Маргоша наоборот. Часть 2

  1. Маргоша наоборот. Часть 1
  2. Маргоша наоборот. Часть 2

Страница: 2 из 5

И все в таком ракурсе.

Что же мне с тобой делать-то, бывшая я? Пока я раздумывал над перспективами обустройства в этом мире женщины с обкорнанной, словно тупыми ножницами, памятью, процесс помывки роскошного тела шел сам собой.

Я усадил Сашу в ванную и принялся намыливать голову. Шампунь запенился, и мои пальцы стали нежно втирать его массирующими движениями. Сначала прикосновения были легкими, ласкающе проходящимися по голове. Потом чуть сдвигающими кожу головы круговыми... Иногда мои руки собирали все волосы, наполненные пенной массой, начиная снизу и поднимали тяжелой волной, словно отжимая их. Моя ладонь ложилась на шейку сзади и ласкающим движением скользила. Так, чтобы обязательно нежно пройтись по чувствительной области за розовым ушком...

Что, девочка моя, притащилась? То ли еще будет!

Когда шампунь, а затем и кондиционер был смыт, я заставил Сашу подняться. И на ее мордашке мелькнуло разочарованное выражение. Не переживай, сладкая моя, «стрижка только началась»!

Намылив губку, я для начала провел ею от впадинки между ключицами до самого голенького лобка. Машинально отметив, что курс лазерной эпиляции пройден не зря — ни волоска на всем роскошном теле. За исключением головы, конечно... Движение мыльной губки заинтриговало Сашу. Она с любопытством взглянула на меня. Типа, что дальше? И продолжала стоять, покорно и чуть удивленно внимая моим действиям. И поворачиваясь, когда я этого требовал.

Постепенно ее тело почти скрылось под мыльной пеной. Я ласкающе проводил губкой по шелковистой коже. Уделял внимание участкам на спине. Прокладывал дорожку вдоль позвоночника. Нежно тер места там, где шея переходила в плечи. Или под коленками. Подверглись нежному воздействию и поясница, и округлые ягодицы. Несколько дорожек в ложбинке между грудями. Так, чтобы ладонь с губкой чуть раздвигали их. Только пока не прикасался к промежности и соскам. Уже набухшим. Задорно выглядывающим розовыми столбиками из мыльной пены.

Наконец губка ринулась на покорение упругих полновесных мячиков.

— Ух... — сказали полуоткрывшиеся губки, когда край губки задел твердый сосок, а потом и она вся прошлась чуть шершавым ласкающим движением.

Глаза Саши изумленно распахнулись на всю ширину. Аккуратно сделанные сиськи волнительно приподнимались в такт участившемуся дыханию. А верхняя губа очаровательно приподнялась, обнажив ровный ряд белых зубов. Неужели ты не понимаешь, что происходит с твоим телом? Боишься пошевелиться, опасаясь, что я прекращу процесс? А если так? Я на секунду приостановил круговое движение, очерчивавшее упругую сферу.

Ресницы тут же обиженно затрепетали.

Что ж, приступим к подробностям. Я отложил губку и провел несколько раз ладонью по самую малоть выпуклому животику. Под разочарованные вздохи и под укоризненным взглядом между почти сомкнутыми ресницами. Ну-ну, не переживай, девочка моя! Моя рука плавно устремилась к промежности. И, когда Саша, уступая нежному, но настойчивому давлению, развела бедра, скользнула по нежным складкам.

Роскошное тело вздрогнуло. Саша застонала. Прогнулась... И схватилась за мою руку, словно едва могла устоять на вмиг ослабевших ногах.

— Что вы делаете, Александр Николаевич?

— Мою тебя, — невозмутимо ответил я.

Ну, как невозмутимо... В паху у меня уже давно ощущался дикий стояк. Так что, думаю, я мог только попытаться изобразить невозмутимость. Насколько это у меня получилось — не мне судить... Впрочем, Саше, похоже, было похрен на все эти игры. Особенно когда мои пальцы скользнули внутрь и принялись «мыть» ее щелку.

Женщина просто вцепилась в мое предплечье, едва удерживая равновесие. Ее глаза закрылись, бровки сложились домиком, а ротик приоткрылся в гримаске наслаждения. Каждое мое движение, ласкало оно внутри или нежно проходилось по кнопочке клитора, вызывало судорожные вздохи-полустоны. Пока вдруг роскошное тело не вздрогнуло, и Саша тихонько не вскрикнула, заизвивашись на моих пальцах.

Сдается мне, ты кончила, девочка моя! Ай-яй-яй, как нехорошо получилось. А с моей эрекцией что будем делать? Ладно, рабочий инструмент под названием «рот» еще никто не отменял.

Когда женское тело, все в мыльной пене, перестало вздрагивать, а цепкие пальчики отпустили мое предплечье, я, расстегнул ширинку и достал член. Во всей своей деревянной твердости.

После того, что с ней произошло, Саша выглядела совершенно изумленной. Словно не веря, что ее тело способно на такие финты. Однако взор из затуманенного постепенно становился более осмысленным.

Шустрый язычок обежал полные губы.

— А вы, Александр Николаевич, не хотите, чтобы я вас помыла?

Ответить я не успел, так как ее глаза вдруг нашли мой воинственный предмет.

— Ой, какая штучка красивенькая! А почему у меня такой прелести нет?

Бля! Как все запущено! Она, что, даже не помнит, чем отличается мужчина от женщины? Впрочем, все вопросы тут же испарились из моей башки. Потому что Саша присела на колени и, подняв руку над краем ванны, дотронулась до головки. Ух, даже такое легкое прикосновение заставило сильно вздрогнуть всю мою эрекцию.

— Ой! Она как живая!

Восхищению в ее голосе могла бы позавидовать иная интеллектуалка, застывшая перед картиной Клода Моне.

— Не «она», а «он», — проворчал я. Но Саша, похоже, не обратила на меня никакого внимания, завороженная видом моего члена. Приятно, чего уж там. Я чувствовал себя первооткрывателем. Ученым, вступившим на стезю исследования роскошного тела. И пускай оно, это тело многократно раздвигало ноги перед разными мужчинами. Но теперь для Саши все было в первый раз. Первый раз она почувствовала мужские пальцы между бедер. Первый раз испытала оргазм. Первый раз дотронулась до мужского полового органа.

— А можно я хотя бы помою эту штучку?

Раздумывал я недолго. В принципе мне уже до мурашек по спине хотелось опробовать ротик Саши. Но мужское любопытство, толкающее нас на подвиги и открытия, заставило кивнуть: интересно все-таки, как женщина, ничего не понимающая в сексуальных отношениях, провернет все это?

Взгляд Саши упал на губку. Но потом, полмгновения поколебавшись, она намылила руки. Ее нежные движения были осторожны и нежны. Шустрые пальчики пробежались по всему стволу. Словно нарочно лаская. Потом она оттянула кожицу к основанию, легко вымывая складки вокруг головки. Я отдавался наслаждению, которое приносили чувственные прикосновения, пока Саша, довольно улыбаясь, не принялась набирать в ладони воду из-под душа и плескать ею на мой раскалившийся докрасна член. В общем, помывка явно удалась. И для меня. И для женщины — судя по раскрасневшимся вновь щечкам.

— А теперь можешь взять его в рот, — заключил я, когда счел, что все мыло смыто.

— В рот? Зачем? — удивленно спросила Саша, но словно боясь, что я передумаю, заключила мою эрекцию в плен сладких губ. А потом вопросительно подняла глаза: «Что дальше?». Вот и я хотел бы знать, что дальше? Вот это что? Мне сейчас обучать ее азам минета? Когда хочется порвать этот ротик. Затолкать головку глубоко в горло. Да просто отъебать великолепную женщину орально...

Я просто прохрипел:

— Сделай губы колечком держи зубки подальше, чтобы не поранить эту штучку.

Затем я положил руку на затылок Саши и для начала разово послал Малыша в самое горло. Проверка прошла на ура. Женщина не поперхнулась. Не закашлялась. Не стала протестовать. Так что несколько секунд я наслаждался сдавленностью головки. А потом принялся трахать женский ротик. Ожесточенно и грубо. Это было именно то, что мне сейчас требовалось. Прошло время игр и нежных ласк. Оставалось только мое звериное наслаждение. Агрессивная ярость. Бездумное утоление своих желаний...

Знаю-знаю. Наверное, это было слишком жестко. И возможно даже жестоко. Да еще неделю назад я бы сильно возражала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх