Научная конференция

Страница: 5 из 9

— это запах. Когда глаза закрыты, а тела так близки — запах выходит на первое место. Рута обоняла запах Виктора, и он сосредотачивался теплом внизу ее живота. Она улавливала различные нюансы: едва-едва доносился запах его туалетной воды; запах кофе, которым они закончили ужин, все еще был рядом; если постараться, можно было услышать и запах его волос: к характерному аромату шампуня добавлялся запах города, который за целый день успел пропитать их собою. И, наконец, самый сильный, затмевающий все остальное — запах его тела. От него пахло мужчиной, терпким запахом свежего пота, и этот запах дурманил ей голову и будоражил воображение. Хотелось ткнуться носом ему в грудь и вдыхать, вдыхать, ноту за нотой этот блюз, пока ее грудь не наполнится до конца, пока не сделает ее невесомой, и она станет парить над этим мужчиной, и над всем миром, в потоках истинного блаженства.

Виктор перестал быть самим собою. Это уже совсем не тот уравновешенный, знающий себе цену мужчина, с которым Рута познакомилась за чашкой кофе. Зверь появился изнутри, и он жаждал свежей плоти. Виктор отстранился от ее губ, стремительно опустился на корточки, сунул обе руки под платье и одним рывком стянул с нее трусики.

Потом так же резко встал, и, ловя своими губами ее губы, принялся судорожно расстегивать ремень и пуговицы на ширинке. Рута опустила руки и стала помогать Виктору избавиться от брюк. Их движения были какими-то рваными, спешными, скомканными, они путались в пальцах друг друга, от чего упрямые брюки никак не сдавались. Страстная эта борьба закончилась лишь тогда, когда брюки вместе с трусами были приспущены ниже его колен.

Виктор снова забрался ей под платье, приподнял двумя руками за талию и прислонил к стенке. Она обняла его руками и ногами. Ладошками плотно ухватилась за зашеек, ногами обвилась вокруг талии. Он перехватил свои руки ей под попу и стал насаживать на себя. Член, как чужой, никак не попадал в цель. Виктор ухватил его правой рукой, удерживая Руту одной левой, и направил орган в нужное место. Почувствовав успех, он опустил девушку на член полностью, со всего размаху. Член вошел легко, с едва ощутимым сопротивлением, хлюпнув напоследок, а Рута лишь охнула.

Виктор снова ухватился ей за попу двумя руками и взялся двигать бедрами на всю доступную ему амплитуду. Со стороны могло показаться, что Рута несется на обезумевшем жеребце в какой-то бешеной скачке. Ее оханья становились громче и перерастали в настоящий крик. Виктор, сквозь крепко стиснутые зубы, тоже издавал какой-то хрипяще-мычащий рык.

Их лица налились кровью, дыхание и пульс участились до своих максимумов. Казалось, они — поршни двигателя, который ушел в разнос и его вот-вот разорвет на части. На счастье, этого не произошло. Лицо у Виктора стало совершенно багровым, на нем вздулись прожилки вен. Он издал низкий, какой-то совсем утробный звук, а потом с облегчением выдохнул.

Рута разжала ноги, Виктор вышел из нее и опустил на пол.

— Господи, Витя, что это было?!

— Не знаю, Рута, наверное, что-то навеяло... , — и они оба смачно рассмеялись.

— Слушай, а как ты мой номер нашел? — Рута понемногу приходила в себя.

— Аналитические способности, помнишь? — ответил Виктор, все еще широко улыбаясь. Он подтянул трусы и брюки, и, застегивая ширинку, наблюдал, как Рута поправляла платье. Затем она нагнулась, чуть присев, сжала свои трусики в маленький кулачек, снова выпрямилась и спрятала руку с трусиками за спину.

— А, конечно, конечно, Шерлок, это же действительно элементарно! — подтрунила Рута, — Ладно, ты проходи, а я сейчас, — девушка юркнула в дверь ванной.

Разувшись, Виктор вошел к комнату. Чисто и довольно уютно, хоть и без претензий. Стол, стул, тумбочка. Зеркало. Стандартный одноместный номер. А вот что порадовало — так эта широкая кровать. Она занимала большую часть площади. Виктор присел на нее и придавил матрац ладонью, как бы проверяя его упругость и скрипучесть.

Из ванной донеслось журчание воды, тот самый всем отлично знакомый звук.

Виктор замер, прислушиваясь. Он вот только что обладал девушкой, которая сейчас сидела за стеной, в шаге от него, но текущий момент имел достаточную интимную силу, чтобы Виктор снова ощутил прилив желания.

Она не прикрыла до конца двери, поэтому так хорошо слышно.

Он боролся с желанием встать и посмотреть в приоткрытую щель, чем же занимается Рута.

Да ну что за детский сад! — Виктор пытался себя образумить, — Никуда она не денется, насмотришься еще сегодня, успеешь!

Однако мысль, что вот сейчас можно, как школьнику, заглянуть украдкой в женский туалет, не давала покоя.

Пока Виктор боролся со своей темной стороной, Рута сменила занятие. Об этом сообщил новый звук включенного душа.

Виктор встал с кровати и подошел к ванной комнате. Дверь действительно была приоткрыта. Он легонько толкнул ее, увеличивая обзор.

Первое, что он заметил — это зеленое платье на держателе для полотенец. Этот небрежно свисающий предмет женского туалета еще больше залихорадил воображение. Виктор уже не мог остановиться. Он толкнул дверь еще раз и стал в проеме, опершись плечом о дверной косяк.

Вся ванная открылась, как на ладони. Рута стояла в душевой кабинке. Кабинка имела прозрачные стенки, но горячий пар делал изображение за ними довольно размытым. Виктор видел лишь образ девушки, одни лишь линии ее фигуры.

Она стояла к Виктору спиной. Казалось, что стояла неподвижно, словно выжидая, когда же горячая вода смоет с нее события проходящего дня. Особенно — последних нескольких сумасшедших минут.

Рута не понимала, как с ней, интеллигентной во всех отношениях, могло такое произойти. Что заставило ее так бесстыдно отдаться едва знакомому мужчине? Что он о ней подумает? Ладно бы, это оказался случайный незнакомец, которого она видела в первый и последний раз. Так нет же, он — приятель ее научного руководителя. Даже больше, чем приятель, судя по всему. А это значит, что они непременно еще увидятся. Как ей с ним себя вести? А что, если Артур Вадимович узнает? Не повредит ли это ее научной карьере? Нет, определенно все это надо заканчивать, пресечь на корню, не дав возможности окрепнуть этим отношениям. Да и каким, собственно, отношениям? Нет никаких отношений, и быть не может!

Но он ведь ей понравился! Его манера держаться, вести разговор, его чувство юмора — он, определенно, был в ее вкусе. Ее всегда тянуло к мужчинам постарше, которым уже не надо никому ничего доказывать. К сильным, уверенным в себе мужчинам. А Виктор был сильным, это видно с первого взгляда. Это не только видно — это можно ощущать. Не ему она отдалась, а силе, исходившей от него. Он питал ее своей силой весь день, и совершенно естественно, что эта энергия должна была найти выход. Она просто вернулась назад, к своему источнику. Но как же хочется еще!

Она снова ощутила напор, с которым он налетел на нее. Как сапсан на голубку, не оставляя никаких шансов уйти, увернуться. Ощутила, как его руки сковали, обездвижили ее тело. Как он проник в нее, открыл ее суть, увидел ее всю изнутри. Как разорвал ее робость, ее комплексы, заставив отдаться ему со всей доступной ей страстью и влечением.

Рука сама прошлась по телу от груди и ниже, остановившись между ее бедер. Пальцы приникли к лону в попытке сдержать вырывающийся наружу жар. Она ввела средний палец, глубоко, до самого конца. Ладонь плотно, до боли, обхватила внешнюю часть. Она добавила усилий, крепко сомкнув бедра. У нее потемнело в глазах, закружилась голова. Еще немного — и она потеряет сознание, прямо здесь, в этой кабинке. Но нет, рука между ног сделала свое дело. Руту затрясли волны совершенно дикого оргазма. Ноги подкосились, и она была вынуждена обеими руками схватиться за стойку душа.

Господи, чуть не уписалась! — эта простая и подкупающая своей искренностью мысль развеселила Руту. Она широко улыбнулась и сняла душ со стойки. Ей захотелось немного охладиться. Она повернула ручку ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх