Как это было на самом деле. Случай первый

Страница: 1 из 3

На днях в Интернете появился шокирующий ролик, на котором... девчонки раздеваются до нижнего белья перед изумленными одноклассниками. Все громко смеются и в поддержку хлопают в ладоши, раззадоривая участниц баттла... Так назвали свое «шоу» Таня Петрова и Маша Жарова — лучшие подружки, ученицы... класса одной из иркутских школ.

Потом кто-то из толпы крикнул, мол, устройте баттл на раздевание.

Спорщицам идея понравилась, они решили снимать с себя одежду, а та, которая остановится, должна будет признать свое поражение.

Новости России.

****
Из того, что мне — или всем — кажется, что это так, не следует, что это так и есть.

Людвиг Витгенштейн

****
Имеющий уши, да услышит, имеющий глаза, да увидит...

Что-то религиозное.

Спасибо Юле, за характер героини.

****
Зимой я купил квартиру на последнем этаже трехэтажного дома. Моей соседкой оказалась Лена, разведенная пять лет назад. Она одна воспитывала дочку Таню, Дом был старой постройки, и на площадке было всего по три квартиры. В одной из них никто не жил, обстановка способствовала быстрому сближению с соседями.

У нас сложились довольно дружеские отношения. Я иногда помогал им в мелком ремонте, они угощали меня, одинокого холостяка, своими кулинарными произведениями. Как соседа меня даже пригласили в марте на День рождения Тани.

Таня была обычной девушкой, симпатичная, живая, бойкая. Встречаясь со мной, она немного смущалась, но иногда стреляла глазками, пытаясь кокетничать. Я не обращал на это внимания, хотя взгляд нет, нет, да и задерживался на ее аккуратной попке, обтянутой джинсами, или небольшим грудкам, гордо торчащими вперед под тонкими свитерками, которые она очень любила.

Лена часто ездила в командировки на пять — шесть дней. Поэтому просила меня присматривать за дочкой, во время своих отлучек. Выражалось это в эпизодическом контроле времени прихода Тани домой, и так просто, чтобы все нормально было.

Как-то, в середине мая случилась очередная командировка у Лены. Я опять остался «ответственным».

Через пару дней после отъезда Лены, я был дома. Было часов семь вечера. Раздался звонок от Тани. Она просила меня срочно подойти к дому напротив. Там жила ее подружка Маша. Голос был панический, так, что медлить я не стал. Через пару минут был на месте. Таня встретила меня у подъезда, глаза на мокром месте, губы дергаются.

— Дядь Саш, там Олег видео снял, мы с Машкой раздевались, а Мишка сказал, что не надо. Так он его ударил, губу ему разбил. А нам сказал, мол, отсосем, он сотрет, а иначе весь колледж узнает. Я не знаю, что делать! Они еще не выходили. Помоги, пожалуйста! — она заревела.

— Стоп! Успокойся, и внятно скажи, в чем дело. Рассказывай! Быстро, точно. Подробности потом. Кто такой Олег? Зачем вы раздевались? Давай!

— Мы с Машкой поругались. Кто-то сказал, что вы лаетесь? Устройте «батлл». Кто больше с себя снимет одежды, тот и прав. Мы стали раздеваться. А, Олег, ему двадцать четыре, он с Веркой пришел, стал снимать на телефон. А мы этого не знали. Потом, Мишка с ним схватился. Он его ударил. Так мы и узнали. Он сказал, что если мы отсосем у него, то он сотрет, а если нет, то весь колледж будет знать. Вот.

— Теперь понятно. Пошли. Какая дверь у квартиры, деревянная, железная? — я думал, как попасть в квартиру.

— Железная, но я когда убегала, ключи взяла, они у Машки всегда на полочке лежат. А на двери защелка.

Открыв дверь, я услышал возню в большой комнате. Грубым голосом кто-то прикрикнул: «Соси лучше, старайся!». Я отправился туда. Таня держалась за мной.

Рослый парень держал за волосы девчонку, стоящую перед ним на коленях и насаживал ее рот на член. Девчонка плакала, крупные слезы прочертили дорожки на щеках. Тушь расплылась. Толстый, поросший густым черным волосом у основания, член ходил в ее маленьком рту с хлюпающими звуками. Она не вырывалась, покорившись своей участи. Из одежды на ней остались только трусики. Ее молодые упругие грудки болтались при каждом движении.

Рядом стояла крупная девица, та самая Верка, наверное, и снимала все на телефон. Расстегнув джинсы, она запустила левую руку себе в трусы. Приговаривала:

— Потом еще у меня вылижет, не отпускать же такую шлюшку!

Остальные с интересом смотрели на происходящее. Одна из девушек, от возбуждения облизывала губы. Только второй парень с разбитой губой, старался отвести глаза, но все равно косился на Машу. В воздухе пахло пивом и сигаретами.

— Так, все прекратили. Ты, вставай с колен и одевайся! А ты, урод, иди сюда!

Олег заметил меня, но девушку не отпустил. Только сильнее прижал ее за волосы к себе, когда она дернулась.

— Погоди дядя, не ломай кайф, сейчас я кончу, она и у тебя отсосет.

Я двинулся на этого гоблина. У него забегали глазки. Отбросил от себя девушку. Мгновенно убрал член в брюки.

— Ну, что ты, что ты дядя, что ты! Все пучком. Нормалек. Я же тебе плохого не делал, вот и иди своей дорогой.

Он держался расслабленно, но маленькие, глубоко посаженные глаза внимательно следили за каждым моим движением

— Она сама. Она сама хотела. Никто ее не заставлял.

Ярость затмила мне глаза! С невероятным наслаждением, я пробил ему прямой в челюсть. Первый разряд по боксу, кое-что осталось. Он, как стоял, так и упал. Добавил ему ногой, вырубая, и повернулся ко всем остальным.

— Телефоны сюда быстро! Быстро, я сказал! — пришлось прикрикнуть на Верку, которая пыталась засунуть свою Нокию в карман.

Таня, захватив разбросанную одежду, увела Машу из комнаты.

Забрав у Верки телефон, я толкнул ее на диван.

— Вы, там! Вас тоже касается, телефоны, сюда! Сидите и не рыпайтесь, с вами потом разберусь.

Нагнулся к лежащему без движения гоблину, вырвав из заднего кармана его Моторолу V360.

Просмотрел все что наснимали. Оказалось, что роликов всего два. Один снял Олег, другой не успела доснять Верка. На остальных телефонах ничего не было. Грубо срывая задние крышки, я вытащил карточки памяти, и сунул в карман.

Кряхтя, на полу, завозился Олег.

— Лежи смирно, сука, а то убью на хер!

— А что такого он сделал? — вскинулась Верка. — Они сами!

— Засохни мокрощелка, а то и ты огребешь.

Я повернулся к Олегу. Хотелось его убить!

— Снимай штаны! — внутри меня все кипело. — Сам снимешь, или тебя попинать? Ну, чего ждешь, приступай к стриптизу, а то яйца раздавлю, — поставил ногу ему на пах, надавил.

Он завозился на полу, расстегивая брюки. Начал их стягивать.

— Значит, ты у нас Оскара захотел? Айвазовский, бля! Трусы снимай, сука! — пнул его по щиколотке.

Он взвыл от боли, но трусы стянул. Показалась волосатая задница.

— А теперь лежи смирно, тварь, не то кишки выну! Ты! — прижав его коленом, я обернулся к дивану и ткнул пальцем в Мишу. — Ты, мухой на кухню, притащи мне масла растительного, пошел!

Через десять секунд он вернулся с бутылкой. Лей ему на задницу, сейчас он почувствует как это, когда вставляют, не то и не туда. Лей, бля, что встал!

Миша нагнулся и щедро полил анус Олега. Тот задергался подо мной. Взяв Олегову Моторолу, я разложил ее, и, приставив к его заднице, остановился. Тот замычал, задергался.

— Значит, порно снимаем, девочек насилуем? — и, надавив, загнал половину телефона ему в зад. Раздался неприличный звук, и мерзко завоняло.

Он заорал. Остальные застыли на диване.

— Видишь как тебе, больно и неприятно. А каково было ей держать во рту твою елду? Теперь понимаешь, как это бывает сучок? Ну что тварь, дошло? — взяв его за волосы, я приложил скулой об пол. — Запомни урод, если хоть слово, хоть намек где-то прозвучит об этом, не важно от кого. Я тебя найду, и яйца тебе оторву. Понял? — я обернулся к остальной гоп компании.

— Понятно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх