Любовь падшего ангела. Глава 1

  1. Любовь падшего ангела. Глава 1
  2. Любовь падшего ангела. Глава 2

Страница: 4 из 12

все неприятности от женщин. Будет тебе урок. А что же твоя подруга, её тоже арестовали?

— Нет, думаю, она успела сбежать. Она мне и не подруга вовсе, мы лишь сегодня познакомились и я о ней ничего, кроме имени, не успел узнать.

— Ты всегда делаешь всё, о чём просят незнакомки?

— Нет, в первый раз и, думаю, в последний.

— Что в последний — это точно.

Андре немного успокоил этот разговор. У него появилась надежда, что он наконец-то нашёл вменяемого человека, и тот поможет ему выбраться из этой нелепости.

— Меня зовут Энджел. Если ты пойдёшь со мной, тебя здесь больше никто не тронет. Если хочешь — можешь остаться, познакомишься поближе с парнями. Выбирай — они или я, — Энджел протянул руку, приглашая жестом и взглядом за собой.

Надежда Андре обрушилась, он окончательно понял, что попал в западню. Его взгляд и мысли метались от толпы готовых разорвать его заключённых к Энджелу.

— Я не гей! — умоляюще произнёс он.

— Ничем не могу помочь. Решай!

Андре посмотрел налево, в сторону столпившихся возбуждённых мужчин, ожидающих его ответа, и буквально шарахнулся к своему сомнительному спасителю. Преодолев себя, он взял его за протянутую ему навстречу руку.

— Правильный выбор, — произнёс Энджел и повёл юношу за собой.

Руки у Энджела были чистыми, ухоженными, прохладными и приятными на ощупь. Он сильно сжал ладонь Андре, и парню оставалось только послушно идти следом, тем более что желание удалиться от толпы новоиспечённых знакомых в данный момент было сильнее всего.

Они вошли в ту же дверь, из которой Энджел появился, и оказались в небольшой прямоугольной комнате. В центре её стоял круглый стол со стульями, под левой стенкой располагался тёмного цвета шкаф, в правом дальнем углу находилась узкая кровать. Возле входа, справа, была ещё одна дверь, ведущая в соседнюю комнату. Дверь была приоткрыта, и Андре увидел там красивый продолговатый стол со стоящим перед ним диваном, край широкой кровати, а в конце комнаты — ещё какие-то двери. Одной стены не было — и без того просторное помещение сразу переходило в следующее. Всё это имело вполне жилой вид.

«Куда я попал? И тюрьма ли это?», — подумал юноша. Но вели его сюда тюремными коридорами — в этом не было сомнений. Всё было так странно и непонятно, но сейчас Андре более всего беспокоил тот факт, что он оказался один на один запертым с неизвестным ему человеком, по всей вероятности, нетрадиционной ориентации, и находится полностью в его власти. Страх накатил на Андре новой волной, и юноша прижался уже к другой двери, боясь сделать хотя бы один шаг.

— Не бойся, — сказал Энджел, — я не трону тебя сразу. Успокойся, проходи, садись за стол.

Он отстранил юношу от двери, слегка обнял за спину и легонько подтолкнул к столу.

— Ты много пережил за сегодня, тебе нужно расслабиться.

С этими словами Энджел подошёл к шкафу, извлёк из него два бокала и бутылку виски. Он плеснул прозрачную жидкость в них и подал один из бокалов Андре.

— Выпей!

Андре принял виски непослушными руками, но пить не стал. Сейчас они с Энджелом осушат эти бокалы, а что он захочет сделать после?

— Не бойся, не думай о том, что будет потом, — словно прочитав его мысли, изрёк Энджел. — Я же сказал, что сразу тебя не трону. И никто другой без моего разрешения не прикоснется к тебе здесь. Я вижу, ты устал, и просто хочу помочь тебе расслабился. Если бы я решил тобою овладеть, мне бы не был нужен алкоголь — достаточно позвать на помощь пару ребят, и ты бы никуда не делся. Но я не хочу так поступать, и тебе нечего пока бояться. Отдохни, выпей виски и расскажи о себе. Чтобы ты успокоился, обещаю ничего сегодня с тобой не делать. Давай!

С этими словами Энджел протянул свой бокал, и Андре, наконец, ответил встречным движением. Стекло тихонько звякнуло, юноша поднёс к губам обжигающую жидкость. Только сейчас он понял, как его мучит жажда. Он судорожно проглотил содержимое и перевёл дыхание. Речь Энджела немного его успокоила. Этот человек говорил внушительно и авторитетно, и почему-то Андре не сомневался в том, что его словам можно верить. В юноше одновременно возникало странное сочетание страха и доверия. Противоречить казалось невозможным — если Энджел хочет, чтобы он успокоился, значит, нужно успокоиться.

Андре, наконец, овладел собой и последовал совету — не думать о том, что будет потом. Обещание, что его сегодня никто не тронет, вызывало ощущение относительной безопасности; в конце концов, выбора у него не было. Алкоголь согрел его тело, напряжение мышц постепенно ослабло. Энджел вновь наполнил бокалы.

— Вот так уже получше. Расскажи, чем ты занимаешься и как сюда попал.

— Я студент университета. Сегодня закончились последние занятия, через полтора месяца у меня выпускные экзамены.

— Что ты изучаешь?

— Искусствоведение.

— Интересный предмет. Почему ты его выбрал?

— Я мечтал об этом. Мне всегда нравилась живопись и скульптура. Я надеюсь, что при такой профессии смогу увидать много прекрасных вещей. Иметь возможность прикасаться к оригиналам шедевров — это счастье.

— Я тоже в некотором роде являюсь ценителем искусства. Я оказался в тюрьме за незаконную торговлю картинами и антиквариатом — осуществлял их вывоз из страны. Мои покупатели — очень богатые люди, коллекционеры. Некоторые вещи, впрочем, я сохраняю для себя. Не люблю расставаться с предметами, которые мне нравятся. Лучшие из них должны оставаться моими.

Вполне культурная беседа приобретала живой характер. Была затронута тема, очень близкая Андре. В нём непроизвольно зажёгся интерес.

Энджел, оказывается, как и его прадед, торговал подлинниками. Пускай незаконно, но он прикасался ко всем этим вещам, видел их вблизи и обладал ими. Андре посетил множество музеев. Вместе с Джоном они объездили наиболее знаменитые из них. Дрезден, Лувр, Эрмитаж — разные страны они посещали только с одной целью. Но экспонаты строго запрещалось трогать руками, приближаться к ним. Андре всегда завидовал работникам музеев, которые смахивали пыль с бесценных полотен. Он завидовал реставраторам, общавшимся с картинами настолько близко, как никто другой. И вот перед ним человек, не только видевший, но и владевший подобными вещами.

— Ваши картины конфисковали?

— Только одну из них. Я переправлял её во Францию вместе с небольшой партией антикварной посуды.

— Что это была за картина? — Андре так увлёкся, что стал задавать вопросы и свободно участвовать в разговоре.

Он забыл о ситуации, в которой оказался.

— «Портрет молодого человека».

— Это же Рафаэль! Его полотно считалось пропавшим бесследно!

— Оно довольно долгое время находилось в частных руках.

— Искусство должно принадлежать всем, чтобы люди могли наслаждаться им.

— Это то же самое, что никому. По-настоящему владеть — значит, владеть безраздельно. Ты бывал в музеях?

— Я объездил почти все, доступные мне.

— И тебе было достаточно простой экскурсии?

— Нет, мне хотелось большего.

— Существует много людей, готовых платить за большее миллионы. За любовь к искусству! — Энджел поднял свой бокал.

Андре поддержал тост, и новая порция обжигающей жидкости потекла по его горлу.

— Ты, наверное, голоден. Скоро принесут ужин. Как же такой человек, как ты, культурный, образованный, оказался замешан в выступлениях против властей?

— Я уже говорил — меня пригласила девушка. Она не сказала, куда мы идём.

— Ты в неё влюбился?

— Нет, не успел. Мы были знакомы менее часа.

— Ты любишь девушек?

— Любил одну. Но это было давно.

— Что же случилось?

— Я уехал учиться в другой город, она не стала ждать меня.

— Она совершила большую ошибку. Как давно это было?

— Три года назад.

— И что же, с тех пор у тебя никого не было?

— Нет.

— А сегодня ты решил изменить ситуацию и познакомиться?

— Мари мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх