Как это было на самом деле. Случай первый

Страница: 2 из 3

всем? Или нет, бараны? — они закивали. Я продолжил. — Зрелищ захотели, ублюдки? Давайте валите отсюда. И этого гоблина заберите, а то он своим задом интерьер портит.

Они бросились на выход. Верка помогла Олегу подняться. Охая и кривясь от боли, он попытался вытащить телефон.

— На площадке вынешь, урод! — я от души отвесил ему поджопник. Он снова упал. Так на карачках, подвывая, и уполз в коридор.

Я довел Таню до квартиры. Она немного успокоилась.

— Спасибо, дядь Саш! Спасибо большое! Только маме не рассказывайте, пожалуйста.

— Не дрейфь, вся будет тип, топ, егоза — я потрепал ее по голове.

О том, что в кармане у меня лежат карточки памяти, вспомнил только через час. Поколебался, смотреть, не смотреть. Но любопытство взяло вверх.

Видимо, Олег не сразу начал снимать. В кадре оказались Таня с Машей. Маша была уже в трусиках и футболке, Таня только расстегнула свои джинсы. Раздавались дурацкие смешки, ободряюще выкрики. Компания, похоже, хорошо веселилась.

Маша, дождавшись, когда Таня окончательно откинула джинсы, одним движением сдернула с себя футболку. Осталась перед публикой в трусиках и лифчике.

Таня, замялась, теребя блузку. Кто-то крикнул: «Сдаешься?». Она оглядела всех, и решительно, расстегнув пуговички, сдернула с себя блузку. Причина ее колебаний стала понятна — она пришла без лифчика. Прикрыла свои грудки руками. Лицо сразу стало испуганным.

Какая-то девчонка крикнула: «Так не считается, руки убери!». Даже при таком качестве, стало видно, как Таня покраснела, опуская руки.

Я впился глазами в экран. Сроду не замечал у себя интереса к малолеткам, но тут меня завело. Ее маленькие грудки задорно, по-другому не скажешь, торчали вперед, заканчиваясь небольшими торчащими сосками. Ее грудь прекрасно гармонировала с ее худенькой, стройной фигуркой. В своих беленьких трусиках, она была такая ладненькая, хрупкая и очень сексуальная. Стесняясь, она старалась повернуться к дивану со зрителями боком, не смея поднять руки. Глядя на эту картину, я почувствовал мощную эрекцию, как будто кто-то повернул рубильник.

Публика своими криками провоцировали их двигаться дальше. Маше ничего не оставалось делать, как тоже скинуть лифчик. Наверное, их спор был очень важен, раз ни одна не хотела уступить.

Вот Маша выглядела совсем по-другому. Грудь у нее была намного больше, чем у Тани, бедра шире. Вполне сформировавшаяся девушка. Только мордашка выдавала ее возраст. Оставшись в одних трусиках, девушки медлили.

Публика начала недружно скандировать: «Трусы, трусы, трусы!».

Маша мялась. Никак не могла решиться предстать перед всеми голой. Трусики являлись для нее серьезной защитой. Наверное, Таня увидела в этом свой шанс на выигрыш. Решительно, двумя руками стянула свои трусики до колен, обнажая голый лобок, и нежные пухлые губки внизу.

Кто-то заржал, раздались хлопки аплодисментов. Можно сказать, зрители неиствовали. Видимо, в этот момент Миша заметил, что Олег снимает. Раздался возглас: «Ты! Что ты делаешь? Зачем?» Камера резко ушла в сторону от девчат, задергалась, и ролик закончился.

Я посмотрел его еще раз, и еще, смакуя отдельные детали. Посмотрел второй ролик. Полуголая плачущая девушка на коленях, которую трахал в рот долговязый дебил. Ничего интересного.

Вспомнил первый ролик. Последний кадр, когда Таня стояла со спущенными трусиками, и упрямо задрав подбородок, выставив вперед свои грудки, и закусив, от смущения нижнюю губу, долго стоял перед глазами...

* * *

Через два дня, вечером, Таня появилась у меня.

— Дядь Саш, я сейчас Вам такое расскажу, закачаетесь!

Мы прошли в зал. Она уселась на диване, чуть ли не подпрыгивала, от желания все выложить.

— Рассказывай, егоза, не томи. Вижу, что не терпится.

— Короче, сегодня приходил мен из прокуратуры, опрашивал всех, кто был на квартире. Машка дура вечером все матери выложила. А у нее отец, из администрации города, недалекий, как все они, бросился в колледж, в прокуратуру. Вот они и затеяли проверку. А Машка, днем, когда отец брызгал слюной в колледже, и в прокуратуре, испугалась, или ее переклинило, хотела таблетки пить! Нет, ты прикинь? — ее передернуло от возмущения.

В общении со мной она часто путала «Вы» и «ты». Как мы познакомились, я попросил ее назвать меня на «ты». С тех пор она и путается.

Я кивнул головой, а самого мучил вопрос, она специально надела ту же блузку и без лифчика, или это случайно получилось? Было приятно наблюдать, как ее упругие грудки подрагивают под блузкой, от каждого движения.

А Таня, нетерпеливо продолжала:

— Мать вовремя пришла, отмутузила ее как сидорову козу, с испуга. Сейчас с ней сидит. Боится. Нет, ты представляешь? — она закатила глаза. — Слава богу, у нее хватило ума, про тебя промолчать, и про Олега, рассказала только про раздевание. Мне потом Верка звонила. Ее Олега тоже опрашивали, что, да как, прямо у него на работе! Все наши молчат, только про видео говорят, а что дальше было — никто ни гугу. Машка дома с матерью сидит, не знает, как теперь в колледж идти, спасибо папочке! Машка, может, и выложила бы все, но мать сразу стала орать! А теперь она вообще жалеет, что матери сказала. Вот такие дела. Понимаете?

Я покивал головой, мол, все хорошо понимаю. У нее случайно расстегнулась пуговичка, и время от времени, и грудки оголялись наполовину. Зрелище было пикантное.

— А почему ты молчишь? Почему ничего не скажешь, — она наклонилась ко мне.

Блузка отвисла, и я смог увидеть ее грудь полностью, от основания, до маленьких остреньких сосков. Член сразу встал.

— Дядь Саш, а тебе за это ничего не будет? — она выпрямилась и соблазнительная картинка исчезла.

— Я думаю ничего. Понимаешь, Олег вряд ли пожалуется, ну поболит у него зад пару дней и все. Ему больше светит. Мне тогда ничего лучше в голову не пришло, чтобы напугать других и заставить заткнуться его. Вот и пришлось его немного «опустить» при вас, чтобы молчал как рыба об лед, — я улыбнулся.

— Да, ты был такой, такой брутальный, — протянула она тоном записной кокетки, и снова немного наклонилась, демонстрируя грудь.

До меня, наконец, дошло, что она нарочно наклонялась. Специально расстегнула пуговицу, завлекала меня, что ли?

— Девушка, ты пуговичку то застегни, и сядь ровнее. Я и так догадываюсь, что грудь у тебя красивая и очень соблазнительная.

— А мне показалось — ты не уверен, поэтому так пристально разглядываешь. Потом разобрался, он у тебя даже встал — Таня кивнула мне на штаны.

— Ну, это от меня не зависит, он сам решает, что ему делать, — ей не удалось меня смутить.

Тут Таня подвинулась поближе.

— Дядь Саш, а ты смотрел видео? Только честно?

Я отчетливо почувствовал ее запах, запах свежего сена, чистой воды, запах желанной женщины. Кивнул, не решившись соврать.

— И как? Я тебе понравилась?

Ее голос стал низким, завибрировал. Она заводилась, возбуждая меня.

— Хотел тебя спросить весь вечер, ты нарочно эту блузку надела? — я смотрел прямо на ее грудь.

Она покраснела, кивнула. Не торопясь, я взял ее за руку и медленно провел пальцем по запястью к локтю.

— Значит, ты пришла меня соблазнить? — продолжая пальцем поглаживать ее руку, нагнулся вплотную к ее лицу. — Маленькая девочка пришла соблазнить большого дядю?

Она вскинулась, глаза возмущенно блеснули!

— Я не маленькая! Если ты о девочке, то я уже год как не девочка, не бойся! И мне уже восемнадцать, ты же был на моем дне рождении!

Она была прекрасна, грудки задорно топорщились сквозь блузку, зубки сияли, на щеках появился румянец. Я нагнулся и поцеловал ее, прямо в гневные губы! Язык проскользнул в ее рот, раздвигая зубки, и принялся там хозяйничать. Она дернулась, вырываясь, но рук я не разжал. Наш поцелуй затянулся, и она перестала трепыхаться. (Эротические рассказы) Прильнула ко ...  Читать дальше →

Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх