он несколько раз отказывался, но я настаивал и постоянно извинялся за весь этот вздор, который нёс Олег. Я говорил, что у меня и в мыслях не было обидеть его, и что ничего такого я не думал, и что в постель я тащить его не собирался. В конце концов Андрей без особого восторга согласился сесть ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх