Турист

Страница: 1 из 3

Тёмные тучи и проливной дождь давно уже согнали с пляжа всех отдыхающих, когда мы с Викой, уставшие, но довольные, прибыли в наш отель. Собственно, я бы не сказал, что это и есть отель в прямом смысле этого слова. Это был комплекс небольших двухэтажных коттеджей, теснившихся почти вплотную друг к другу.

Мы шли по широкой дорожке, окаймлённой высоченными пальмами. Под ногами хлюпали лужи, и яркая расцветка стен несколько померкла, не так бросаясь в глаза. Нас проводили до нашего домика и пожелали удачного отдыха. С особым трепетом я вложил в руку носильщика смятую купюру, чувствуя себя этаким олигархом. Не каждый день даёшь кому-нибудь на чай.

На первом этаже, который считался гостиной, было просторно, светло, уютно. Широкое панорамное окно позволяло увидеть вдали кусочек золотистого пляжа и бескрайнюю синеву моря. По винтовой лестнице поднялись на второй этаж, где располагалась спальня. Большую часть комнаты занимала двуспальная кровать, на которой нам предстояло провести десять ночей. Надеюсь, эти ночи будут особенными.

Вика сел на кровать, свесив ноги, и как-то глупо улыбалась.

— Ты чего? — спросил я её, и уселся рядом с ней.

— Да вот, — она опрокинулась спиной на кровать. — Не верится просто!

— Да, мне тоже, — я улёгся рядом с ней.

Ситуация была вполне подходящей, я уже даже положил руку на её грудь. Но Вика испортила все мои планы, мягко, но твёрдо убрав мою руку. Потом, чтобы не выслушивать моих возмущённых возражений, вскочила с кровати и направилась в ванную, предварительно защёлкнув за собой дверь.

Вот дела! Не хотят — ну и не надо. Я встал с кровати и начал распаковывать наши чемоданы. Удивительное дело — все мои вещи поместились в чемодан и небольшую дорожную сумку, куда сложил свои туалетные принадлежности: зубную щётку, пасту и бритву. Зато Вика привезла с собою целых три чемодана, заполненные купальниками, платьями, кофточками, юбками, джинсами.

Разобрав чемоданы, я вышел на балкон. Дул приятный прохладный ветерок, солнце то тут, то там проглядывало сквозь рваные тучи, которые постепенно уходили куда-то на север. Через час, наверное, солнце опять выглянет из-за туч. Видимо, точно так же считали и отдыхающие, которые вереницей тянулись из своих домиков на пляж, откуда уже начала доносится музыка.

После Вики, которая пробыла в душе минут сорок и вышла оттуда с таким видом, словно ничего и не было. Я пробыл в душе от силы минут двадцать, уделив особое внимание только своему члену: вот уж его мыл старательно. А после душа мы решили немного прогуляться: солнце выглянуло из-за туч и теперь снова вовсю жарило туристов.

Когда мы выходили из домика, то увидели парочку, которая также покидала свой домик, располагавшийся напротив нашего.

— Привет! — дружелюбно крикнул нам парень: высокий и белокурый.

— Привет! — ответили мы с Викой.

— О! Вы, значит, тоже с Руси-матушки? — радостно воскликнул парень. В три шага он преодолел разделявшее нас расстояние и уже протягивал руку. — Роман.

Издали он походил на викинга — уж не знаю почему, но такие ассоциации он у меня вызывал. А вблизи это сходство только усиливалось. Ему бы ещё этот рогатый шлем, лицо посуровей и густую бороду — вылитый викинг-норвежец. Да и телосложение у него неплохое. Его спутницей была невысокая девушка с гривой отливающих медью волос. Ей было около тридцати, может, чуть меньше. Ровный золотистый загар на их телах говорил о том, что они провели тут уже несколько дней.

— Андрей, — представился я и пожал ему руку. Рукопожатие оказалось крепким. Его спутницу, а она была его женой, звали Анжела. Она улыбнулась и на наше с Викой приветствие вежливо кивнула.

— Приятно увидеть тут своих, — сказал Роман. — А то тут одни иностранцы. Там, — он кивнул в сторону домика, располагавшегося слева от его собственного, — живут китайцы или корейцы. Чуть дальше — финны, что ли. Есть тут ещё и немцы, англичане и американцы.

Я вежливо кивал.

— Может, за знакомство посидим где-нибудь вместе? — предложил Роман.

Мы с Викой переглянулись и решили, почему бы нам не сходить? Они люди, вроде бы хорошие, с ними можно будет приятно провести время в отпуске. Я кивнул, и мы отправились в небольшое кафе под открытым небом. Народу тут была целая куча и все говорили на разных языках: я уловил английский, немецкий и французский — по крайней мере, их я смог отделить от общей кучи.

Рома, как он просил его называть, взял на себя смелость сделать заказ на всю компанию. Пока мы сидели в ожидании блюд, он принялся расспрашивать нас, словно бы мы были давними друзьями и не виделись вот уже сколько лет. Я, в общем-то, с незнакомцами не особенно разговорчив, но Рома умел располагать к себе людей.

— Мы с Анжелкой тут уже в третий раз бываем, — поведал он нам. — Никогда, наверное, не надоест. В первый раз, когда мы приехали, то весь день на пляже валялись и потом обгорели, как головёшки. Вам пробовать не советую.

Мы посидели вместе где-то часа два и около половины седьмого распрощались чуть ли не лучшими друзьями. Рома мне так-то понравился — он позитивный весёлый человек с хорошим чувством юмора. Анжела же, как мне показалось, строила мне глазки. Или мне только так казалось? Уж не мужское самолюбие взыграло во мне?

Мы с Викой вернулись обратно, решив немного передохнуть, а чуть позже выйти прогуляться по пляжу.

— Как они тебе? — спросила Вика, усевшись в мягкое кресло и вытянув ноги.

— Не знаю, — я уселся во второе кресло по правую руку от неё. — Вроде бы они ничего, но Рома какой-то уж чересчур общительный. Это, конечно, хорошо, но меру знать надо. Мы знакомы-то всего... эм... меньше двух часов.

— Ага, — Вика кивнула. — А Анжела наоборот — какая-то неразговорчивая, тихая. Они прямые противоположности друг друга.

— Как и мы с тобой.

— Почему?

— Ну, вот я, к примеру, очень хотел бы кое-чем заняться, — я наклонился, протянул руку к её ножке и сильно ущипнул. Она резко отдёрнула ногу и усмехнулась.

— Андрей! Ты только об этом и думаешь! Сколько уже ко мне пристаёшь... в самолёте, в такси... я же говорю — нельзя пока.

Мне оставалось только закатить глаза и ехидно усмехнуться.

— Ну, а как насчёт...

— Нет! — она выпрямилась в кресле, сложила руки на груди и уставилась на меня недобрым взглядом. — Я... я не хочу так. Это извращение. Я не шлюха тебе, ясно?

Ну что за пуританские взгляды на секс? Родители Викины вроде бы не были настолько строгими или консервативными. Хотя... я с родителями Вики не очень-то ладил. Мы с Викой знакомы три года, из которых чуть больше года женаты и нашу поездку можно считать медовым месяцем. Да и возраст у Вики не такой, чтобы считать минет чем-то грязным и постыдным — двадцать шесть лет всего. А мне в прошлом году четвёртый десяток пошёл.

— О! Да причём тут шлюха ты или нет?

— Как причём? — от удивления и негодования её глаза расширились настолько, что она дала бы фору любому персонажу аниме. — То есть получается, что тебе подошла бы и шлюха, да? Лишь вдоволь натрахаться?

— Может быть. Они-то уж сговорчивее, — непринуждённо ответил я, но в тайне опасаясь бури.

Несколько мгновений Вика молча смотрела на меня, а потом сказала тихо:

— Удачных поисков.

Я в замешательстве молчал несколько секунд, а потом встал с кресла и направился к выходу. Пока я медленно шёл, чувствовал спиной её обжигающий взгляд. Я, честно признать, специально шёл так медленно, надеясь на то, что она меня окликнет, остановит. Но она не окликнула и не остановила меня.

Я выскочил на улицу, громко хлопнув дверью на прощанье. Не разбирая дороги, быстрым шагом двинулся в сторону пляжа. Пройдя так метров сто, я остановился и прислушался к царившему вокруг меня оживлению.

Дневной зной, сменивший послеобеденный дождь, постепенно спадал. До меня доходил запах шашлыков из акульих плавников, жареных креветок, черепашек, устриц и фиг знает чего ещё. Все эти ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)
наверх