Любовь падшего ангела. Глава 1

  1. Любовь падшего ангела. Глава 1
  2. Любовь падшего ангела. Глава 2

Страница: 10 из 12

реальности. Энджел провёл рукой по его спине. Затем он резко схватил ремень, находящийся возле горла Андре, отчего тот больно врезался в кожу и затруднил дыхание юноши. Он страстно поцеловал Андре в шею и вдруг впился в неё зубами, словно вампир. Энджел долго не отпускал кожу, и Андре испытал головокружение. Он стоял неподвижно по двум причинам: во-первых, он был связан, во-вторых, малейшее движение могло усугубить повреждение, наносимое ему этим безумным человеком. Их тела застыли в мёртвой хватке, земля ушла из-под ног. Наконец, Энджел отстранился, и место укуса сразу стало пульсировать. От нехватки кислорода у юноши на мгновение потемнело в глазах, но палач отпустил ремень, и парень смог наконец вздохнуть.

— Как тебе, понравилось?

Ответа не последовало.

Энджел стал так же страстно покрывать укусами плечи и спину Андре, как раньше покрывал их поцелуями. При этом его руки ласкали тело пленника, словно это была сцена нежности. Когда уже не оставалось живого места на теле, насильник выпрямился и обошёл вокруг связанного юноши, взяв его за подбородок, посмотрел ему в глаза. Долгий, внимательный, видящий насквозь взгляд... Он ничего не спросил, и Андре ничего не ответил.

Энджел отошёл на несколько секунд и вернулся, держа в руках плеть. Его лицо стало непроницаемым, почти что каменным. Он встал позади жертвы и, сильно размахнувшись, со свистом нанёс удар по обнажённым ягодицам. От неожиданности Андре едва не подскочил, но конструкция его не пустила. Юношу никогда раньше не наказывали физически. Это было больно — новый вид боли, который он раньше не испытывал. Мышцы ягодиц самопроизвольно сжались, словно пытаясь спрятаться.

— Расслабься! — Энджел ткнул его рукояткой плети в напряжённую ягодицу. — Расслабься, не смей напрягаться!

Да чего же он хочет?!

— Отпусти меня, — прохрипел Андре.

— Отпущу, только когда выпорю и когда у тебя не останется сил молить меня о пощаде. Расслабься, прими наказание, как следует!

Энджел принялся пороть Андре. Он размахивался со всей силы, казалось, стараясь нанести каждый следующий удар ещё больнее. Андре, лишённый возможности увернуться, напрягся до предела и даже не пытался расслабляться. Юноша боролся с болью. Он не давал согласия на такую экзекуцию и не собирался её принимать.

— Напрасно сопротивляешься! Я не оставлю тебя, пока ты не примешь это, даже если мне придётся избить тебя до крови!

— Да что же ты хочешь?! — в перерывах между сдерживаемыми стонами выкрикнул Андре.

— Я хочу, чтобы ты принимал меня и все, что я с тобой делаю. Чтобы ты принял меня целиком и отдался мне до капли.

Андре уже обессилел и сопротивляться больше не мог. Ему пришлось переступить через очередную черту и выполнить всё, что от него требовал этот демон. Он расслабился и стал послушно принимать удары, вбирая их в себя, при этом из его горла вылетал громкий страдальческий стон. Он пропитался этой болью насквозь и вошёл в экстаз. Ему уже было всё равно, что он чувствует. Казалось, его душа вырвалась из страдающего тела и наблюдала за ним откуда-то сверху.

Энджел, разделяя этот экстаз, учащал и усиливал удары, словно хотел выплеснуть всю свою силу. Он дошёл до вершины неистовства и только тогда выронил из рук плеть. С диким, нечеловеческим рёвом он приник к Андре и, трясясь от возбуждения, вошёл в его плоть. Юноша издал ещё один стон, но уже не сопротивлялся. Они стали единым организмом — насильник и жертва, — который было невозможно разорвать.

Когда все это окончилось, Андре уже не знал, кто он, как его зовут, чего он хочет или не хочет. В голове стоял шум, всё тело пульсировало и пылало, перед глазами была сплошная пелена. Энджел освободил его, помог снять ремни и довёл до душа.

Андре автоматически включил воду и застыл, оглушённый и потерянный, не зная, что ему делать. Головокружение и шум в ушах постепенно проходили, и юноша стал возвращаться к реальности. Возвращение это было болезненным. Всё тело невыносимо ныло от никогда ещё не испытанных ощущений, но это было не самое страшное. Андре чувствовал себя раздавленным, опустошённым, беспощадно смятым и уничтоженным без остатка. Вместо того, чтобы принять душ, он присел на корточки и обхватил голову руками.

Наверное, это точка. Он не сможет выйти из этого душа, не сможет выйти из этой камеры. Он не сможет вернуться в мир, в котором живут обычные люди. С этим нельзя жить, это гораздо хуже смерти. Андре обвёл глазами душевую. Его взгляд задержался на бритве, он протянул руку, взял её и извлёк из станка лезвие. Юноша плакал. Плакал и жалел, что не умер раньше.

Энджел, обеспокоенный его длительным отсутствием, постучал в двери кабины.

— С тобой всё в порядке?

Глупый вопрос!

— Андре, ответь!

Энджел ворвался в кабину и схватил своего пленника за руки.

— Что ты делаешь?!

Лезвие упало на пол. Андре посмотрел Энджелу в глаза и сказал спокойно:

— Я не смогу дальше жить. Я никогда уже не стану таким, как прежде.

Энджел поднял его и, так же глядя ему в глаза, произнёс:

— Ты никогда не сможешь стать прежним, потому что познал любовь падших ангелов. Такое не забывается и не стирается из памяти — это стало частью тебя.

Энджел привлёк юношу к себе и поцеловал его в губы. Андре не стал отвергать поцелуй. Горячий язык Энджела проникал в его рот. Юноше казалось, что он падает вниз, словно летит в бесконечную пропасть. Струи тёплой воды стекали по их телам. Энджел обнимал и ласкал его, не считаясь с тем, что на нём не было живого места. Андре не сопротивлялся.

— Я сам о тебе позабочусь, пойдём.

Не выпуская юношу из объятий, Энджел повёл его в комнату. Он уложил жертву на кровать, извлёк какой-то раствор, и стал обрабатывать им раны. Каждое прикосновение было нестерпимым. Наконец, обработав все повреждённые места, он нанёс на спину и ягодицы любовника неизвестную мазь с травяным запахом.

— Постарайся не шевелиться. К утру будет немного легче.

Поцеловав юношу в щёку, Энджел протянул ему знакомую кружку.

— Выпей.

Андре пил небольшими порциями — шея болела, и было трудно глотать. Он не переживал о том, исцелится ли его тело. Юноша больше не ценил жизнь и стал относиться к себе безразлично. «Ты познал любовь падших ангелов», — прозвучало в его голове. Это было последнее, о чём он успел подумать перед тем, как заснуть.

Во сне ему привиделось, будто он летит, вернее, падает. Андре бесконечно падал вниз в полной темноте, ему не за что было зацепиться. Затем перед ним откуда-то всплыла картина из прошлого — ангел на стёртом полотне в тяжелой раме, увитой изящными розовыми стеблями. Ангел пришёл в движение, и вдруг юноша увидел, что из картины на него смотрит Энджел пристальным, зовущим взглядом. Андре вскрикнул и проснулся.

— Не спеши вставать, полежи немного.

Энджел придержал юношу, машинально начавшего подниматься. Андре вновь прилёг и ощутил, что боль наполовину уменьшилась. Энджел принялся повторно обрабатывать его раны.

— Принимая душ, будь осторожен. Лучше просто оботрись полотенцем. К вечеру уже сможешь двигаться свободнее. Возьми, — закончив наносить мазь, произнес он, протягивая свечу.

Юноша поднялся. Пульсация прошла, воспаление утихло. Боль была, но уже не такая сильная. Он подумал, что теперь, наверное, на его теле надолго останутся шрамы, однако, осмотрев себя в зеркало, увидел, что следы от укусов и розог начинают затягиваться и кое-где исчезать. Что же, Энджел обладает волшебным снадобьем? Конечно, если он собирается его отсюда выпустить, то не может позволить, чтобы на теле жертвы остались доказательства насилия. Но как он это делает?

Андре обтёрся влажным полотенцем, умылся, воспользовался бритвой и задумчиво посмотрел на неё. Нет, он не будет это делать. Там, на свободе, есть люди, которые не смогут пережить его потерю. Хорошо, что они уехали и ни о чём не волнуются. Пускай так ничего и не узнают, если удастся это скрыть.

Юноша ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх