Быль?

Страница: 2 из 5


— Конечно! Хотим! Хотим!
Ответила она буд-то не слыша меня. В глазках был восторг.
Вот сука!
Я ведь хочу в гостиницу! В постель, трахаться!!! И она, гадюка, это знает.!
— Тогда шшшаассс!
С этими словами Олег встал и мелкими шажками засеменил к стойке кассирши. Он вернулся с бокалами коньяка.
— Я не пью Сказал я, когда и мне поставили коньяк.
— Мабуть хворый, або... ?
Вадим вопросительно-пьяно смотрел на меня. В подобных случаях я отвечаю так, что человек теряет желание продолжать тему. Но злость на Ленку превысила желание заступиться за себя.
— Або, або... — ответил я.
— За даму до дна и стоя.
Продолжая гусарить сказал Вадим и они встав они опрокинули содержимое бокалов. Ленка надпив поставила свой на стол.
— А где и кем вы служите? — спросила она.
Ну вот, понеслось. Гнусаво они начали ей рассказывать о перипетиях своей службы. Она делала вид, что ей все это интересно, постоянно переспрашивала и тем самым вовлекала пьяных офицеров на все большие подробности их разговора. Я угорал от злости на безобразно затянувшийся вечер, в отличие от этих троих, я был трезв и спектакль"а ля пьянь"меня не веселил. Мой бокал коньяка был по братски разлит в три их бокала.
— Лен, пошли, уже я готов. Деланно я зевнул.
— Ну я только хочу отдохнуть, как я хочу! Сидеть и втыкать телик в номере? Можно этот вечер провести мне повеселее?
Она это сказала нарочито громко. Офицеришки начали ей вторить, что отдых на пенсии, а они своим гостям покажут много интересного...
Я закипал! Договорившись с ней о том, что еще одна достопримечательность и мы едем отдыхать, все покинули заведение.

Пешком пересекали улицы под пьяную болтовню троицы которая, будто забыв о моем существовании, шла впереди меня. В свете фонарей это были колоритные фигуры, качаясь шли два военных, а между ними на шпильках качаясь женщина. Я видел, как увлеченно, перебивая друг-друга они рассказывали Ленке, что-то. Рука то одного, то второго обнимала за талию мою жену. Она кокетничая с ними изредка оборачивалась ко мне показывая всем своим видом, что ей хорошо. Олег, отпустив талию Ленки бросился к цветочному ларьку. Возвратился и по пьяному, неловко встав на колено, вручил ей веник дешевых цветов. Та, обернувшись ко, мне приняла букет. Всем своим видом выражая восторг. Мы спустились в какой-то подвал, где в очереди стояли люди. По пьяному растолкав всех, к двери подошел Олег и с видом хозяина дернул за ручку. Очевидно его тут знали потому, что охранник отступил в сторону и поздоровавшись с нами пропустил во внутрь.

Заведение представляло собой схрон второй мировой. Низкие каменные своды давили, напоминая, что это старое строение. Мы сели за грубый деревянный стол. Был заказан опять коньяк. У меня еще теплилась надежда, что я воспользуюсь этим ее состоянием. В гостинице состоится бурное соитие пьяного и трезвого тела.

Уже совсем опьяневшая троица вела беседу, только теперь рука Вадима изредка опускалась на колено Ленки, а та машинально ее сбрасывая смотрела мне при этом в глаза по пьяному показывала язык. Меня всегда несколько заводит откровенное ухаживание за женой, посторонними мужиками, но тут был явный перебор. Когда и Олег, окончательно охмелев, попытался поцеловать ее в шею но был к оной не допущен, я привстал. Ленка зная, что сейчас может наступить маленький Хиросима, что я могу играя порвать эту парочку летунов, вскочила и сказала, чтобы я провел ее в туалет. Возле барной стойки она заплетающимся языком говорила, как хорошо ей отдыхается, как весело и забавно, что два мужика за ней ухаживают. Она чувствует себя женщиной, что мне не понять (это точно, женщиной я себя почувствовать не могу). Она чувствует себя графиней и даже если устанет то мы с ней потрахаемся обязательно, но утром. Сейчас она хочет продолжения вечера. И могу я хоть раз в жизни не мешать и спокойно относиться к пьяной болтовне. Быть проще сегодня.

— Все. Хочешь, тогда пусть будет как будет! Я уже был тихо взбешен потерянным вечером.

— Даже не пикну ни слова. Всю ночь будем тыняться по забегаловкам? Ладно. Но ты же понимаешь, что все это гусарство к женщине фальшивое. У ребят уже лопаются штаны между ног. Я готов поспорить, если они будут знать, что я не помешаю им то это постепенно и естественно для мужиков перерастет в жлобское приставание с сальными шутками. И это будет только до того, как появится возможность кинуть тебя в постель. Потом просто порвут. Без гусарства. А я им еще и помогу!
Сказал это наигранно пьяным тоном, как всегда ожидая, что она скажет не дурить и не фантазировать, что она только моя и бубу и траляля... Но... Я натолкнулся на пьяную ухмылку.
— Как будет, так будет. Мне надо расслабиться. Ты говоришь ерунду. Хорошие ребята
Ответила она и повернувшись ушла в туалет.
Ах ты, сука!
Ах ты, бля... на!
Ну, тварь! Ну, ладно!
Голова шла кругом. В висках стучало. Нах я столько ехал? Развлечь пьяное офицерье своей женой?
Да?
Да!
Это... О-о-о!!!
Бешенство, обида за испорченное настроение, пьяный пофигизм меня. Продвигаясь к столику я думал о мести. Я уже знал чем ответить на ее пофигизм ко мне? Настроение — гавно, еще эти пьяные. План созрел спонтанно.

— Ну вот, что котяры, слушайте внимательно.

Две пары соловых глаз еле подняв веки смотрели на меня. На лицах застыло выражение начальной улыбки.
— Я долго терпел то, что вы мусолили при мне с моей телкой. Я понимаю, что вам хотелось бы ее трахнуть. У меня, с этой блядиной свой разговор. Свое она получит дома, а сейчас я хочу ее наказать. Только не надо мне говорить, что вы не такие, что это просто у вас такое отношение и вам интересно проводить время без надежды на продолжение. У вас выбор. Помочь мне и получив кайф и воспоминания на всю жизнь или получив по балде идти спать.
По моему я говорил достаточно убедительно потому, что у обоих глазки из полуприкрытого пьяного вида открылись, на физиономиях читалось удивление.
— Мужик, мы просто оказывали внимание... помочь... Ты ее будешь пи... ть? Так мы не помощники... Ваши дела. Ну может перегнули, извини мы...
Вадим явно был растерян.
— Я смотрю, ты вроде не возражаешь... Мы цветы... Ну внимание женщине. Может чо лишнего...
Это мычание уже было не ко мне. Его опущенная голова говорила в стол.
— Я ее не собираюсь пи... ть. Накажу по своему. Хочет принимать ухаживания от посторонних? При муже? Пусть думает о последствиях!

Можем и наказать и оставить себе воспоминания. Хотели бы трахнуть ее? Только без бля... ? Ну, хотели бы?
Мой тон смягчился и Олег промычал
— Ну а чо... это она женщина хоть куда любой мужик такую захочет! А ты потом предъявы не будешь выдвигать? Не охота... Мы...
Не давая им опомниться, я изложил свой план. Я думал, что они откажутся. Наверно далеко внутри на это надеялся.
— Ваша задача ее упоить. Так она станет податливей. Я мешать не буду. Потом пойдем на вашу хату. Хата есть хоть?
Вадим утвердительно кивнул.
— Вы скажете, что у вас какой-то редкий кофе или еще что-то. Там забухаете опять. И помните если она будет трезвой мы только потеряем время. Сможете сделать, оттопырим ее в три узды. Не сможете начищу морды. Ну, что попробуем?
— Не, ну-у-у это... Если так, то давай!
Он прогундел это так, что я испугался сможет он вообще дальше пить.

Ленка возвращалась и было видно, что она обновила макияж. Хороша, сучка, подумал я глядя на нее. Олег сказал, что мы его гости и он угощает. Принесли еще по 50 коньяка. Поступило предложение пить с ними на брудершафт и конечно до дна. Ленка шептала мне на ухо, что ей сегодня легко пить, что я же люблю ее пьяненькую. Она уверяла меня и клялась, что ей хорошо. Потом Вадим заказал кофе моргнув официанту, а официант сказал, что такого кофе уже два дня нет.
— Если ты не попробуешь этот кофе, то считай ты не была во Львове. Кава по львовски эт-т-о, что-то! Сказал обращаясь к моей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх