Opertus caveo. (Прикрытие). Часть 1

Страница: 2 из 3

Я отвернулся, и начал опять играть в игру, как будто мне нет до нее больше дела. В душе я ликовал. Ольга оказалась более впечатлительна, и не подготовленная к такому, и дальнейшим развитием событий! Доиграв до перехода на следующий уровень, я выключил игру, закрыл сейф и кабинет. Потом прошел по складу, но не заметил, ни каких перешёптываний и косых взглядов. Нашел Ольгу, и тихо ей повторил: «Самое позднее в 20.30. Я жду!».

Вышел из склада и поехал за деньгами. Получив задолженность, я тут же у должника, купил по оптовой цене: шампанское, бутылку коньяка, коробку конфет, и на закуску вкусненькое. Погрузив все в машину, поехал домой, разгрузиться, а потом в офис, сдать деньги. Итак, выполнив всю намеченную работу, я уже в час дня, был свободен. Проехал по магазинам, дополнительно к купленному, закупил еще продуктов, и вернулся домой, готовить ужин. Дома пообедал, поспал, и начал готовиться к романтическому вечеру. Запек свинину в духовке, открыл консервы, и сервировал на двоих стол. Включил видеоплеер, и стал смотреть боевик. Смотрелось, правда, плохо. Мысли перескакивали на вечер, что мы будем, и как будем делать... Мечты, мечты, мечты...

В восемь пятнадцать в дверь раздался звонок. Я радостно улыбнулся, сказав про себя: «Ну, наконец, то!», и сделав невозмутимое лицо, открыл дверь. « А, это ты», как можно небрежней, сказал я. Проходи и шагнул в сторону. Она постояла, не решаясь сделать первый шаг, а потом, вздохнув, шагнула в квартиру. Громко щелкнул замок, закрывающейся двери. Он как бы стал границей, между что было, и что будет.

Часть 2... после.

Я, галантно, помог даме снять кофточку, пригласил в комнату. Там мы, в течение получаса, беседовали о предстоящей работе. Я «навешал лапши, ей на уши», что я, сотрудник МВД, работающий под прикрытием, и теперь она мой осведомитель. После написания определенного количества бумаг: о неразглашения тайны; расписка в получении денег, я выдал ей аванс, в счет будущей работы; подробной в датах и конкретных фактов, автобиографии; и еще кое каких «бумажек». Я пригласил ее за стол, поужинать и отметить новую, хорошо оплачиваемую работу. Ошалевшая, от свалившейся на нее информации, она согласилась. Мы пошли на кухню. Там, положив в тарелки мясо с гарниром, и налив коньяка, посадил ее за стол. Мы выпили, закусили, потом еще выпили. А затем, я включил проигрыватель, и пригласил ее на танец.

Дальше было дело техники. «Робкий» поцелуй, объятия и вот, она уже сидит на моих коленях, и мы целуемся. Она, сомлевшая от коньяка и переживаний, наконец, то расслабилась. Я, целуя ее в губы, стал нежно гладить ей груди, и тут же ощутил, как затвердели, на них соски. Она встрепенулась, что то хотела сказать, но я, не прекращал поцелуй, и она замолчала. Потом, освободив ее губы, стал покрывать поцелуями щечки, раскрасневшиеся после коньяка, аккуратные ушки и шею. Мои руки, мяли ее маленькие грудки, прямо через материал блузки и крутили сосочки на них.

Притянув к себе, я обнял ее за плечи, и залез к ней под юбку. Она, только шире развела ноги, давая мне полную свободу действий. Пока я гладил ее бедра, она промолвила: «Ты знаешь», и с придыханием продолжила: «У меня уже давно, ни кого... не было. А временами, так хочется! Ну, хоть реви, или ублажай сама себя! Вот и реву, бывает, вечерами... «. Слушая ее, я поднял руку, с бедер к промежности. Стал ощупывать, сквозь трусики, ее вульву. Чуть влажные, после моих прикосновений, на них появилось мокрое пятно. Ольга потекла. Одна из физиологических, составляющих желания, проявила себя. Я залез, в трусики, под резинку, гладя лобок. Жесткие, и одновременно мягкие волосики лобка, нежно щекотали пальцы. «Хорошо, что лобок не бритый», подумал я. Не нравятся мне голые лобки, какая то подделка, под юность... Вульва, с волосатым лобком, выглядит солиднее, что ли. Но это, мое мнение, и я его ни кому не навязываю, а тем более, не пытаюсь переубедить. Мой, «друг», пока еще, «скрытого ношения», в брюках, стал подавать признаки жизни! Начал шевелиться, и пытаться приподнять, Ольгу, сидевшую на моих коленях.

Она же, ощущая, мою руку на вульве и шевеления члена, в моих штанах, начала усиленно по нему ерзать попой. Мои пальцы скользнули еще ниже, по маленькому еще клитору, и между половыми губами, до входа во влагалище. Поласкав «заветную дырку», и захватив часть «свежего, женского нектара», вернулись к клитору, разнося смазку по вагине. Глаза, Оленьки, подернулись поволокой, взгляд был устремлен в себя. Губы, как бы набухли и покраснели, рот приоткрылся, показывая белые зубки. Красный, юркий язычок, время от времени, облизывал губы. А возбужденные, выпирающие соски, были видны, даже сквозь одежду. За время не продолжительного отсутствия, клитор, из «зернышка просо», вырос до «мелкой горошины»! Мое повторное прикосновение, к клитору, было сродни попаданию, в ее живот пули. Она с резким вскриком: «Ох-х...», попыталась принять, позу эмбриона. Руки согнутые в локтях, и сжатыми в кулачки пальчиками, прижались к груди. Ноги, резко сдвинутые вместе, и согнувшись в коленках, прижали руки. Моя рука, оказалась зажат ими. Лицо исказилось, как в порыве страсти, она вся дрожала.

Не ожидавший такого, я замер. Потом медленно, совершая пальцем круговые движения, стал массировать клитор, чуть давя на него. Дрожь сменилась «конвульсиями», рот открылся, губы сложились в «кольцо», через силу втягивая воздух, и выталкивая стон. Живот затвердел, как кусок камня, а потом, ритмично «запульсировал». И сладостные спазмы пробежали по конечностям. Она обмякла, и резко подалась назад, почти легла на меня. Руки и ноги безвольно опустились. Из перетянутого спазмой горла, наконец, то прорвались звуки: «О... о... о да-а... Ну... как же... хоро-о-шо. Я... похоже кончи... ла!». Ну, я это и так понял, вот, что значит долгое воздержание! Она полулежала у меня на коленях, безвольная, как будто пьяная, «в стельку, в дым»! Глаза закрыты, выражение лица, стало мечтательным и таким довольным... Я, оставил в покое, ее прелести. И просто обнял, это расслабленное, такое прекрасное, в своей беззащитности тело, с силой прижимая его к себе! Прошла, пожалуй, целая вечность, пока она начала шевелиться. «Я, чуть, не умерла!», наконец то сказал она. И потянувшись ко мне, начала целовать в губы. «Спасибо! Как давно, я, этого хотела!», добавила она. «Это только начало!», ответил я. «Да, ну?», и ее глаза хитро блеснув, томно закатились. В это время, заиграла тихая, плавная музыка.

Она вырвалась из моих объятий, вскочила, и стала пританцовывать, и кружиться в такт музыке. Плавные, как у гимнастки движения, чувство ритма... И вот, она уже исполняет, какой то сексуально зажигательный танец. Одновременно, снимая блузку, а затем сбросив юбку. Я, с удовольствием на нее смотрю. Мой член, буквально рвет ширинку, пытаясь вылезти из штанов! На ней остался кружевной лифчик и трусики, серого цвета. Она кружится, замедляя движение, и подходит ко мне. Я схватил ее за плечи, и потянул. Она, опустившись на колени, подползла к моей промежности, и без понуканий, стала расстегивать брюки. Когда трусы упали на пол, вслед за брюками, и мой вздыбившийся орган, закачался у нее перед, глазами, она, сказав: «Ого», звонко рассмеялась. Она смеялась так заразительно и громко, что и я, начал хохотать, вместе с ней. Правда, это сказалось, на моей потенции, но думаю, ненадолго. «Ну, что ж, ты! Ату, его! А то он сейчас, от моего смеха, совсем скуксится!», сказал я. Но она не ответила.

Ее рот, был занят, моим органом, который она приводила в чувства. Не всегда, «пять минут смеха, заменяют стакан сметаны»! И уже через пару минут, можно было смело провозгласить, как в «Карлсоне, который живет на крыше» — «Случилось чудо! Подруга спасла друга!». На что она, оторвавшись от «восстановительной терапии», скромно потупила взгляд. Я приподнял ее за плечи, по дороге освобождая, от не нужного лифчика, и трусиков. А потом, ухватив ее за бедра, и придерживая за талию, поднял на руках к своему лицу, и впился ртом в вульву! Она вцепилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх