Четыре белые хризантемы

Страница: 8 из 11

Я предвкушал, какой шикарный выйдет сюрприз!

Когда Крушинин и Рыжик пришли, у порога их встретил я и с порога поинтересовался, как дела. Алексей радостно ответил, что хорошо.

— Нормально, — буркнул Крушини и выдавил улыбку.

Он в последнее время был вообще странным: задумчивым и хмурым, а иногда антагонистично весёлым.

— Вот это запах! — Рыжик снял свою куртку и повесил её на вешалку. — Кажется, это утка с лимоном?

— С апельсинами, — Андрей выглянул из кухни и улыбнулся. — Привет, ребята.

Крушинин удивлённо распахнул глаза, а Рыжик расплылся в улыбке.

— У меня галлюцинации или это правда Андрей? — изумлённо спросил Олег. — Умеешь ты, Березин, сюрпризы делать. Неожиданно.

Я с хитрой улыбкой пожал плечами, мол, ничего особенного, но мои чувства определялись словами: гордость, радость, блаженство и самодовольство. Я был счастлив.

— А это ещё не всё, — заявил Горин, подошёл к нам и, обняв меня одной рукой за шею, так страстно и долго поцеловал в губы, что Олег присвистнул.

— Ни хрена себе! А я ещё думал, что чудес не бывает.

— Здорово, что вы вместе, ребята, — Алексей порывисто обнял нас с Андреем, а Крушинин одобрительно похлопал меня по плечу.

— Респектище, Макс. Ей богу, не подозревал, что ты такой... Научи натуралов соблазнять...

— Тебе зачем? — рассмеялся Рыжик, но по грустному блеску в его глазах я заподозрил, что между ними что-то было не так. Не чувствовалось прежней теплоты и страсти.

— Для общего развития, Лёша.

— Так, сейчас начнутся взрослые разговоры, — Рыжик приобнял Андрюшку за плечи, увлекая на кухню. — Детям до шестнадцати лет такое слышать не полагается.

— Мне восемнадцать, — смеясь, возмущённо выдал мой ангел.

— Взрослым с неустойчивой психикой — тем более.

— Мама, а можно мне мороженого?

— Мороженого можно, но сначала выучи уроки.
— Хорошо мамочка

Весь вечер Алексей валял дурака, зачастую часто вовлекая в этот процесс Андрея, который с детским озорством поддерживал Рыжика в любой авантюре. Я даже немного ревновал. Мы посидели вполне культурно: спиртного не было, а ужин получился великолепным. Мы были как одна семья, и мне чертовски нравилась эта атмосфера. Крушинин с Алексеем ушли около двух ночи, а мы с Гориным плюнули на всё и продолжили праздник в спальне. Нам обоим нужно было завтра на работу, но до пяти часов утра уснуть у нас не получилось.

Жизнь становилась лучше с каждым днём, но порою меня это очень пугало. Я слишком хорошо знал, что за любое счастье в этом мире надо платить. В каждой бочке мёда будет ложка дёгтя — тот, кто это сказал, знал, что говорит. Я берёг своё счастье и делал всё, чтобы Андрею со мной было хорошо, комфортно и легко — я слишком сильно боялся своей ложки дёгтя.

Накануне Нового Года ко мне в гости заглянул Крушинин. Однако заявился он в гордом одиночестве — весёлый, приодетый, с бутылкой водки и салатом оливье.

— Ты его бросил, да? — улучив удобный момент, спросил я.

— Мы с ним разошлись по обоюдному согласию, Макс. Так что сделай милость: уволь от комментариев на эту тему.

— Слушай, чего ты всё время ищешь? Тебе тридцать два... Через пару лет от твоей внешней привлекательности мало что останется — находить партнеров станет всё труднее, а Лёшка любит тебя...

Олег разозлился — разозлился потому, что я сказал правду.

— Да, вот такая я блядь, — огрызнулся он в надежде прекратить неприятный для себя разговор.

— Наконец-то ты начал подбирать себе подходящие определения, — зло заключил я.

Мне было обидно за Алексея, потому что у Олега и без его блядской натуры был непростой характер: с ним никто не уживался подолгу.

— Рыжик замечательный. Ты его не заслуживаешь.

— Мои отношения с Алексеем тебя не касаются, понял?

— Понял, — психанул я. — Значит мои с Андреем тебя касаются, а меня ваши нет?

— Не думал я, что ты мне это припомнишь.

— Да. Вот такая я сволочь.

Олег вернулся к столу и нервно разлил водку по рюмкам.

— Кто тебе, кроме друга, правду скажет? — спокойно сказал я.

Он закрыл бутылку, громко поставил передо мной стопку, нахмурился, но промолчал. Мы выпили, закусили. К концу вечера Крушинин немного повеселел и принялся вспоминать всех своих любовников, рассказывая разные смешные истории из их совместной с ним интимной жизни. Я считал до восемнадцатого, но потом плюнул. Мне показалось, что он вспомнил всех, кого только мог, кроме меня самого и Рыжика. Имя Алексея стало своего рода табу на этот вечер. Я много думал об Андрее и всё время поглядывал на часы, ожидая, когда он придёт с работы.

Он вернулся около пяти и, улыбнувшись нашему пьяному дуэту, спросил:

— Что празднуем?

На что Олег неудачно промямлил:

— Мою свободу.

Андрей помрачнел, но не показал вида: он тоже считал, что Лёша и Олег — красивая пара. Темперамент и сложный нрав Крушинина гармонично сочетался со спокойным и приветливым характером Алексея — они идеально дополняли достоинства друг друга и сглаживали недостатки.

— Присоединишься? — спросил я.

— Ага, только переоденусь.

Когда Горин вернулся, я уже поставил чайник, а спиртное прибрал: мне не хотелось, чтобы он пил. Андрей недовольно поморщился, но возражать против малинового джема в качестве лакомства для него было непосильной задачей.

Олег немного оценивающе взглянул на обнажённый торс моего ангела, но заметив, как я недоверчиво прищурился, отвёл глаза.

— Слушай, Андрей, — начал он, — ты когда-нибудь думал про секс втроём?

Горин смутился и даже не донёс до рта ложку с джемом.

— Нет. Мне Макса хватает. А что?

— Да так, ничего. Мне для статистики.

— А, понятно.

Андрей вернулся к чаю, с некоторым недоверием поглядывая на меня, а я отчего-то начинал сердиться.

— Макс, а помнишь наш первый раз? — лукаво засмеялся Крушинин. — Было здорово. Я бы повторил.

— Сомневаюсь. Ты пьян, Олег. Я вызову тебе такси.

Пока я набирал телефонный номер, я не мог унять дрожи, не понимая, для чего Олег завёл этот разговор. А может быть, наоборот — очень хорошо понимал. Меня это разозлило. У Крушинина в последнее время с головой творилось что-то странное, да и с ним самим тоже. Разрыв с Рыжиком подействовал на него не лучшим образом.

***

Новый Год мы встречали с Андреем в гордом одиночестве, но отчего-то этот факт меня безмерно радовал. Я подарил ему наручные часы SUUNTO X-LANDER, он мне — набор беличьих художественных кистей. Мы целовались под бой курантов и пили шампанское на брудершафт, после чего я, совершенно слетев с катушек, поимел Горина прямо на праздничном столе. Моё милое растрепанное счастье улыбалось сквозь боль и вызывающе стонало, сводя меня с ума этой напускной распущенностью.

Под утро мы решили немного пошататься по городу и позапускать петард.

Правду говорят: «Как встретишь Новый Год — так его и проведёшь». Это был тёмный грязный подъезд пятиэтажки. Я стоял перед Андреем на коленях и, удерживая своего ангела за бёдра обеими руками, ласкал его член языком. Горин шумно дышал, уцепившись одной рукой за прожжённый старый подоконник, а другой — перебирая пряди моих светлых волос. Он сам задавал темп и направлял мои движения.

— Макс... Максим, — сбивчиво шептал он. — Не надо... Нас же... Ах! Нас же увидеть могут...

Я удвоил усилия, и через минуту Андрюшка потерял контроль и теперь умолял — не останавливаться.

— Ещё... — просил он, облизывая сухие, распухшие от поцелуев губы. — Ещё...

И я давал ему то, что он хочет, и так глубоко, насколько это было возможно. Я отстранился лишь один раз, чтобы сказать:

— Кончи мне в рот.

От этих слов Андрея начало нетерпеливо трясти, и, едва мои губы обвились вокруг твёрдой напряжённой плоти и сделали два томительно скользящих движения, пальцы Горина сжались на моём затылке. Он рычал, всё яростней и быстрее толкался мне навстречу ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх