Паутина. Часть 1: Похищение княжны

  1. Паутина. Часть 1: Похищение княжны
  2. Паутина. Часть 2: Сильное желание

Страница: 2 из 4

выдавила она, растерянно хлопая длиннющими чёрными ресницами, уставилась на его лицо в маске.

— Не важно, — он обернулся к своим. — Коней — с собой, карету — в кусты, поклажу — на коней, князя обыскать и завязать глаза. Уходим!

И к девушке: — Не важно, выходите!

Он протянул ей руку. Она проигнорировала это и сама выбралась из кареты. Было заметно, что она очень напугана, но старается не подавать вида, сохраняя гордую осанку.

Обнаженная стройная девушка, запрокинув темноволосую голову, лежала на постели, рядом валялся смартфон. Раздвинув чуть согнутые ножки, девушка ласкала себя, пальчики, осторожно перебирая нежные губки, нащупали зёрнышко клитора. Завибрировал телефон. Пришло новое сообщение от Алекса 22.


Чувственная улыбка скользнула по губам Ольги. На лесной дороге Рузаев — просто восторг. Алекс с невероятной живостью описал всю сцену. Это до сих пор стоит у неё перед глазами, будто случилось в реальности.

Она перестала ласкать себя. Общаясь с Алексом, она научилась испытывать несколько оргазмов в день, доходить до крайней точки возбуждения и бесконечно долго оттягивать наступление этого момента, чтобы потом, разряжаясь, почти терять сознание.

Ей, как всегда, захотелось отблагодарить Алекса. Она подошла к зеркалу. Ольга нравилась сама себе. Её устраивала стройная, как песочные часы, невысокая фигурка, длинные роскошные волосы, водопадом спускавшиеся по спине, и даже маленькая грудь её тоже устраивала. Грудки высокие, упругие, с нежной кожей и вздёрнутыми сосочками, напоминали курносые лисьи мордочки. Повернувшись к зеркалу боком и оттопырив попку, Ольга сделала снимок и отправила его своему любимому, представляя, как он будет рассматривать её, воображая княжной.

Потом она вернулась на кровать, расположилась так, чтобы видеть своё отражение. Стала ладошками медленно поглаживать груди. Она была очень чувствительна в этом месте, даже от лёгких поглаживаний её дыхание участилось. Закусывая нижнюю губу, она запрокинула голову и слабо застонала, не прекращая гладить своё тело. Ладошка медленно поплыла по животику и вскоре пальчики опять коснулись влажных губок. Оля обмакнула пальчик и слизнула свою росу.

Затем вновь остановилась, села на свою ладонь и замерла, продолжая второй рукой теребить сосочки. Вскоре ладошка, на которой сидела девушка, онемела. И Оля начала тереть ею свою нежность.

— А-а-м-мннн, — застонала она, откидываясь назад, запрокидывая голову.

Онемевшая рука воспринималась, как чужая. Это ещё больше заводило её. Дрожь прокатилась по телу, заставляя выгибаться. Ольга, всё ускоряя движение пальцев, пронзала свою дырочку, и вскоре чувственный вихрь подхватил её. Потеряв ощущение времени и пространства, выкрикивая бессвязные звуки, Ольга просто тонула в пучине удовольствия!

Рузаев вскочил на коня и усадил Ольгу перед собой. Ей завязали глаза. Не имея возможности видеть, куда её везут, она вся превратилась в слух и прислушивалась к своим ощущениям. Она знала, что сидит на лошади впереди главаря разбойников. Одной рукой он держал её за талию. Даже сквозь ткань платья Ольга ощущала тепло, исходящее от его рук. Он держал её крепко, но осторожно. Девушка старалась не прислоняться к нему. Но всё равно то и дело прижималась спиной к своему похитителю. Бешеная скачка утомила её, и Ольга несказанно обрадовалась, когда они остановились. Сильные руки сняли её с лошади, и повели куда-то. Под ногами она ощутила ступени, а затем деревянный пол. Хлопнула дверь. Девушка поняла, что осталась одна. Ольга осторожно сняла повязку с глаз.

Она оказалась в комнате. В углу была кровать, покрытая шкурами. В небольшое оконце виднелся густой лес. Где она и кто её похитители она не знала. Девушка не раз слышала рассказы о разбойниках. И все истории были одна ужаснее другой. Чтобы унять волнение и страх, юная княжна глубоко вздохнула и прижала ладошки к разгорячённым щекам. Надо взять себя в руки, не поддаваться эмоциям! Она должна быть стойкой! (Эротические рассказы) В отчаянии она бросилась на кровать, зарывшись в мягкие шкуры. Потом сразу встала, стала метаться по комнате. Попробовала открыть окно, но оно было крепко заперто, как и дверь. Ольга прислушалась, но из-за дверей не доносилось ни звука.

Темнело, приближались сумерки. Вдруг дверь отворилась, на пороге стояла пожилая женщина.

— Не пугайся, голубушка, — сказала она ласково, — барин велел тебе водички дать и помочь помыться, — её васильковые глаза приветливо блеснули, а от доброй улыбки лицо женщины помолодело.

Она внесла небольшую деревянную лохань и наполнила её тёплой водой.

— Давай, милая, смой водичкой пыль дорожную, — предложила женщина.

— Спасибо, но... если можно, я сама, — Ольга не хотела, чтобы незнакомая женщина, пусть и добрая, и приветливая, прислуживала ей.

Служанка послушно ушла. Скинув одежду, девушка с удовольствием окунулась в тёплую воду. Вымывшись, оделась и присела на лавку у стола.

Тут за дверью послышались шаги, дверь распахнулась. На пороге стоял тот человек, с которым девушка ехала на лошади. Ольга вздрогнула от пронзительного взгляда его серых глаз. Он был высок ростом и строен. Его лицо до половины было скрыто чёрной кожаной маской. Твёрдо очерченный подбородок с лёгкой щетиной показался ей необыкновенно мужественным. Ольга решила, что этот человек очень красив. Длинные тёмно-русые волосы непослушной прядью падали на лоб, а сзади были перехвачены кожаным шнурком. Он не переоделся. Как и в лесу, был в чёрных брюках, заправленных в голенища начищенных до блеска сапог, и в чёрной рубашке с распахнутым воротом, открывавшим его смуглую грудь с золотистыми завитками волос. Чувственный рот кривился в усмешке.

— Прошу прощения, княжна, но обстоятельства... — Рузаев развёл руками. — Однако теперь все дела закончены. Приглашаю вас отужинать со мной.

— Кто вы и чего хотите от нас? — Ольга нашла в себе силы спросить твёрдым голосом, открыто посмотрела в его усмехающееся лицо.

— Сейчас я всего лишь хочу, чтобы вы поужинали со мной.

— Я не голодна! — глаза Ольги сверкнули.

Он ухмыльнулся. Такая красавица имеет право быть капризной. Он мысленно раздевал её. Взгляд скользил по высокой груди, вздымающейся от волнения, которое девушка пыталась сдержать, тонким изящным рукам, гибкой талии, задержался на бёдрах, соскользнул к крошечным ножкам. Ах, эти ножки!"Очень соблазнительная красотка, и негодование ей к лицу...», — подумал он.

От его взгляда Ольга почувствовала смущение, собрала остатки храбрости.

— Скажите ваше имя! — не терпящим отказа тоном приказала она.

— Давайте всё-таки пройдем за стол, и там поговорим, — Рузаев мягко взял её за руку и увлёк за собой в соседнюю комнату.

Посередине стоял накрытый стол с горящими на нём свечами, напротив в камине ярко пылало пламя. Увидев еду и почувствовав вкусный запах, Ольга вспомнила, что ничего не ела с утра.

— Садитесь, сударыня, — Рузаев придвинул ей стул.

Ольга послушно села, настороженно глядя на этого человека, который одновременно пугал и притягивал её. Он с удовольствием ещё раз окинул её взглядом, признаться, наслаждаясь её смущением. В другой обстановке вряд ли бы княжна Воротынская оказалась с ним за одним столом.

— Еще раз прошу меня простить, сударыня, за такое приглашение. Давайте, я не скажу вам своё имя, — он улыбнулся. — Позвольте, я останусь инкогнито? И разрешите за вами поухаживать.

Рузаев встал, налил ей вино, и положил еду на тарелки. Наклоняясь, он вдохнул пьянящий аромат её волос. Мягкая ткань платья обрисовывала очертания упругой груди и стройных ног. С сожалением ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

Светлана ещё раз посмотрела на себя в зеркало. Строгая чёрная юбка-карандаш чуть выше колена красиво подчёркивала стройные бёдра и очень тонкую талию. Шёлковая, цвета капучино, блузка с короткими пышными рукавами, строгая и одновременно нарядная — то, что нужно для деловой встречи в ресторане. Довершали образ бежевые лаковые туфельки на высоченной шпильке. Ярко-рыжие волосы волнами спадали на плечи. Волосы... Её гордость и проблема. Обычно при первом впечатлении все думали, что их цвет — результат ухищрений искусного парикмахера. На самом же деле Светлана никогда не пользовалась краской. Этот переливчатый, с разными оттенками огненный цвет достался ей от природы, как и очень нежная розовая кожа, как и большие зелёные глаза в опушке густых длинных ресниц, чуть загнутых к верху. Такие глаза, по мнению самой их обладательницы, придавали её лицу какое-то кукольное выражение.
Читать дальше →
 
наверх